ЭЛ/ДО/Дурова, Надежда Андреевна

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Дурова
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Діонисій — Дятлина. Источникъ: т. XVII: Діо—Дят, с. 309—311 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: ВЭ : МЭСБЕ : РБС : ЭСБЕЭЛ/ДО/Дурова, Надежда Андреевна въ новой орѳографіи


[309]ДУРОВА, Надежда Андреевна, иначе Александръ Андреевичъ Александровъ, кавалеристъ-дѣвица и писательница, родилась въ Херсонѣ, въ сентябрѣ 1790 года. Жизнь Дуровой, по своей особенности и романическимъ приключеніямъ, любопытна въ высшей степени. Отецъ ея, легкоконный ротмистръ, во время стоянки съ полкомъ въ Малороссіи, женился на одной извѣстной со всемъ томъ краю красавицѣ, противъ воли ея родителей, и первымъ плодомъ ихъ брака была дочь Надежда, въ послѣдствіи воинъ-писательница. Съ самаго рожденія Надежда Андреевна была не любима матерью, желавшею имѣть не дочь, а сына, и эта нелюбовь дошла наконецъ до того, что отецъ, видя слишкомъ уже не ласковое обращеніе жены, принужденъ былъ поручить воспитаніе осьми-мѣсячной Надежды фланговому легкоконцу своего эскадрона. Подъ надзоромъ, и попеченіями, добраго усача, который нѣжно полюбилъ ввѣренное дитя, оно оставалось до самаго выхода отца въ отставку, почти до пятилѣтняго возраста, [310]и отъ этого-то Надежда Андреевна получила то влеченіе къ военной жизни и ея упражненіямъ, которыми отличалась въ послѣдствіи. Опредѣлившись городничимъ въ одинъ изъ уѣздныхъ городовъ Пермской губерніи, Дуровъ переселился туда со всѣмъ семействомъ, и дочь его должна была перейти изъ рукъ баловавшаго ея дядьки-гусара подъ зависимость матери. Надежда Андреевна не покидала своихъ воинственныхъ занятій и игръ, къ которымъ привыкла въ лагерѣ, и тѣмь безпрестанно навлекала на себя гнѣвъ матери, заставлявшей ее но цѣлымъ днямъ сидѣть за шитьемъ или кружевами. По ни строгой надзоръ, ни утомительныя занятія, ни даже частыя наказанія, не имѣли успѣха, и Надинька продолжала по прежнему потихоньку играть оружіемъ. Вскорѣ отецъ подарилъ ей Черкесскаго коня Алкида, къ которому она привязалась всею душою, и черезъ нѣсколько мѣсяцевъ уже смѣло носилась на немъ черезъ поля и овраги. Съ этого времени всѣ мысли Надежды Андреевны стремились только къ тому, чтобъ вступить въ военную службу. Неожиданный случай вскорѣ помогъ ей осуществить любимую мечту. Казачьему полку, стоявшему въ томъ городѣ, гдѣ жили, ея родители, объявленъ былъ походъ, и онъ выступилъ 15-го сентября 1806. Узнавъ объ этомъ, Надинька, ночью 17-го сентября, въ день своихъ пмянинъ, одѣвшись въ казачій чекмень, остригши волосы, и взявъ для себя необходимое, покинула тайно домъ родительскій, и на своемъ любимцѣ Алкидѣ поскакала по направленію, принятому полкомъ, который и догнала на разсвѣтѣ. Явившись къ полковнику, она выдала себя за сына одного изъ окружныхъ помѣщиковъ, будто бы желающаго тайно, противъ воли родителей, вступить въ военную службу. Полковникъ, по тогдашнимъ правиламъ, не имѣвшій права принять ее въ казачій полкъ, дозволилъ однако слѣдовать за нимъ на Донъ, и отважная дѣвица съ радостію согласилась. Прибывъ на Донъ, полкъ оставался тамъ не долго; черезъ нѣсколько мѣсяцевъ ему велѣно было итти въ Гродно. Прибывши туда, Надежда Андреевна вступила товарищемъ, подъ именемъ Александра Андреевича Дурова, въ комплектовавшійся въ этомъ городѣ коннопольскій уланскій эскадронъ. Скрывая тайну своего пола, Дуровъ долженъ быль выполнять всѣ обязанности службы, часто превосходившія его силы, ходчль съ полкомъ за границею въ кампанію 1807 года, былъ въ сраженіяхъ при Гейльсбергѣ, Фридландѣ, во многихъ стычкахъ отличался храбростію, часто даже опрометчивою, и тѣмъ обратись на себя вниманіе начальниковъ, заслужилъ вмѣстѣ и уваженіе удалыхъ коннопольцевъ. По возвращеніи войскъ въ Россію, послѣ Тильзитскаго мира, Надежда Андреевна, по повелѣнію Императора Александра, узнавшаго ея полъ, отправлена была въ Петербургъ. По пріѣздѣ туда, она вскорѣ получила приказаніе явиться къ Государю, который принялъ ее чрезвычайно милостиво, хвалилъ ея мужество, наградилъ Георгіевскимъ крестомъ, и произвелъ въ офицеры, съ назначеніемъ въ Маріупольскій гусарскій полкъ. Онъ также повелѣлъ ей, вмѣсто прежней фамиліи Дуровъ, называться по Его имени Александровымъ, и далъ позволеніе во всѣхъ нуждахъ относиться прямо къ Нему. До 1811 года, Надежда Андреевна, или Александровъ, находилась въ Маріупольскихъ гусарахъ; по въ этомъ году, по просьбѣ своей, переведена была въ Литовскій уланскій полкъ.

Въ 1812 году, Надежда Андреевна, наровнѣ съ другими, раздѣляла всѣ трудности и опасности отечественной войны; находилась въ сраженіяхъ подъ Смоленскомъ и подъ Бородинымъ, гдѣ получила контузію въ ногу, послѣ которой, по личной своей просьбѣ, взята была главнокомандующимъ княземъ Кутузовымъ на безсмѣнные къ нему ординарцы, и потомъ уволена въ отпускъ къ отцу. Въ маѣ 1813, снова возвратившись къ своему полку, Надежда Андреевна отправилась съ нимъ за границу, участвовала въ разныхъ стычкахъ и успѣла нѣсколько разъ отличиться храбростію. По возвращеніи побѣдоносныхъ войскъ въ отечество, кавалеристъ-дѣвица продолжала еще нѣсколько лѣтъ службу, но наконецъ слабое, здоровье отца, его просьбы, и разстроенное состояніе его дѣлъ, заставили ее выдти въ отставку съ чиномъ штабсъ-ротмистра, и пенсіономъ. Во время службы Надежды Андреевны, хотя почти ни кто не зналъ о ея полѣ, но въ войскахъ и въ народѣ носились разныя неясные, и большею частію преувеличенные, слухи о существованіи кавалериста-дѣвицы въ Русской арміи, и только въ 1830 году, она [311]сама издала собственную автобіографію, подъ названіемъ Кавалеристъ-дѣвица (С. П. б. in 8°) и удовлетворила общему любопытству. Записки эти, съ которыми впервые познакомилъ публику Пушкинъ черезъ отрывки, которые помѣстилъ изъ нихъ въ своемъ журналѣ и Современникъ и, имѣли необыкновенный успѣхъ, какъ по занимательности самаго содержанія и особы героя-автора, такъ и по живому, простодушному разсказу, обнаружившему дотолѣ неизвѣстное прекрасное дарованіе литературное. Вслѣдъ за изданіемъ перваго своего сочиненія, Надежда Андреевна приняла участіе въ журналахъ, и подарила публику многими повѣстями, которыя послѣ были собраны и изданы подъ названіемъ Повѣсти Александрова, С. П. 6., 4 части in-12°. Кромѣ этихъ сочиненій, напечатала Н. А. Дурова еще слѣдующія: Годъ жизни въ С.-Петербургѣ, С. П. б. 1839, одна часть in-12°; Записки, прибавленіе къ Кавалеристу-дѣвицѣ, Москва, 1839, одна часть in 8°. Обѣ эти книги могутъ служить дополненіями къ автобіографіи Александрова. За ними слѣдовали: Гудишки, романъ въ 4-хъ частяхъ, С. П. б. 1839, in 12°, Ярчукъ, или Собаки-духовидецъ, С. П. б. 1840, въ 2-хъ частяхъ, in 12°; Кладъ, С. П. б. 1840, и Уголъ, повѣсть, С. П. б. 1840, in-12°.

Вообще всѣ литературныя произведенія Александрова, или Дуровой, имѣютъ много относительныхъ достоинствъ. Теперь Надежда Андреевна живетъ въ С.-Петербургѣ, носитъ мужское платье съ орденскимъ знакомъ, и не смотря на свой возрастъ, сохраняетъ бодрость, крѣпость и быстроту движеній, пріобрѣтенныя ею въ военной службѣ. Портретъ ея, впрочемъ не совсѣмъ похожій, приложенъ къ первому тому изданія Смирдина «Сто Русскихъ литераторовъ».