ВЭ/ВТ/Альба, Фернандо Альварец де Толедо

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Альба, Фернандо Альварец де Толедо
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алжирские экспедиции — Аракчеев. Источник: т. 2: Алжирские экспедиции — Аракчеев, с. 345—346 ( РГБ · commons · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭЛ : ЭСБЕ : Britannica (11-th) : OSNВЭ/ВТ/Альба, Фернандо Альварец де Толедо в дореформенной орфографии


АЛЬБА, Фернандо Альварец де Толедо, герцог, известный испанский генерал, род. в 1508 г. и начал свою военную службу 16-ти летн. юношею, участвуя в походах Карла V под руководством своего деда, герц. Толедского, завоевателя Наварры. В 25 л. А. был уже генералом, а 30-ти б. назначен командовать армией. Почти все войны, которые вела Испания при Карле V и Филиппе II, связаны с именем А.
Arolsen Klebeband 01 409 1.jpg
Он принимал участие в битве при Павии, походе в Венгрию, осаде Туниса, экспедиции в Алжир и Фонтарабию (1523—1537), во главе испанск. войск успешно защищал Каталонию и Наварру от дофина Франции (1542), неоднократно наносил поражения протестантам в шмакальденской войне и, блестяще выиграв сражение при Мюльберге, захватил в плен курф. сакс. Фридриха, которого приговорил затем к смерт. казни (1545—1547). Ряд военных успехов Альбы был нарушен неудачной осадою им Меца. После 2 мес. жестоких боев А. принужден был снять осаду и отступить. Это отступление было похоже на бегство после поражения (1552). Начав затем войну с Пьемонтом, А., по приказу Филиппа II, прервал ее и двинул свои войска в Италию против папы Павла IV. Разорив грабежами всю церковную область, А. подошел к воротам Рима, но, набожный до суеверия, не решился взять силою этот священный для каждого католика город. Это, однако, не помешало ему опустошить и разорить всю страну вплоть до Неаполя и таким путем вынудить в следующем году у папы выгодный для Испании мир (1555—1556). В 1557 г. А. был назначен наместником в Нидерланды, где ему поручено было подавить начавшееся в 1559 г. восстание против испанского владычества. Поход А. в Нидерланды через Францию, по враждебной стране, считается образцовым: он был совершен в удивительном порядке, с соблюдением строжайшей дисциплины. Однако, несмотря на то, что А. явился в Нидерланды с неограниченными полномочиями, что в его распоряжении была армия в 20 т. ч. хорошо вооруженных и закаленных в прежних его походах испанских солдата, тогда как у противника его, принца Вильгельма Оранского, войска были плохо вооружены, неопытны и необучены; несмотря на то, что почти все отдельные столкновения испанских войск с восставшими нидерландцами неизменно кончались поражением последних (Кокевиль, Гоогстратен, Гренинген, Гемминген и др.), тем не менее А. не удалось сломить упорного сопротивления Вильгельма. Прямым последствием шестилетней кровавой борьбы в Нидерландах было совершенное отпадение от испанской короны Зееланда и Голландии, образование из них независимой республики и возвращение автономии для Фландрии (1572). В 1573 г. А. был отозван из Нидерландов и попал в немилость при дворе Филиппа. Но в 1580 он вновь был призван и во главе испанской армии завоевал Португалию, захватил Лиссабон и изгнал оттуда короля Дон-Антонио. Это был последний поход А. В 1582 г. он умер в Томаре, 74 л. от роду. Независимо от выдающихся дарований полководца, А. оставил после себя первое в XVI в. военное сочинение "Dichiarazione о istruzione Sopra gli obblighi che appartengono ad un maestro Generate Di campo ed altri ufficiali". Кроме того, А. приписывается введение в армию усовершенствованного ручного огнестрельного оружия: он вооружил своих солдат мушкетами вместо прежних аркебузов. Однако А. создал себе в истории имя не столько военными талантами, сколько тою бесчеловечною жестокостью, которою сопровождались все его военные походы и в особенности усмирение Нидерландов. Наделенный от природы железною волею, непреклонным характером и огромною энергиею, сухой и бесстрастный, гордый и надменный даже с равными, А. презирал всех, кто не разделял его узких и суровых взглядов. Он воспитан был солдатом и с раннего детства привык к строгой дисциплине лагеря. Слепое повиновение и грубая сила были для него единственным законом. Никто другой не мог быть лучшим исполнителем намерений короля Филиппа II, для которого цель оправдывала средства. Суровая и грубопрямолинейная натура А. не была способна подвергаться влиянию каких-либо общечеловеческих чувств. Он не руководствовался никакими личными соображениями, и не было силы, которая могла бы отклонить его от того пути, который он себе избрал. Управление его Нидерландами является единственным в истории по своей жестокости. В течение 6 лет неслыханные пытки и казни совершались ежедневно десятками. Поставив себе задачею подавить революцию и истребить всех "еретиков" в Нидерландах, А. учредил особый инквизиционный трибунал, "Совет мятежей", или, как его прозвали, "Кровавый Совет", в котором лично руководил пытками. Хотя этот "Кровавый Совет" состоял из лиц, назначенных самим А., тем не менее, он выхлопотал себе у Филиппа право окончательных решений, не доверяя в "святом деле веры" никому. "Вашему Величеству известно, — писал А., — что судьи не охотно решают дела, если нет явных доказательств, между тем действия государственной политики не должны подчиняться законам". В королев. повел., испрошенном А. в 1568 г., вся нация Нидерландов, как отпавшая от католической веры, была присуждена к смерти (за исключением особо поименованных лиц). В нём было сказано, что наказание должно выноситься "без всякой надежды на какую-либо милость". В силу этого указа по всей стране аресты производились тысячами. Число жертв, замученных пытками и казненных по суду, исчисляется в десятках тысяч, общее же число умерщвленных не поддается учету. Имущество арестованных конфисковалось на содержание испанских солдат. В одном письме к Филиппу А. писал, что он стремится к тому, чтобы "всякий человек, ложась спать или вставая утром, мог думать, что дом его ежечасно может упасть и обрушиться на него". Когда, по приговору А., казнили самых популярных в Нидерландах вождей революции, гр. Эгмонта и Горна, то "в одном из оконь ратуши стоял уроженец Толедо с впалыми глазами и любовался представлением". Массовые казни и конфискации повлекли за собою поголовное бегство жителей: более 300 т. лучших граждан поспешно эмигрировали в Англию. Лавки в Брюсселе закрылись, но А. выставил перед домами виселицы и тем заставил открыть их. Этот "с впалыми глазами уроженец Толедо", разоривший в 6 лет всю страну казнями, конфискациями, невероятными налогами и солдатскими грабежами, по-видимому, искренно считал, что совершает не только доброе дело, полезное и нужное его монарху, но и угодное Богу. "Я пришел, — заявляет А. в одной прокламации, — защитить добрых от злых". Он так был уверен в своей правоте и в том, что исполняет свой долг перед Богом и королем, что, когда, в виду всеобщего в Европе ропота против безумной жестокости А., Филипп послал ему приказ об отозвании, он не поверил этому приказу и отказался его исполнить: пришлось приказ повторить. Незадолго перед отозванием А. доносил Филиппу, что "теперь благодаря Богу в Нидерландах всё спокойно". А. сошел со сцены со спокойною совестью, и, умирая, говорил, что "не казнил ни одного невинного". — "Многие современники, — пишет в своей истории Филиппа II американский историк Прескотт, — не могли понять, что преследования А. были следствием не личного его чувства ненависти, но повиновения своему повелителю". Лучшею характеристикою А. в этом отношении служат слова, сказанные им однажды Екатерине Медичи: "Постыднее всего для государя, если он позволяет своим подданным жить по их совести". А. во многом напоминает графа Аракчеева. Оба они были "без лести преданы своему государю" и оба, по-видимому, верили в то, что верноподданные не должны "жить по их совести", а потому и свободны были от каких-либо увлечений сердечными движениями, оставаясь всегда лишь точными и бесстрастными исполнителями своего долга перед своим повелителем. (Прескотт. История царствования Филиппа II; Karl von Grün. Kulturgeschichte des XVI Jahrhunderts. Leipzig, 1872 г.; Ranke. Die Osmanen und Die Spanische Monarchie im 16 u. 17 Jahrh.; Кн. Голицын. Всеобщ. воен. история. 1877 г., ч. III.; Фр. Шиллер. Борьба за независимость Нидерландов; Евг. Тарле. Восстание Нидерландов против испанск. владычества; Мотлей. Ист. Нидерл. революции и основ. пров. Соедин. Штат. республики, 1865—1871 г. С. Лозинский. История Бельгии и Голландии в новое время, Спб., 1909 г.; Block Geschichte der Niederlande, Gotna, 1907.; Th. Juste. Le Soulevement des Pays-Bas contre la domination espagnole, Bruxelles).