ЭЛ/ДО/Алхимия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Алхимія
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Альмогады — Арамъ. Источникъ: т. II: Алм—Ара, с. 56—59 ( сканъ · индексъ )ЭЛ/ДО/Алхимия въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


[56]АЛХИМІЯ. Такъ называли сначала Химію въ настоящемъ ея значеніи; но съ четвертаго вѣка начали употреблять сіе слово только для означенія особенной вѣтви Химіи, которая занималась превращеніемъ одного металла въ другой, и преимущественно изысканіемъ средствъ дѣлать золото. Съ того времени Алхимія и искусство дѣлать золото сдѣлались синонимами. Неудивительно, что въ младенчествѣ Химіи, когда еще ничего не было сдѣлано, родилась идея о возможности превращенія металловъ, и что надежда значительныхъ выгодъ побуждала многихъ заниматься изысканіемъ средствъ, какъ дѣлать золото; но нельзя не [57]удивляться, что это мнѣніе сохранилось и до нашихъ временъ, переходя нъ продолженіе четырнадцати вѣковъ отъ одного поколѣнія къ другому. Почти отъ половины двѣнадцатаго столѣтія до начала настоящаго, въ Европѣ находился особенный классъ обманщиковъ, которые выдавали себя за Алхимиковъ, и увѣряли всѣхъ, что они владѣютъ секретомъ дѣлать золото. Великаго труда и продолжительныхъ испытаній стоило узнать секретъ великаго дѣла, и тѣхъ, кои наконецъ удостоивались этой чести, называли посвященными (adeptes). Впрочемъ не должно думать, чтобы Алхимики соединялись въ общества; напротивъ они трудились по большей части по одиначкѣ, не показывали никому своихъ пріемовъ и открытій, окружали себя самыми сложными приборами, и съ посвященныхъ въ ихъ таинства брали клятву не открывать оныхъ никому. Чѣмъ менѣе ясны были понятія, какія они имѣли о явленіяхъ, совершающихся предъ глазами ихъ, тѣмъ болѣе старались они выражать ихъ фигурами и символическими рѣченіями, непонятными для тѣхъ, коихъ они называли профанами. Почитаемые за людей вредныхъ для общества, они были гонимы изъ одной страны въ другую и почти всѣ умирали въ бѣдности; впрочемъ нѣкоторымъ изъ нихъ удавалось обмануть легковѣрныхъ государей и спастись съ добычею, пріобрѣтенною ими еще до открытія ихъ обмана. — Хотя Химія, находясь на той степени совершенства, до котораго она въ наше время достигла, навсегда изгнала Алхимиковъ; но при всемъ томъ любопытно будетъ войти здѣсь въ нѣкоторыя подробности касательно того, какія хитрости употреблялись при мнимомъ приготовленіи золота. Увѣряли, что золото можно дѣлать изъ другихъ металловъ и обыкновенно брали для этого серебро, или ртуть. Превращеніе серебра производилось по одному изъ слѣдующихъ способовъ. Золото растворяли сухимъ путемъ въ какомъ нибудь сѣрнистомъ соединеніи съ щелочнымъ основаніемъ; для сего нагрѣвали въ тиглѣ сѣрнокислый натръ, смѣшивали оный съ углемъ, и къ массѣ прибавляли куски золота, или, что еще лучше, превративъ ее въ порошокъ, смѣшивали съ окисью золота, а иногда съ порошкомъ онаго, приготовленнымъ въ различныхъ видахъ, въ то время не всякому еще извѣстныхъ. Послѣ сего или прохлаждали сплавленную массу, толкли ее въ порошокъ и выдавали за секретный окрашивающій плавень, или заставляли того, кого хотѣли обмануть, чтобы онъ бросилъ въ расплавленную массу кусокь серебра. Золото, бывшее въ соединеніи, возстановлялось отъ дѣйствія серебра, и продолжая нѣсколько времени плавку, получали королекъ золота и шлакъ, содержащій сѣрнистое серебро. Напротивъ, когда употребляли золото въ порошкѣ, то прежде всего расплавляли серебро, потомъ насыпали сверху двойное количество по вѣсу порошка, и такимъ образомъ получали королекъ золота. Также растворяли сѣрнистый натрій, содержащій въ себѣ золото, и опускали въ него серебро; золото осаждалось на поверхности сего металла, который по сему самому казался превратившимся въ золото.

Превращеніе ртути въ золото производилось также различными способами. Иногда примѣшивали къ ней непримѣтнымъ образомъ сортутку золота; иногда мѣшали ее или картою, между листами коей находилась окись золота, или бумагою, на которой написано было чернилами сильно насыщенными окисью золота и засыпанными золотистымъ пескомъ; потомъ, когда нагрѣвали ртуть и бумага сгарала, золото амальгамировалось, и по испареніи ртути, оставалось въ металлическомъ видѣ. Даніилъ Трансильванскій составилъ особенный порошокъ изъ золота, который онъ разослалъ для продажи весьма многимъ аптекарямъ въ Италіи, какъ всеобщее лекарство подъ особеннымъ доволѣно страннымъ названіемъ: usufur. Между прочими веществами прописывалъ онъ этотъ составъ больнымъ своимъ для составленія лекарства, которое онъ приготовлялъ самъ, не употребляя впрочемъ золотистаго порошка и прибирая его себѣ. Сдѣлавшись довольно извѣстнымъ, онъ предложилъ Флорентийскому Герцогу Космѣ I свой секретъ дѣлать золото, и заставилъ сего государя купить у аптекарей приготовленный имъ порошокъ; само собою разумѣется, что опытъ удался, какъ нельзя лучше. Герцогъ, тайнымъ образомъ увѣрившись въ справедливости показаній Даніила, заплатилъ за открытіе двадцать тысячъ червонцевъ, и шарлатанъ удалившись во Францію съ полученными имъ деньгами, самъ увѣдомилъ Герцога о томъ, какую шутку сыгралъ онъ съ нимъ. Георгъ [58]Гонауеръ, приготовлявшій золото для Курфирста Виртембергскаго, ставилъ въ печь тигель со всѣми принадлежностями, послѣ чего приказывалъ запереть комнату; но мальчикъ, скрывавшійся въ ящикѣ, выходилъ оттуда, клалъ золото въ тигель и опять возвращался на прежнее мѣсто. Впрочемъ Гонауерь быль не такъ счастливъ; его обманъ былъ открытъ, и Курфирстъ приказалъ его повѣсить. Около того же времени дѣлали гвозди и ножи пополамъ съ желѣзомъ, придавая поверхности золота видъ желѣза; говорили, что умѣютъ составлять воду, способную обращать желѣзо въ золото; но въ самомъ дѣлѣ эта вода снимала только верхній слой желѣза, наведенный на поверхность золота. Подобнаго рода опытъ надъ ножемъ дѣлалъ одинъ монахъ для Англійской Королевы Елисаветы. Сія хитрость имѣла столь великій успѣхъ, что славный Жоффруа счелъ за нужное, для обнаруженія обмана, повторить опытъ надъ подобными гвоздями предъ Парижскою Академіею Наукъ.

Чтобы придать Алхиміи еще болѣе вѣроятности, утверждали, что золото можетъ уничтожиться и превратиться въ другой составъ, изъ котораго уже нельзя болѣе получить золота. Одну часть сего металла сплавляли съ тридцатью частями плавня, состоящаго изъ кремортартара, сѣры, и небольшаго количества селитры. Растворивъ массу въ водѣ, получали черный осадокъ, который не обращался болѣе въ золото. Реомюръ, Лемери и Жоффруа, повторявшіе сей опытъ, нашли, что золото растворялось въ сѣрнистомъ потасіи, образовавшемся при расплавленіи массы, и вмѣстѣ съ тѣмъ показали, что оставшійся послѣ промывки черный порошокъ былъ простой уголь, происходящій отъ виннаго камня.

Алхимія нѣсколько была извѣстна также и въ Швеціи. Саксонскій Генералъ-Лейтенантъ Пайкуль былъ взятъ въ плѣнъ Генераломъ Неротомъ, въ 1705 году, въ то самое время, когда онъ подъ Варшавою командовалъ корпусомъ арміи Короля Августа противъ Шведовъ. Карлъ XII осудилъ его на смерть, какъ измѣнника. Онъ обѣщалъ, съ условіемъ, чтобы ему даровали жизнь, соглашаясь впрочемъ на вѣчное заключеніе, ежегодно приготовлять на милліонъ талеровъ золота, и притомъ такъ, чтобы это не стоило ничего ни Королю, ни государству, обязуясь сверхъ того открыть свой секретъ всѣмъ тѣмъ, коихъ Король назначить ему. Онъ говорилъ, что узналъ этотъ секретъ отъ одного Польскаго офицера, который самъ также получилъ его отъ Греческаго Священника изъ Коринѳа. Урбанъ Гіерне (Urbain Hiärne), Шведскій химикъ, пользовавшійся въ свое время большею славою, былъ совершенно увѣренъ, что Пайкуль можетъ обращать свинецъ въ золото. Онъ говоритъ, что сей Генералъ употреблялъ для того особенную тинктуру, что по причинѣ летучести надобно было связать ее, т. е., сдѣлать ее въ огнѣ нелетучею, смѣшавъ съ сурьмою, сѣрою и селитрою, и что одна часть сей смѣси, превращенной въ порошокъ, достаточна была для превращенія шести частей свинца въ золото. Онъ говоритъ, что артиллерійскій Генералъ Гамильтонъ находился при одномъ изъ сихъ опытовъ, что Пайкуль смѣшалъ всѣ матеріалы, входящіе въ составъ, въ присутствіи Гамильтона, который потомъ взялъ ихъ съ собою и замѣнилъ другими, имъ самимъ приготовленными, что эти матеріалы на другой день были отнесены къ Пайкулю, который смѣшалъ ихъ съ своею тинктурою, прибавилъ надлежащее количество свинца, и что изъ сей массы, которую онъ послѣ сплавилъ, получилъ на сто сорокъ семь червонцевъ золота, изъ котораго выбили медаль въ два червонца съ слѣд. надписью: Hoc aurum arte chimica conflavit Holmiae 1706, O. A. v. Paykull. Лица, находившіяся при семъ преобразованіи, были: Генералъ Гамильтонъ, и Генералъ-Прокуроръ Феманъ, бывшій адвокатомъ въ дѣлѣ Пайкуля. Донесеніе объ опытѣ Пайкуля, касательно приготовленія золота, сочинялъ Урбанъ Гіерне, который самъ занимался симъ предметомъ, и въ химическихъ сочиненіяхъ коего видна та любовь къ чудесному и невѣроятному, которая такъ рѣзко отличаетъ Химиковъ, предавшихся химерамъ Алхиміи. Посему не должно удивляться, что сіе донесеніе представляетъ съ такой выгодной стороны и такъ вѣроятнымъ искусство Пайкуля. Самымъ естественнымъ образомъ раждается вопросъ: почему наставники Пайкуля не открыли сего драгоцѣннаго искусства другимъ Алхимикамъ, болѣе близкимъ къ нашему времени? Кажется, самъ Пайкуль передалъ Генералу Гамильтону нѣкоторые документы касательно приготовленія золота, и они хранятся [59]доселѣ у одного изъ его потомковъ, Графа Густава Гамильтона, сообщившаго ихъ Берцелліусу, изъ сочиненій коего заимствованы эти извѣстія. Содержаніе ихъ почти одинаково съ тѣмъ, что обыкновенно пишутъ Алхимики, и судя по сему, нельзя повѣрить, чтобы золото было приготовлено въ присутствіи Гамильтона и Фемана, какъ говоритъ объ этомъ Гіерне; ибо для сего нужно сто сорокъ дней. Все производство раздѣляется на три части, изъ коихъ каждая требуетъ очень много времени; но дѣло состоитъ въ томъ, что получаютъ сѣрнистую сурьму въ расплавленномъ состояніи путями отдаленными и такими средствами, изъ коихъ многія совершенно противны здравому смыслу. Кромѣ того, приготовляется собственно такъ называемый секретный составъ, который состоитъ не изъ тинктуры, но изъ двухъ порошковъ, изъ киновари, кипяченной въ винномъ спиртѣ до испаренія этой жидкости, и изъ желѣзной окиси, называемой желѣзнымъ шафраномъ, который приготовляли, какъ тамъ показано, самымъ невыгоднымъ образомъ, изъ желѣзныхъ опилковъ и азотной кислоты. Эти два порошка смѣшивали съ сѣрнистою сурьмою, напередъ приготовленною. Рукопись говоритъ, что все эго варятъ въ продолженіе сорока дней, и что потомъ сплавляютъ одну драхму этой смѣси съ однимъ фунтомъ сурьмы и одною унціею очищенной селитры. Расплавленную массу выливаютъ въ форму, на днѣ которой подучается металлическій королекъ бѣлаго цвѣта; его обжигаютъ въ тиглѣ, пока не перестанетъ дымить, послѣ чего остается чистое золото. При самыхъ ограниченныхъ свѣдѣніяхъ въ Химіи, легко видѣть, въ чемъ кроется здѣсь обманъ. Желѣзный шафранъ, или желѣзную окись, и киноварь можно смѣшать съ большимъ количествомъ кассіева пурпура (окиси золота), и притомъ такъ, что эта примѣсь вовсе не будетъ замѣтна, по крайней мѣрѣ для неопытнаго глаза. Если плавить сѣрнистую сурьму съ кассіевымъ пурпуромъ, который всегда содержитъ болѣе или менѣе олова, то это послѣднее отдѣляется отъ золота, сурьма превращается въ пары, и на днѣ получается чистое золото, которое впрочемъ менѣе вѣситъ, нежели сколько вѣсилъ кассіевъ пурпуръ, употребленный для опыта.

Рецептъ, который чаще всего предписываютъ для приготовленія золота, есть слѣдующій. Ртуть обработыпаютъ на огнѣ съ ярью-мѣдянкою, купоросомъ, поваренною солью и крѣпкимъ уксусомъ въ желѣзномъ котлѣ, и всю массу мѣшаютъ желѣзною лопаткою до тѣхъ поръ, пока ртуть не дойдетъ до густоты коровьяго масла; тогда ее вынимаютъ и промываютъ. Ртуть еще жидкую прожимаютъ сквозь замшу, и оставшуюся массу, состоящую изъ мѣдной сортутки, катаютъ въ маленькіе шарики и прокаливаютъ въ тиглѣ сь примѣсью желтаго инбиря и туціи, взятыхъ поровну; послѣ чего ставятъ тигель въ плавильный горнъ. По окончаніи опыта находятъ на днѣ тигля желтый королекъ, который и есть искомое золото. Желтый инбирь возстановляетъ туцію, которая есть не совсѣмъ чистая окись цинка, и мѣдь изъ сортутки соединяясь съ цинкомъ, образуетъ латунь, или зеленую мѣдь. Всѣ прочія методы приготовленія золота болѣе или менѣе сходны съ вышепоказаннымъ, и мы ни сколько не будемъ удивляться тому, что предки наши такъ легко вдавались въ обманы, кажущіеся теперь такъ грубыми, если вспомнимъ, что Химіею занимались въ то время очень немногіе, и что познанія, какія имѣли тогда въ этой наукѣ, недостаточны были для того, чтобы совершенно изобличить подобные обманы. Г. Г.