ЭЛ/ДО/Бату-ханиды

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Бату-Ханиды
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Барреръ — Бинелліева вода. Источникъ: т. V: Бар—Бин, с. 87—91 ( сканъ · индексъ )ЭЛ/ДО/Бату-ханиды въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія Wikidata-logo.svg Данныя


[87]БАТУ-ХАНИДЫ. По происхожденію отъ Бату-Хана, извѣстнаго у насъ подъ именемъ Батыя, три династіи носятъ часто названіе Бату-Ханидовъ, — царствовавшая въ Кипчакѣ и Россіи, или Ханы Золотой Орды, господствовавшая въ Крыму, или Ханы Крымскіе, и вышедшая изъ Астрахани въ Бухарію, гдѣ она правила съ начала XVI столѣтія. Первая изъ этихъ династій извѣстна болѣе подъ именами Джучидовъ и Хановъ Золотой Орды, а вторая подъ именемъ Гиреевъ, и мы [88]отсылаемъ читателя къ статьямъ Золотая Орда и Гиреи; здѣсь будетъ сказано только о Бату-Ханидахъ Астраханскихъ, Эштерханіянъ, перешедшихъ потомъ въ Бухару. Надобно еще замѣтить, что всѣ эти династіи, какъ происшедшія первоначально отъ Чингисъ-Хана, называются также Чингись-Ханидами, вмѣстѣ со многими другими, которые ведутъ свой родъ отъ того же завоевателя. Чтобы обозрѣть ихъ родословную, надобно также читать статью Чингисъ-Ханиды.

Урусъ, ханъ Кипчака, или Золотой Орды, происходившій по прямой линіи отъ Батыя, мстя за смерть сына своего, Бугай-Султана, павшаго въ битвѣ съ войсками Тимура, или Тамерлана, объявилъ этому завоевателю войну, но погибъ въ ней самъ и навлекъ величайшія несчастія на все свое семейство: гонимые мечемъ Тамерлана, князья Дома Урусова, чтобы избавиться отъ преслѣдованій кровожаднаго Джагатайца, принуждены были разсѣяться по разнымъ странамъ; одинъ изъ нихъ, по имени Кутлукь-Тимуръ, сынъ Бугай-Султана, искалъ убѣжища въ Астрахани, гдѣ, только-что узнанный жителями, тотчасъ объявленъ былъ государемъ. Черезъ нѣсколько времени, помирившись съ Тамерланомъ, онъ свергъ съ Кипчакскаго престола похитителя его, Тохтамыша, столь славнаго въ лѣтописяхъ Россіи и Литвы, и вступилъ на тронъ предковъ. По смерти его, престолъ Золотой Орды наслѣдовалъ сынъ его, Шади-бегъ; новое ханство Астраханское, которымъ Кутлукъ правилъ въ изгнаніи, досталось другому сыну его Багадыру. У Багадыра былъ сынъ Мухаммедъ, у Мухаммеда Чивакъ, у Чивака Багышлавъ, а у этого Яръ-Мухаммедъ. Всѣ они царствовали въ Астрахани до послѣдняго Яръ-Мухаммеда, который, по причинѣ семейныхъ распрей, принужденъ былъ оставить этотъ городъ, и вмѣстѣ съ сыномъ своимъ, Джани-Ханомъ, искать убѣжища въ Бухарѣ.

Въ Бухарѣ царствовалъ въ это время Искендеръ-Ханъ (1564—1570), изъ Узбекской династіи Шейбанидовъ, тоже потомковъ Чингисъ-Хана. Онъ принялъ изгнанниковъ дружелюбно и съ честію, и, желая связать ихъ тѣснѣе съ своимъ семействомъ, далъ въ замужство Джани-Хану собственную дочь свою, Зекеръ-Ханымъ. Отъ этого брака родились Динъ-Мухаммедъ, Бакы-Мухаммедъ и Вели-Мухаммедъ. Искендеръ-Хану наслѣдовалъ сынъ его, Абдуллахъ-Бегадиръ-Ханъ (1570—1598), а этому Абдуль-Муменъ-Бегадиръ-Ханъ (1598—1599). Недовольные жестокостью послѣдняго, вельможи Узбекскіе убили его на охотѣ, и какъ отъ дома Шейбани прямыхъ наслѣдниковъ не оставалось, то они предложили тронъ Джани-Хану; этотъ отказался въ пользу сына своего, Динъ-Мухаммедъ-Хана, рожденнаго отъ Зекеръ-Ханымъ, который, еще при жизни Абдуллаха, получилъ отъ него въ управленіе Ниссу и Бавердъ. Такимъ образомъ на престолѣ Бухары мѣсто Шейбанидовъ заняли Бату-Ханиды, которые, по причинѣ того, что царствовали прежде въ Астрахани, извѣстной на Востокѣ подъ именемъ Эштеръ-Ханъ, называются также и Эштеръ-Ханійцами.

I. Динъ-Мухаммедъ-Ханъ (1599—1600). Во время смятеній, послѣдовавшихъ за смертію Абдуль-Мумена, Персіяне, пользуясь случаемъ, вторгнулись въ Хорасанъ, и осадили Бавердъ, гдѣ Динъ-Мохаммедъ находился съ обоими своими братьями. Онъ защищался храбро, но прежде чѣмъ прибыли сюда посланные вельможи Узбекскіе съ вѣстію объ его избраніи на престолъ, долженъ былъ уступить силѣ и бѣжалъ съ такою поспѣшностію отъ преслѣдовавшихъ его непріятелей, что отдѣлился отъ товарищей своего бѣгства, и, неузнанный, былъ убитъ собственными подданными при входѣ въ городъ Кундузъ.

II. Бакы-Мухаммедъ-Ханъ (1600—1606). Узнавъ о смерти Динъ-Мухаммеда, и думая, что онъ убитъ непріятелями, Узбеки Бухарскіе предложили ханство брату его, Бакы-Мухаммеду. Вступивъ на престолъ, онъ сдѣлалъ брата своего, Вели, калганомъ, или намѣстникомъ въ Балхѣ, и для того, чтобы утвердить его тамъ, пошель къ этому городу съ войскомъ, и отсѣкъ голову прежнему правителю, Ибрагимъ-Султану, котораго жители ненавидѣли за его злодѣйства. Потомъ, узнавъ, что Динъ-Мухаммедъ былъ убитъ въ Кундузѣ, въ отмщеніе за смерть его, взорвалъ этотъ городъ на воздухъ. Увѣдомленный о разрушеніи Кундуза, Шахъ Персидскій, Аббасъ, съ сильнымъ войскомъ вступилъ во владѣнія Узбековъ въ Хорасанѣ, предавая огню и мечу все, встрѣчавшееся на пути. Бакы сразился съ Персіянами, и разбитый на голову, спѣшилъ съ остаткомъ своей арміи убраться восвояси. Остальное время жизни Бакы посвятилъ трудамъ правленія, и, по словамъ [89]Бухарскаго историка Мухаммедъ-Юсуфа, завелъ такой удивительный порядокъ, что всѣ другіе государи приняли за образецъ его мудрыя распоряженія.

III. Вели-Мухаммедъ-Ханъ (1606—1608). Вступивъ на престолъ, совершенно предался пьянству и разврату; жестокость, тиранство и несправедливость обратили на него ненависть всѣхъ подданныхъ; единственною надеждою были юные сыновья Динъ-Мухаммеда, Имамъ-Кули и Недиръ-Мухаммедъ, также страдавшіе отъ притѣсненія Гюнгюль-Таша, достойнаго клеврета Вели; наконецъ мѣра ихъ терпѣнія исполнилась: Имамъ-Кули вооружился, разбилъ Вели, взялъ его въ плѣнъ, обезглавилъ, и вступилъ на престолъ Узбековъ.

IV. Сеидъ-Имамъ-Кули-Бегадиръ-Ханъ (1608—1644). Молодой государь скоро оправдалъ надежды своихъ подданныхъ, и показалъ себя вполнѣ достойнымъ ихъ выбора. Правосудный, безпристрастный, дѣятельный и благочестивый, всѣ минуты своей жизни онъ посвящалъ благу народа, не любилъ роскоши, но былъ чрезвычайно щедръ, и, соблюдая въ жизни величайшую простоту, все, что ни получалъ въ даръ отъ вельможъ или народа, употреблялъ для ихъ же блага. Предпринявъ походъ (1611) противъ Киргизъ-Кайсаковъ, Каракалпаковъ и Калмыковъ, грабившихъ при его предшественникахъ границы, в часто внутреннія области его владѣнія, онъ нанесъ этимъ хищникамъ нѣсколько сильныхъ пораженій и загналъ ихъ далеко въ горы. Окончивъ экспедицію, онъ совершенно посвятилъ себя тягостнымъ трудамъ правленія; спокойствіе государства только на нѣсколько времени нарушено было бунтомъ Ташкендцевъ, убившихъ его сына Искендера, и опасеніемъ вторженія со стороны Великаго Монгола Шахъ-Джегана: этого однако жъ не случилось. Къ концу жизни Имамъ-Кули ослѣпъ, и уступилъ власть брату своему, Недиръ-Мухаммеду, а самъ отправился въ Мекку, гдѣ и умеръ на 69 году жизни, заслуживъ добротою и правосудіемъ искреннюю любовь народа, который благоденствовалъ подъ его мирнымъ тридцати-осьми-лѣтнимъ правленіемъ.

V. Сеидъ-Недиръ-Мухаммедъ-Бегадиръ-Ханъ (1644—1647). Едва Недиръ вступилъ на престолъ, какъ вмѣсто простоты своего предшественника, завелъ повсюду роскошъ и пышность; это однако жъ продолжалось не много; недовольные визири составили противъ него заговоръ, и подъ кинжаломъ заставили сына Недирова, Абдуль-Азиза, свергнуть отца съ престола. Это случилось въ отсутствіе Недира, который, узнавъ о происшествіи, бѣжалъ въ Балхъ.

VI. Сеидъ-Абдуль-Азизъ-Мухаммедъ-Ханъ (1647—1680). Первымъ дѣломъ Абдуль-Азиза, по вступленіи на престолъ, было стараніе помириться съ отцемъ и извинить передъ нимъ свой поступокъ; но не смотря на всѣ свои усилія, онъ не могъ этого достигнуть, и невольно вовлеченъ былъ въ междоусобія. Раздраженный старикъ непремѣнно хотѣлъ возвратить отнятую у себя власть, и прибѣгнулъ для этого къ помощи Шахъ-Джегана. Великій Монголъ не пропустилъ случая вмѣшаться въ дѣла враговъ своего рода, и сильное Индѣйское войско, вступивъ въ землю Узбековъ подъ видомъ помощи Недиру, вмѣсто того овладѣло Балхомъ. Недиръ поздно увидѣлъ свою ошибку, и едва имѣлъ столько времени, чтобы ускользнуть изъ рукъ ложныхъ союэниковъ и бѣжать въ Персію, гдѣ Шахъ-Аббасъ принялъ его съ честію; два года владѣли Индѣйцы землями Узбековъ по ту сторону Аму; на третій, наконецъ, Абдуль-Азизъ выступилъ противъ нихь, и при помощи жестокой зимы, истребившей большую часть непріятельскаго войска, успѣлъ выгнать ихъ оттуда. Недиръ снова вступилъ во владѣніе Балхомъ, но скоро послѣ того отправился на поклоненіе въ Мекку, и умеръ на пути (1657).

Въ 1665 году владѣтель Ургенджа, воинственный и вмѣстѣ извѣстный своею ученостію Абдуль-Гази-Ханъ съ значительными силами вторгнулся въ Мавераннегръ, опустошая и разоряя всѣ земли на пути. Разбитый войсками Абдуль-Азиза, онъ собралъ новыя силы, и на слѣдующій годъ опять вторгся въ Бухарію, и опять былъ отраженъ съ потерею; это однако жъ не смирило Абуль-Гази, и онъ послѣ того еще осьмнадцать разъ приходилъ разорять эту несчастную землю; даже самая смерть его не прекратила набѣговъ: сынъ и наслѣдникъ его, Ануша-Ханъ, продолжалъ ихъ еще съ большимъ жаромъ и началъ грабить даже подъ самыми стѣнами столицы. Субханъ-Кули, братъ Абдуль-Азизовъ, правившій Балхомъ, изъ зависти къ царственному родственнику своему, [90]не только не помогалъ ему, но еще возбуждалъ Анушу къ новымъ вторженіямъ. Набожный Абдулъ Азизъ, оставивъ участь своихъ подданныхъ на произволъ судьбы, только и дѣлалъ, что молился; наконецъ рѣшидся уступить власть честолюбивому Субханъ-Кули, а самъ, движимый благочестіемъ, по примѣру отца и дяди, съ 30,000 равно благочестивыхъ соотечественниковъ, отправился въ Мекку, гдѣ и умеръ на 74 году жизни. Кромѣ набожности, онъ имѣлъ еще и другія хорошія качества: былъ храбръ, великодушенъ, умѣренъ и образованъ; любилъ общество ученыхъ и поэтовъ, самъ отличался щеголеватостію слога, и составилъ себѣ библіотеку самыхъ красивыхъ манускриптовъ.

VII. Сеидъ-Субханъ-Кули-Бегадиръ-Ханъ (1680—1702). Все царствованіе этого государя, исполненное смутъ и безпорядковъ, естъ безпрерывная цѣпь бѣдствій и переворотовъ, обнаружившихся уже при самомъ вступленiи его на престолъ. Калганомъ въ Балхѣ онъ назначилъ сына своего, Искендеръ-Хана; черезъ два года Искендеръ отравленъ былъ собственнымъ братомъ Мансуромъ, который черезъ четыре мѣсяца былъ убитъ приверженцами четвертаго сына Субханова, Садика; неблагоразумное поведеніе послѣдняго скоро сдѣлало Бухарію театромъ величайшихъ смятеній,и къ умноженію бѣдствій, Ануша съ обычнымъ бѣшенствомъ вторгся изъ Хивы въ владѣнія Субхана, и подступилъ подъ самую столицу. Положеніе Хана Бухарскаго сдѣлалось такъ опасно, что даже Садикъ, отчаявшись въ спасеніи отца, предпочелъ оставаться въ Балхѣ и, въ случаѣ перехода Бухары въ чужія руки, образовать тамъ себѣ независимое владѣніе. Оставленный сыномъ, Субханъ просилъ помощи у Аталыка (см. это) Махмудъ-Би, правившаго Бедехшаномъ. Полководецъ этотъ не оставилъ своего хана въ такихъ критическихъ обстоятельствахъ, явился съ войскомъ, и, разбивъ Анушу, усмирилъ потомъ и державшихъ его сторону эмировъ Хисара и Ходженда. Избавившись отъ опасности, Субханъ немедленно рѣшился наказать Садика, захватилъ его въ свои руки, и уморилъ въ темницѣ вѣроломнаго и кровожаднаго братоубійцу. Но между тѣмъ, какъ отецъ наказывалъ виновнаго сына, Ануша опять приблизился къ столицѣ, означая путь свой пожарами и кровью; разбитый Аталыкомъ Мухаммедъ-Джаномъ, онъ черезъ нѣсколько времени еще однажды явился у стѣнъ Бухары, и, не смотря, что и въ этотъ разъ былъ разбитъ на голову, не смотря на совершенное истощеніе своей земли и ропотъ подданныхъ, ведомый жаждою добычи и привычкою къ грабежу, онъ опять замышлялъ набѣгъ на Бухарiю; но противъ него составился заговоръ, который кончился тѣмъ, что Ануша былъ сверженъ съ престола и ослѣпленъ, и на мѣсто его возведенъ сынъ его Эренкъ-Султанъ.

Еще въ 1684 году Великій Монголъ, Эвренгъ-зибъ (Aurung-zeb) присылалъ къ Субхану посольства съ подарками и предложеніемъ участвовать въ войнѣ протпвъ Персіянъ. Пользуясь кратковременнымъ спокойствіемъ въ своихъ владѣніяхъ, Субханъ рѣшился нсполнить теперь обѣщаніе, данное Индѣйскому императору, и подъ начальствомъ Джанъ Мухаммеда-Би отправилъ въ Хорасанъ значительную армію; но въ то время, какъ Бухарцы воевали въ чужой эемлѣ, Эренкъ, идя по слѣдамъ отца, напалъ на ихъ собственную; Аталыка Би-Махмуда опять стали звать на помощь; онъ явился и разбилъ Хивинцевъ по-прежнему. Эренгъ, по возвращеніи въ свои владѣнія, былъ отравленъ; партія приверженныхъ къ Субханъ-Кули, предложила ему верховную властъ надъ Хивою; онъ, разумѣется, не отказался, и эта страна, мало-по-малу, изъ соперницы Бухарѣ, сдѣлалась одною изъ подвластныхъ ей областей. Могущество Субхана сдѣлало имя его извѣстнымъ въ странахъ доволъно далекихъ, и въ 1683 году, по словамъ Мухаммедъ-Юсуфа, единственнаго извѣстнаго доселѣ историка Бухарскихъ Узбековъ, къ нему разомъ прибыли три посольства, — отъ Турецкаго Султана, отъ Хана Кашгарскаго и изъ страны Кырима, или Курума (см. это слово); не смотря на то, въ послѣднее время Субханова царствованія, Аталыкъ Махмудъ-Би игралъ въ государствѣ роль гораздо важнѣе его: съ талантомъ полководца онъ соединялъ безпредѣльную личную храбрость, которой удивлялись даже самые враги его; запальчивый въ битвѣ, онъ всегда съ умѣренностію пользовался побѣдою; не чуждый и самъ образованія, онъ проводилъ все свободное время въ обществѣ умныхъ н ученыхъ людей. Жалобы несчастнаго и притѣсненнаго всегда доходили до его слуха; правосудіе его не знало лицепріятія и набожность была примѣрная. Однимъ словомъ, это одинъ изъ замѣчательнѣйшихъ людей, [91]которыхъ мы встрѣчаемъ въ исторіи Бухаріи.

Въ продолженіе значительнаго времени умно и справедливо управляя Балхомъ, городомъ, который всегда игралъ видную роль въ исторіи Бухаріи, а въ послѣдніе годы правленія Субханова сдѣлался центромъ всѣхъ событій, Махмудъ пріобрѣлъ себѣ много друзей и еще болѣе враговъ; послѣдніе оклеветали его передъ Субханомъ, заставили удалиться въ отчину его, Кундузъ, и сдѣлали градоначальникомъ Ходжу-Салиха, рожденнаго отъ одной изъ дочерей Недиръ-Хана. Недовольный Махмудомъ и Салехомъ, Субханъ захотѣлъ наказать ихъ обоихъ и съ двухъ сотъ-тысячною арміею двинулся къ Балху. Салехъ просилъ Махмуда помириться съ нимъ; Махмудъ согласился, пріѣхалъ въ Балхъ, и въ продолженіе болѣе двадцати дней нетолько умѣлъ съ ничтожными силами защитить этотъ городъ отъ атакъ многочисленнаго войска Субханова, но и успѣлъ довести Султана до такой крайности, что тотъ самъ предложилъ миръ своему подданному. Ходжа-Салехъ былъ слишкомъ слабъ для того, чтобъ справиться съ буйными жителями Балха; Махмудъ предложилъ Субхану послать туда намѣстникомъ нѣжно любимаго внука, Мукима, сына Эскендерова, обѣщая въ такомъ случаѣ удалить Салеха. Субханъ принялъ предложеніе, и Махмудъ отправилъ Салеха со всѣмъ его имѣніемъ въ Индостанъ, гдѣ онъ былъ въ безопасности отъ преслѣдованій подозрительнаго хана, а Мукимъ вступилъ въ управленіе Балхомъ; но вражда партій и при немъ безпрестанно нарушала спокойствіе этого города, и къ довершенію бѣдствій изъ Хорасана вторглисъ Персіяне. Махмудъ, какъ геній хранитель, опять явился изъ Кундуза, усмирилъ мятежниковъ, выгналъ враговъ, и покрытый лаврами, осыпаемый благословеніями, опять удалился въ своею отчину. Скоро послѣ этого Субханъ умеръ; 23 года правилъ онъ Балхомъ и 31 царствовалъ въ Бухарѣ; былъ обманчивъ и недовѣрчивъ, но вмѣстѣ съ тѣмъ набоженъ; особенно уважалъ дервишей и богослововъ, и любилъ спорить съ ними о догматахъ вѣры; допускалъ въ свое общество и поэтовъ, и щедро награждалъ ихъ льстивыя хвалы. Онъ построилъ много великолѣпныхъ дворцевъ и мечетей, и основалъ одну изъ самыхъ прекрасныхъ медресе, высшихъ училищъ въ Бухарѣ.

VIII. Убейдъ-Уллахъ-Бегадиръ-Ханъ (1702—1740). По смерти Субхана, Узбеки Бухарскіе посадили на тронъ несовершеннолѣтняго сына его, Убейдъ-Уллахъ-Бегадиръ-Хана. Началомъ царствованія этого государя оканчивается единственный доселѣ источникъ для исторіи Бату-Ханидовъ, Тезкире-и Мукимъ-хани, сочиненіе Мухаммеда-Юсуфа-эль-Мунши, изданное въ извлеченіи на Французскомъ языкѣ О. И. Сенковскимъ въ книгѣ его Supplément á l’histoire générale des Huns des Turcs et des Mongols, etc. St.-Pétersbourg, 1824. Г. Негри, во время своего посольства въ Бухарію, собралъ нѣсколько свѣдѣній о послѣднихъ государяхъ этой династіи. Свѣдѣнія эти можно видѣть въ томъ же сочиненіи: мы приведемъ ихъ перечень.

Первые годы своего правленія, Убейдъ-Уллахъ провелъ не въ большомъ согласіи съ Мукимъ-Ханомъ, который, кажется, скоро совершенно отъ него отложился, и сталъ правитъ въ Балхѣ независимо. Убейдъ-Уллахъ царствовалъ 38 лѣтъ. Надиръ-Шахъ завоевалъ его владѣнія, но оставилъ его на престолѣ, и только взялъ въ заложняки Мухаммедъ-Рахима, сына одного изъ Бухарскихъ военачальниковъ. Воротясь изъ Персіи, Мухаммедъ-Рахимъ-Ханъ девять лѣтъ занималъ мѣсто Аталыка при Обейдъ-Уллахѣ и двухъ его преемникахъ, Абдуль-Муминъ Ханѣ и Бейдъ-Уллахъ-Ханѣ; потомъ, убивъ отца, а тамъ и обоихъ сыновей, онъ женился на дочери Убейдъ-Уллаха-Бегадиръ-Хана, и два года правилъ какъ ханъ. По смерти Рахима на тронъ Бухары возведенъ былъ Сеидъ-Абульгази, изъ фамиліи Эштерханидовъ; но государствомъ, съ титуломъ Аталыка, правилъ Даніяль-Би, родомъ Узбекъ. Съ смертію Сеида Абуль-Гази прекратился на престолѣ Бухарскомъ родъ Бату Ханидовъ, и Аталыкъ Даніяль-Би, овладѣвъ верховною властію, началъ здѣсь новую династію государей, которая владѣетъ доселѣ Бухарою. (См. Бухара и Даніяль-Би.) В. В. Г.