ЭЛ/ДО/Вега, Лопе Феликс де Карпио

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Вега
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Варшава — Вессексъ. Источникъ: т. IX: Вар—Вес, с. 169—172 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: МЭСБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕ : Britannica (11-th)ЭЛ/ДО/Вега, Лопе Феликс де Карпио въ новой орѳографіи


[169]ВЕГА, (Донъ Фрей), Лопе Феликсъ де Карпіо, называемый обыкновенно Лопе-де-Вега и Гарсиласо, извѣстный Испанскій драматическій стихотворецъ, родился въ Мадритѣ 25 сентября 1562 года. — Съ юныхъ лѣтъ показалъ онъ склонность къ поэзіи, сочинялъ стихи, прежде чѣмъ выучился писать, а на двѣнадцати-лѣтнемъ возрастѣ началъ сочинять цѣлыя пьесы. Лопе еще въ отроческихъ лѣтахъ лишился родителей и окончилъ философическій курсъ въ Аскалѣ, при помощи епископа Авилы. Возвратившись въ Мадритъ, онъ нашелъ себѣ покровителя въ герцогѣ Альбѣ, поступилъ къ нему секретаремъ, и по его требованію написалъ героическую буколику Arcadia, въ прозѣ, перемѣшанной [170]со стихами, по примѣру Монтемаіора въ его «Діанѣ». Это произведеніе есть напыщенная идилія въ пяти весьма длинныхъ дѣйствіяхъ, гдѣ пастухи говорятъ языкомъ Амадиса и разсуждаютъ о богословіи, грамматикѣ, риторикѣ, ариѳметикѣ, геометріи, музыкѣ и поэзіи. Въ этомъ, какъ и въ другихъ сочиненіяхъ Лопе-де-Веги, весьма часто встрѣчаются странныя мысли, игра словъ, и вообще онъ принадлежить къ писателямъ, которые подали опасный примѣръ ложнаго остроумія, распространившагося почти по всей Европѣ. Марини, подражая Испанскому поэту, внесъ этотъ дурной вкусъ въ Италіянскую поэзію. Вскорѣ Лопе женился; но семейная жизнь не мѣшала его литературнымъ занятіямъ. Мирные дни его однако жъ были потревожены несчастнымъ случаемъ, который принудилъ его оставить Мадритъ. Знатный дворянинъ пошутилъ на счетъ Лопе; стихотворецъ отмстилъ насмѣшнику жестокою сатирою, вызванъ былъ имъ на дуель, ранилъ тяжело своего противника, и долженъ былъ нѣсколько времени скрываться въ Венеціи. Вскорѣ но возвращеніи въ Мадритъ, Лопе лишился жены, и чтобы удалиться отъ мѣста столь печальныхъ приключеній, присоединился къ славной «армадѣ», которой несчастная судьба извѣстна. Во время этого похода Лопе написалъ поэму: Красота Ангелики, (La hermosura d’Angelica, Барселона, 1604) въ 20 пѣсняхъ; это продолженіе повѣсти знаменитаго Аріоста, въ которомъ однакоже нѣть ничего похожаго на блестящія красоты Итальянскаго поэта. Возвратившись въ Мадритъ, въ 1590 году, Вега вторично женился. Въ 1598 году гимнъ, написанный имъ на день причтенія къ лику святыхъ Исидора, заслужилъ положенную за то награду. Онъ выдалъ это стихотвореніе, вмѣстѣ со многими другими на тотъ же предметъ, подъ названіемъ: Tome de Burguillos. Около этого же времени написалъ онъ множество театральныхъ пьесъ. Литературная слава его безпрестанно возрастала, между тѣмъ какъ въ семействѣ своемъ испыталъ онъ новое горе: смерть похитила у него осмилѣтняго сына и жену. Оставшись одинъ съ малолѣткою дочерью, Лопе вступилъ въ должность секретаря инквизиціи и священника. Но труды должностные не мѣшали ему заниматься поозіею. Талантъ Лопе-де-Веги нашелъ себѣ совмѣстника въ знаменитомъ Сервантесѣ, который, торжественно отдавая ему справедливость, совѣтовалъ въ то же время въ одномъ изъ своихъ сонетовъ не оканчивать начатой имъ поэмы: Покоренный Іерусалимъ (Ierusalem conquistado). Лопе не послушалъ благоразумнаго совѣта и издалъ поэму — слабѣйшее изъ всѣхъ своихъ твореній. Странна судьба этихъ двухъ писателей. Сервантесъ умеръ въ нищетѣ, непонятый своими соотечественниками, вполнѣ не вознагражденный ни выгодами жизни, ни славою; но потомство, въ лицѣ всѣхъ образованныхъ народовъ, съ восторгомъ признало Сервантеса однимъ изъ величайшихъ писателей. Между тѣмъ Лопе во время жизни своей былъ идоломъ Испаніи, золото лилось на него рѣкою, а слава безпрерывно вѣнчала его свѣжими лаврами — и что же? Лопе почти забытъ въ собственномъ своемъ отечествѣ. Особенно по смерти Сервантеса энтузіасмъ Испанцевъ къ Лопе достигъ высшей степени, и стихотворецъ не имѣлъ благоразумія умѣрить его. Стихотворныя сочиненія Лопе безчисленны; рѣдкій годъ онъ не печаталъ поэмы; не было мѣсяца, недѣли, чтобы онъ не поставилъ какой нибудь пьесы на театрѣ. Пастушеская поэма иа «Рождество Христово» въ прозѣ и стихахъ, утвердила за нимъ славу первенства въ этомъ родѣ; многіе стихи и гимны на предметы священные доказываютъ его ревность къ избранному имъ званію. Филиппъ IV, покровитель Испанскаго театра, при вступленіи своемъ на престолъ (1621), засталъ Лопе царемъ отечественной сцены; въ самомъ дѣлѣ, поэтъ имѣлъ неограниченное вліяніе на писателей, актеровъ и публику. Государь осыпалъ его почестями и благодѣяніями. Въ это время Вега выдалъ Торжество Вѣры (Los triumphos de la Fe, Мадритъ, 1624) и Удача Діаны (Las fortunas de Diana), повѣсти въ прозѣ, подражаніе Сервантесовымъ; эпическую поэму — Цирцея (Circe) и аллегорію: Филомела Philomela, Мадритъ, 1621), гдѣ скрываясь въ ролѣ соловья, онъ старался отмстить нѣкоторымъ изъ своихъ критиковъ, представленнымъ въ видѣ дроздовъ. Слава его возрасла до такой степени, что наконецъ онъ самъ почувствовалъ неумѣренность общаго энтузіасма и пересталъ довѣрять ему. Новую поэму свою: Печальная Королева, (Corona tragica), предметомъ которой были иесчастія королевы Шотландской Маріи Стюартъ, онъ посвятилъ папѣ Урбану VIII, воспѣвшему также печальную смерть ея въ [171]нѣсколькихъ стихотвореніяхъ. Папа почтилъ Вегу собственноручнымъ письмомъ, далъ ему титло доктора богословія, прислалъ Малтійскій крестъ и назвалъ его «апостольскимъ камеръ-прокуроромъ». За ревность къ вѣрѣ католической, инквизиція сдѣлала Лопе де-Вегѣ рѣдкое отличіе, назвавъ его «своимъ служителемъ» (Familiar). Все усиливало эитузіасмъ Испаніи «къ этому чуду литературы». Народъ, для котораго онъ писалъ, пренебрегая критикой, бѣгалъ за нимъ, когда онъ показывался на улицѣ, и смотрѣлъ на него, какъ на чудо природы (monstruo naturalega), по выраженію Сервантеса. Директоры театровъ ссорились за его пьесы, и платили ему такія значительныя суммы, что наличный капиталъ Лопе простирался до 100,000 червонныхъ; однако жъ онъ, по щедрости своей, раздавалъ богатство бѣднымъ, и по смерти не оставилъ почти никакого имущества. Духовная Мадритская коллегія избрала его своимъ президентомъ; когда въ обыкновенномъ разговорѣ хотѣли означить что-нибудь превосходное въ своемъ родѣ, тогда называли это «Лопическимъ». До 1635 года, Лопе не переставалъ издавать стихотворенія и театральныя пьесы; но съ этихъ поръ онъ занялся единственно благочестивыми мыслями, предался строгой монашеской жизни, и умеръ 26 августа того же года. Сожалѣніе о его смерти превзошло всѣ почести, оказанныя ему въ жизни. Его похоронили съ царскимъ великолѣпіемъ, при чемъ было произнесено множество похвальныхъ словъ. Соревнованіе, съ которымъ отечественные и иностранные писатели оплакивали его кончину и воспѣвали его славу, представляетъ рѣдкій примѣрь въ исторіи литературы. Давно уже удивляются неимовѣрному множеству сочиненій Лопе; утверждаютъ, будто онъ напечаталъ 21,300,000 строчекъ, и что 800 пьесъ его были играны на театрѣ. Однако жъ, безъ сомнѣнія, это преувеличено. Хотя до насъ дошло не болѣе четвертой части этого числа сочиненій Веги, но ихъ достаточно, чтобы возбудить удивленіе къ необыкновенной его плодовитости. По его собственнымъ словамъ, онъ иногда въ однѣ сутки сочинялъ цѣлую пьесу и ставилъ ее на сцену. Пересъ-де-Монтальбанъ увѣряетъ, что Лопе съ одинокою легкостію писалъ стихами и прозою, и такъ скоро сочинялъ первые, что не успѣвали писать за нимъ. Онъ сочинилъ 1200 театральныхъ пьесъ и 100 проповѣдей на праздники Тѣла Христова. Изъ его творенія лучшія, безъ сомнѣнія, драматическія. Пьесы, приближающіяся характеромъ къ трагедіямъ, содержатъ обыкновенно столь продолжительную завязку, что другой поэтъ сдѣлалъ бы изъ одной его пьесы но крайней мѣрѣ четыре. Такое изобиліе особенно примѣтно въ La fuerza lastimoza, которая играна была и въ сералѣ Константинопольскомъ. Лопе есть единственный поэтъ по богатству драматическаго вымысла, по легкости слога въ прозѣ и стихахъ. Отработка и связь его пьесъ всегда поверхностны и не очень естественны. Ихъ порицаютъ также за однообразіе нѣкоторыхъ положеній, за невѣрное изображеніе нравовъ. Въ пьесахъ, писанныхъ имъ исключительно для народа, есть столько надутыхъ выраженій и гиперболъ, что можно принять ихъ за насмѣшку надъ предметомъ и зрителями. Достоинство лучшихъ мѣстъ въ его трагедіяхъ, по мнѣнію Испанскихъ критиковъ, состоитъ въ богатствѣ образовъ и чистотѣ языка. Впрочемъ многіе иностранные драматическіе стихотворцы подражали Вегѣ и одолжены ему лучшими своими пьесами и лучшими въ нихъ мѣстами. Вотъ что говоритъ о немъ Шлегель въ своихъ «Бесѣдахъ о драматическомъ искусствѣ и драматической литературѣ»: этотъ писатель, то возвышаемый до небесъ, то слишкомъ унижаемый, является въ самомъ блестящемъ свѣтѣ: театръ былъ лучшею школою для уничтоженія трехъ главныхъ его пороковъ, недостатка связи, растянутости и ненужной учености. Въ нѣкоторыхъ его пьесахъ, особенно въ историческихъ, основанныхъ на древнихъ пѣсняхъ и сказаніяхъ, напримѣръ о королѣ Валибѣ, о проказахъ молодаго Бернарда дель-Карпіо, о зубцахъ замка Таро и т. д., видна какая-то жесткость, употребленная, кажется, съ намѣреніемъ; въ другихъ пьесахъ, изображающихъ правы тогдашняго времени, видѣнъ уже весьма образованный общественный тонъ. Всѣ его пьесы, при истинно занимательныхъ положеніяхъ, отличаются самой остроумной шуткою, и вѣроятно, большая часть ихъ принесла бы удовольствіе и на нынѣшней сценѣ, если бь ихъ прилично обработать. Недостатки ихъ составляютъ: излишняя роскошь вымысла и небрежность въ отдѣлкѣ; въ нихъ недостаетъ также глубокомыслія и тѣхъ тонкихъ отношеній, которыя [172]составляютъ истинную тайпу поэзіи. Всѣ творенія Лопе собраны въ Collection de las obras scultas assien prosa como en verso de D. Frey Lope, etc. Мадритъ 1776—79, 21 томъ въ 4°; «театръ» его изданъ особо въ 25 томахъ въ 4. Лордъ Голландъ написалъ и издалъ драгоцѣнную книгу о жизни и сочиненіяхъ Лопе-де-Веги, Some account of the life and writings of L. F. de Vega Carpio, Лондонъ, 2 нзд. 2 част. 1817.