ЭСБЕ/Басенок, Федор Васильевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Басенок, Федор Васильевич
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Банки — Бергер. Источник: т. III (1891): Банки — Бергер, с. 142—143 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : РБС
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Басенок Федор Васильевич — воевода XV века, особенно прославившийся своей непоколебимой верностью великому князю московскому Василию Васильевичу Темному в борьбе его с Юрьевичами. Когда в 1446 г. Василий II был свергнут с великокняжеского престола и ослеплен по приказанию Дмитрия Шемяки, занявшего Москву, все его приверженцы разбежались — кто в Литву, кто в дальние уделы, а дети боярские и все люди московские стали присягать Шемяке, один только Федор Васильевич Б. отказался от этой присяги, объявив, что не хочет служить хищнику и вору. Шемяка приказал заковать его в цепи. Но Б. сошелся со своим приставом и вместе с ним бежал в Коломну, где некоторое время скрывался у своих приятелей, а потом, склонив на свою сторону многих служилых людей, грабил с ними Коломенский уезд и ушел в Литву, к Василию Ярославичу Боровскому, который ему и князю Семену Оболенскому отдал г. Брянск. Здесь вместе с Василием Ярославичем, кн. Сем. Оболенским и др. Б. начал готовиться к выступлению на защиту великого князя. Уже в следующем году (1447) они со значительными ратными силами являются в пределах Руси. Близ Ельни их силы увеличиваются присоединением татарского отряда, также выступившего на выручку великого князя. Между тем и Василий Васильевич, освобожденный Шемякой из заточения по настоянию митрополита Ионы, пошел не в Вологду, куда его отправил Шемяка, а сначала в Кириллов монастырь, где получает разрешение от "проклятых грамат", потом в Тверь — и отсюда с присоединившимся к нему тверским князем Борисом Александровичем — на Волоколамск. В Волоколамске стояли тогда Шемяка и Иван Можайский. Сюда же шел и Б. Но не успели они сойтись под Волоком, как Шемяка, услыхавший о занятии Москвы людьми Василия Васильевича, бежал сначала в Галич, затем в Чухлому и отсюда в Каргополь. Василий II беспрепятственно вступил в Москву и снова занял великокняжеский стол, остававшийся в его руках до самой смерти (1462 г.). Так как Шемяка находил еще сторонников, то борьба с ним продолжалась до 1453 года, когда последовала скоропостижная смерть Шемяки.

В этой-то борьбе особенно и отличился Федор Б. В 1449 г. он вместе с князем Иваном Оболенским Стригой отразил внезапный приступ Шемяки на Кострому; в 1450 г. участвовал в битве под Галичем, где войска Шемяки были наголову разбиты и сам он едва спасся бегством в Новгород; через два года (1452) воеводствовал при взятии Устюга, который занял Шемяка, и оттуда ходил воевать в Вологду. Вместе с тем Б. принимал деятельное участие и в войне с войсками Седи-Ахмета, ногайского хана, тянувшейся с 1448 г. с перерывами до 1455 г. Самым блестящим подвигом Б. в этой борьбе была победа, одержанная им над татарами в 1455 г. В этом году с войсками пришел к Оке сын Седи-Ахмета Салтан. Иван Васильевич Ощера, стоявший недалеко от берега Оки с коломенской ратью, боялся вступить в бой с царевичем, и татары свободно переправились через реку, безнаказанно грабили и опустошали край — и с большим полоном пошли обратно. Тогда великий князь выслал против них своих сыновей Ивана и Юрия, а потом выступил и сам. Но Ф. Б. опередил их: нагнал татар близ Коломны, разбил их и отнял полон.

Последним ратным подвигом Федора Васильевича было занятие Рузы и победа, одержанная над 5-тысячным новгородским войском в 1456 г., увеличившая его военную славу еще и потому, что он тут (под Рузой) боролся, имея в своем распоряжении не более 200 человек. Эта победа, приведшая к выгодному для Москвы Яжелбицкому договору с Новгородом, и другие военные подвиги Б. приблизили его к великому князю, питавшему к Б. глубокую признательность и расположение. Б. был даже назначен Василием Васильевичем свидетелем при заключении духовной. По этой духовной между прочим и Ф. Б. отдавались в пожизненное владение два села, Окуловское и Репинское, которые Б. подарила еще при своей жизни Софья Витовтовна, а в своей духовной отдала в распоряжение великому князю.