ЭЛ/ДО/Афанасий Никитин

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Аѳанасій Никитинъ
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Арангъ — Аѳонская гора. Источникъ: т. III: Ара—Аѳо, с. 531—532 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: МЭСБЕ : НЭС : РБС : ЭСБЕЭЛ/ДО/Афанасий Никитин въ новой орѳографіи


[531]АѲАНАСІЙ, или ОѲОНАСЪ НИКИТИНЪ, купецъ, родомъ изъ Тверскаго Княжества, почему и называется Тверитиномъ. Онъ жилъ во второй половинѣ XV вѣка, и замѣчателенъ по путешествію своему въ Индію. Изъ Твери отправился онъ Волгою до Астрахани, оттуда въ Дербентъ, Бохару, Мазандеранъ, Амоль, Кашанъ, Ормусъ, Маскатъ, Гузуратъ и далѣе, сухимъ путемъ, къ горамъ Индѣйскимъ до Бедера, столицы Великаго Султана Хоросанскаго; видѣлъ Индѣйскій Іерусалимъ (вѣроятно Элорскій храмъ); называетъ города, коихъ нѣтъ на картахъ, удивляется роскоши вельможъ и бѣдности народа; осуждаетъ не токмо суевѣріе, но и худые нравы жителей, исповѣдающихъ вѣру Брамы; вездѣ тоскуетъ о православной Руси, сожалѣя о тѣхъ изъ своихъ соотечественниковъ, кои вздумаютъ ѣхать по его следамъ въ сей мнимый рай купечества, гдѣ много перцу и красокъ, но [532]мало годнаго для Русской земли; наконецъ, возвращается въ Ормусъ, и чрезъ Испаганъ, Султанію, Требизондъ, прибывъ въ Кафу, заключаетъ исторію своего шестилѣтняго путешествія, которое едва ли доставило ему что нибудь, кромѣ удовольствія описатъ оное: ибо Турецкіе паши отняли у него большую часть привезенныхъ имъ товаровъ. Любопытное это странствіе, говоритъ Карамзинъ (Истор. VI, 366) доказываетъ, что Россія въ XV вѣкѣ имѣла своихъ Тавернье и Шарденей, менѣе просвѣщенныхъ, но равно смѣлыхъ и предпріимчивыхъ; что Индѣйцы слышали о ней прежде, нежели о Португаліи, Голландіи, Англіи. Въ то время, какъ Васко де Гама единственно мыслилъ о возможности найти путь отъ Африки къ Индостану, нашъ Оѳонасъ уже купечествовалъ на берегу Малабара, и бесѣдовалъ съ жителями о догматахъ ихъ вѣры. — Записки его хотя и не показываютъ духа наблюдательнаго ученыхъ свѣдѣній, однако жъ любопытны тѣмъ болѣе, что тогдашнее состояніе Индіи намъ почти совсѣмъ неизвѣстно. Онѣ замѣчательны еще и тѣмъ, что сочинитель во многихъ мѣстахъ и цѣлыми строками пишетъ хотя и Русскими буквами, но на такомъ языкѣ, который объяснить намъ могутъ только оріенталисты. Первое свѣдѣніе о нашемъ странникѣ доставилъ Карамзинъ въ VI томѣ Исторіи Росс. Государства; посдѣ того, путешествіе его вполнѣ напечатано въ Софiйскомъ Временникѣ, изданномъ Г. Строевымъ (М. 1821) ч. II, стр. 145 - 164. Изъ приведеннаго Карамзинымъ для образчика мѣста видно, что онъ пользовался полною рукописью. а Г. Строеву попалась уже такая, въ которой недостаетъ нѣсколькихъ листовъ. Сочинитель Софiйскаго Временника собиралъ свѣдѣнія о нашемъ путешественникѣ, но не могъ узнать, въ которомъ году онъ пошелъ, и въ которомъ возвратился изъ Индіи, а свѣдалъ только то, что онъ умеръ не дошедъ Смоленска, а въ Индіи пробылъ 4 года. Карамзинъ, по соображенію, заключаетъ, что онъ возвратился въ отечество въ 1468 году. Яз.