ЭЛ/ДО/Альба, Фернандо Альварес де Толедо

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Альба
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: А — Алмелофеенъ. Источникъ: т. I: А—Алм, с. 406—408 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: БСЭ1 : ВЭ : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕ : Britannica (11-th) : OSNЭЛ/ДО/Альба, Фернандо Альварес де Толедо въ новой орѳографіи


[406]АЛЬБА, (Фернандо Альваресъ де Толедо, Герцогъ), знаменитый полководецъ Испанскій, генералиссимусъ войскъ Карла V и Филиппа II, родился въ 1508 году, и принадлежалъ къ одной изъ знаменитейшихъ Испанскихъ фамилій. На 3 году жизни онъ лишился отца, и остался на попеченіи дѣда своего, Фердинанда де Толедо, который далъ ему превосходное воспитаніе, и особенно старался усовершенствовать его въ военныхъ и политическихъ наукахъ. Молодой Альба, будучи только 16 лѣтъ отъ роду, участвовалъ уже въ походѣ Коннетабля Кастильскаго противъ франціи, и находился при взятіи Фонтарабіи, а въ слѣдующемъ году отличился въ знаменитомъ сраженіи при Павіи (см. Павія). Еще болѣе извѣстнымъ сдѣлалось его имя во время похода [407]Карла V въ Венгрію противъ Солимана II, и въ другихъ войнахъ, потрясавшихъ Европу въ началѣ XVI столѣтія. Угрюмый его нравъ и наклонность къ политикѣ были однако причиною, что Карлъ V долго не довѣрялъ военнымъ его способностямъ, пока онъ не обнаружилъ ихъ блистательнѣйшимъ образомъ. Возвратившись съ войскомъ изъ Африки, гдѣ онъ, подъ предводительствомъ Императора, участвовалъ въ покореніи Туниса и въ пораженіи Барбароссы (см. Барбаросса), Альба, противъ своего желанія, долженъ былъ приступить къ осадѣ Марсели, которая, согласно съ его предсказаніями, не имѣла успѣха. Въ 1541 году онъ находился при неудачномъ покушеніи на Алжиръ, а въ 1542 выдержалъ въ Перпиньянѣ 6 мѣсячную осаду Французовъ, и отличился въ Наваррѣ и въ Каталоніи. Въ 1545 году Карлъ V отправился въ Германію, и управленіе Испаніею предоставилъ 16 лѣтнему сыну своему Филиппу, поручивъ его совѣтамъ Альбы. — 35 лѣтъ отъ роду онъ былъ уже сдѣланъ генералиссимусомъ Императорскихъ войскъ, и предводительствовалъ ими въ войнѣ противу Шмалькальденскаго Союза; руководствуясь его совѣтами, Императоръ въ 1547 году выигралъ сраженіе при Мюльбергѣ, столь пагубное для Іоанна Фридериха, Курфирста Саксонскаго, который былъ взятъ въ плѣнъ. Прозорливый Альба уже тогда совѣтовалъ Карлу не довѣрять Морицу Саксонскому (см. это слово), и послѣдствія оправдали его опасенія. Послѣ происшествія въ Инспрукѣ, гдѣ Карлъ V едва не попался въ плѣнъ Морицу, и по заключеніи Нассаускаго договора, Альба возвратился въ Испанію, и сопровождалъ Филиппа на путешествіи по Италіи и Германіи. — Между тѣмъ открылась новая война съ Франціею. Карлъ V осадилъ Мецъ, обороняемый Герцогомъ Францискомъ Гизскимъ, и призвалъ къ себѣ Альбу. Но осада Меца, не взирая на всѣ усилія Испанцевъ, была безуспѣшна. По снятіи оной, Герцогъ Альба былъ посланъ въ Италію противъ Папы Павла IV, непримиримаго врага Императора. Разбивъ папскія войска, и устрашивъ Римъ, онъ обратился противъ Герцоха Ф. Гизскаго, прибывшаго на помоіш. Папѣ, и искусными маневрами ослабилъ и истощилъ мужественнаго своего противника до того, что онъ принужденъ былъ возвратиться во Францію. Въ самое сіе время Карлъ V отказался отъ престола въ пользу сына своего Филиппа II, и Альба, по волѣ новаго государя своего, долженъ былъ не только возвратить Папѣ всѣ завоеванныя у него области, но даже на колѣняхъ умолять о прощеніи въ томъ, что смѣлъ противъ него поднять мечъ. Въ 1555 году заключилъ онъ въ Парижѣ брачный союзъ Филиппа ІІ съ Елисаветою, дочерью Генриха II, послѣ чего былъ главою Мадритскаго Кабинета до самаго возстанія Нидерландовъ.

Здѣсь начинается для Альбы новый періодъ, въ которомъ онъ упрочилъ себѣ славу великаго полководца, но вмѣстѣ съ тѣмъ запятналъ себя безчеловѣчіемъ и Фанатисмомъ. Получивъ отъ Филиппа II приказаніе усмирить строгостію возставшія противъ Испаніи области, онъ отправился во Фландрію съ 8000 отборнаго войска. При одномъ извѣстіи о его приближеніи, около 100,000 богатѣйшихъ гражданъ, преданныхъ новому вѣрованію, оставили свое отечество и переселились въ Англію, или собрались подъ знамена Принца Вильгельма Оранскаго, удалившагося въ Германію. Въ Августѣ 1567 года Альба принялъ намѣстничество Нидерландовъ отъ миролюбивой и слабой Герцогини Пармской. Размѣстивъ войска свои по главнѣйшимъ городамъ, и построивъ въ нихъ на счетъ гражданъ цитадели, онъ назначилъ любимца своего, неистоваго Іоанна Варгаса, предсѣдателемъ инквизиціоннаго судилища, которое тогда стало дѣйствовать съ невѣроятною жестокостію, и коему за это Исторія придала имя кроваваго. Слава, богатство, знатность, умъ — все было преступленіемъ въ глазахъ неумолимыхъ судей: Графъ Эгмонтъ и Горнъ (см. эти статьи), цвѣтъ Нидерландскаго дворянства, и многіе другіе вельможи погибли на эшафотѣ. Имѣнія ихъ были разграбленія Испанскими солдатами. Между тѣмъ Принцъ Лудовикъ Нассаускій былъ разбитъ Альбою на Эмингской равнинѣ (1568), и даже Вильгельмъ Оранскій былъ не болѣе счастливъ въ борьбѣ со столь искуснымъ и опытшлмъ противникомъ; оставленный Бельгійцами, онъ былъ принужденъ отступить въ Германію. Побѣдителю Папа прислалъ въ Брюссель освященные шляпу и мечъ; самъ же Альба поставилъ себѣ въ Антверпенской цитадели статую, которая изображала его, попирающаго ногами двѣ аллегорическія Фигуры, означавшія Дворянское и гражданское сословія Нидерландовъ. Между тѣмъ [408]ненависть народа противъ его гонителей возрастала болѣе и болѣе, и когда, сверхъ прежнихъ тягостныхъ налоговъ, Альба, для покрытія издержекъ войны, потребовалъ съ гражданъ десятой части всего ихъ имущества, возстаніе сдѣлалось всеобщимъ, и многіе города въ сѣверной Голландіи покорились Принцу Оранскому. Но счастье еще разъ поблагопріятствовало Альбѣ: большая часть сихъ городовъ была опятъ взята Испанцами. Самъ Альба завладѣлъ Монсомъ; сынъ его, Донъ Фридрихъ Толедо, покорилъ Гарлемъ послѣ обороны, продолжавшейся 7 мѣсяцевъ, и стоившей Испанцамъ до 10,000 войска. Месть побѣдителей была ужасна: города и области; были ими преданы грабительству и опустошены. — Не взирая на эти успѣхи, положеніе Альбы дѣлалось болѣе и болѣе затруднительнымъ: недостатокъ въ деньгахъ и военныхъ потребностяхъ, смѣлыя дѣйствія морскихъ Гёзовъ (см. это слово) и участіе, которое начали принимать въ судьбѣ несчастной страны Протестантскіе государи Германіи, лишили его надежды на успѣхъ. Самъ Филиппъ убѣдился, что нельзя дѣйствовать одною строгостью, и потому въ 1573 году прислалъ ему на смѣну Реквесенса. Въ Декабрѣ сего же года Альба, сопровождаемый проклятіями народа, оставилъ страну, въ которой онъ предалъ казни, по собственнымъ его словамъ, 18,000 гражданъ, и возжегъ войну, продолжавшуюся 68 лѣтъ, и стоившую Испаніи 800 милліоновъ талеровъ.

Въ Мадридѣ былъ оказанъ Альбѣ отличный пріемъ, но онъ не долго пользовался прежнимъ вліяніемъ на дѣла. Непокорность одного изъ его сыновей волѣ Короля, была поводомъ къ его удаленію отъ Двора. Два года жилъ онъ въ замкѣ своемъ Уселѣ, пока по смерти Португальскаго Короля Генриха, не имѣвшаго прямыхъ наслѣдниковъ, Донъ Антоніо провозгласилъ себя Королемъ Португаліи. Филиппъ, который также имѣлъ притязанія на Португальскую корону, прибѣгнулъ опять къ опытности стараго своего полководца. Семидесятитрехлѣтній Альба вступилъ вновь на военное поприще, и этотъ послѣдній его походъ былъ, можетъ быть, блистательнѣе всѣхъ прежнихъ. Въ три недѣли онъ выигралъ два сраженія, изъ коихъ особенно примѣчательно сраженіе на берегу рѣчки Алькантары (1580), покорилъ все Королевство, и торжественно вступилъ въ Лиссабонъ, коего предмѣстія были преданы пламени, а самый городъ разграбленъ. Филиппъ, недовольный симъ поступкомъ, потребовалъ у Альбы отчета въ несмѣтныхъ захваченныхъ имъ суммахъ, но на этотъ разъ Герцогъ не оказалъ обыкновенной покорности, и Филиппъ, опасаясь, вѣроятно, со стороны его возмущешя, оставилъ это дѣло. Вскорѣ за симъ Альба умеръ, 12 Января 1582 года, въ Лиссабонѣ, на 74 году жизни. Альба былъ небольшаго роста, но крѣпкаго сложенія, и имѣлъ важную осанку; спалъ мало, трудился и писалъ много. Говорятъ, что въ теченіе шестидесятилѣтней военной службы, онъ не проигралъ ни одного сраженія. Онъ принадлежитъ, безъ сомнѣнія, къ числу величайшихъ полководцевъ своего вѣка, но свирѣпство и фанатизмъ навсегда запятнали его память. С. А. М.