ЭЛ/ДО/Аретино, Петр

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Аретино
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Арангъ — Аѳонская гора. Источникъ: т. III: Ара—Аѳо, с. 39—40 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: БСЭ1 : МЭСБЕ : ЭСБЕ : Britannica (11-th)ЭЛ/ДО/Аретино, Петр въ новой орѳографіи


[39]АРЕТИНО, Петръ (Pietro Aretino), одинъ изъ извѣстнѣйшихъ Италіянскихъ писателей XVI вѣка, прознанный божественнымъ (il divino), осыпанный ласками и дарами Франциска I и Карла V, другъ Тиціана, уважаемый Аріостомъ и Микель-Анжеломъ, побочный сынъ дворянина Баччи (Вассі), родился въ страннопріимномъ домѣ небольшаго городка Ареццо, въ 1492 г. Судьбу этого человѣка можно объяснить только положеніемъ и судьбою Италіи въ его время. Эта страна была раздроблена на мелкія, враждовавшія между собою республики. Прелестный климатъ, пышность обрядовъ, удобства къ жизни, отсутствіе народности, или лучше сказать смѣсь тысячи мелкихъ народностей, противоположность выгодъ — изгладили въ ней великія идеи строгой добродѣтели, патріотизма и самоотверженія; ихъ мѣсто заступали всеобщая продажность, развращеніе нравовъ, господство хитрости, яда и кинжала. Эти несчастія общества [40]проникли въ семейства, впились въ бытъ домашній. Но, при всеобщей испорченности, изящныя искусства развились чудеснымъ образомъ. Въ каждомъ маленькомъ владѣніи былъ Дворъ, свои академіи, театры, свои ученые и любимые поэты. Италіянцы, погрязшіе въ безвѣріи и безнравственности, восхищались произведеніями поэзіи и искусствъ. Пылкое юношество стекалось ко Дворамъ принцевъ и вельмо асъ, какъ въ школу любезности, роскоши, умѣнья жить, хорошо говорить и дурно поступать. Краснобайство получило необыкновенный вѣсъ: для лести, интригъ и дерзкаго безстыдства пути ко всему были открыты. Въ среду такого общесгва судьба бросила Аретина, безъ родителей, имени, покровителя и даже безъ образованія; опа надѣлила его только живымъ умомъ, пламенною, необузданною склонностью къ чувственнымъ удовольствіямъ, дерзостью и безграничною надменностью. До тринадцатилѣтняго возраста онъ скитался по Ареццо, пока пришла въ его голову мысль оставить родину. Пришедши въ Перузу, для снисканія себѣ пропитанія, Аретино нанялся у одного переплетчика, и жилъ у него три года, предаваясь неумѣренно удовольствіямъ. Въ 1511 году, когда при Папѣ Юліи II въ Италіи господствовалъ совершенный безпорядокъ, когда артисты бѣгали изъ города въ городъ, добывая пропитаніе своими произведеніями, Аретино также рѣшился искать счастія, и ушелъ тайно изъ Перузы въ Римъ. Спустя нѣкоторое время, онъ вступилъ въ число слугъ Папы Леона X, а потомъ Климента VII. Посреди скульпторовъ, живописцевъ, ученыхъ, поэтовъ, тунеядцевъ, блестящихъ женщинъ, толпившихся при папскомъ Дворѣ, онъ изучилъ искусство выпрашивать, льстить и злорѣчить въ стихахъ звучныхъ; но, написавъ 16 сонетовъ для объясненія 16-ти соблазнительныхъ картинъ Юлія Романа (1524), принужденъ былъ бѣжать. Воинственный и разгульный Іоаннъ Медичи (il gran diavolo), начальникъ Черной банды, пригласилъ Аретина къ себѣ въ Миланъ, гдѣ онъ умѣлъ понравиться Французскому Королю Франциску I. — Іоаннъ, котораго привязанность къ Аретину день ото дня возрастала, будучи раненъ въ сраженіи, умеръ на его рукахъ. Въ 1527 г. Аретино поселился въ Венеціи, и здѣсь-то своими панегириками, ѣдкими сатирами, любовными стихотвореніями, комедіями и проч. пріобрѣлъ такую славу, что Карлъ V, Францискъ, Герцоги Левскій, Урбинскій и другіе, опасаясь его насмѣшекъ, наперерывъ старались привлечь его къ себѣ богатыми дарами и пенсіями; къ нему писали изъ всѣхъ странъ Италіи, хвалили, пріѣзжали взглянуть на него. Аретино жилъ съ царскою роскошью, глубоко погруженный въ распутство. Возгордившись всеобщимъ вниманіемъ, онъ выбилъ въ честь себѣ медаль съ надписью: Divus Petrus Aretinus, flagellum principum (Божественный Петръ Аретинъ, бичъ государей). Но когда дѣло шло о личныхъ выгодахъ, тогда этотъ необузданный писатель становится самымъ низкимъ льстецомъ. Написавъ нѣсколько нравоучительныхъ сочиненій, онъ успѣлъ примириться съ Римскимъ Дворомъ, и былъ съ отличіемъ принятъ Папою Юліемъ III. Извѣстный Николо Франко, столь же развратный, но несравненно ученѣйшій писатель, трудился вмѣстѣ съ нимъ. Аретино былъ также искреннимъ другомъ Тиціана. Дружбу эту должно приписать особенной чертѣ характера Аретина, который изъ всего священнаго и благороднаго сохранилъ только уваженіе къ творчеству: предъ великимъ художникомъ нѣмѣлъ злорѣчивый языкъ, и похвалы его были чистосердечны. Смерть Аретина соотвѣтствовала его жизни. Однажды разсказывали ему о нѣкоторыхъ любовныхъ проказахъ родныхъ его сестеръ; это возбудило въ немъ такой смѣхъ, что онъ упалъ на полъ со стуломъ, и умеръ въ ту же минуту, на 65 году отъ рожденія. Оставшіяся отъ него письма, комедіи, трагедія, стансы, сонеты, преложенія псалмовъ, capitoli, ragionamepli и проч. написаны слогомъ не чистымъ, но смѣлымъ, гибкимъ и оригинальнымъ. (См. Vita di Pielro Aretino p. Mazzucchelli. Миланъ, 1830).