ЭСБЕ/Беловежская пуща

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Беловежская пуща
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Буны — Вальтер. Источник: т. V (1891): Буны — Вальтер, с. 208—211 ( скан · индекс ) • Другие источники: ВЭ : МЭСБЕ : НЭС
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Беловежская пуща занимает в Гродненской губернии почти всю северо-западную часть Пружанского уезда, находится между 52°29′48″ и 52°54′ северной широты и 40°10′42″ восточной долготы (от Ферро). Эта огромная и величественная пуща состоит из двух дач — Беловежской и Свислочской, разделенных течением реки Нарев и имеющих в окружности до 240 верст. Наибольшая длина с севера на юг — до 43 верст, а ширина от 26 до 34 верст. По последней съемке 1890 г. общая площадь пущи 115114,25 десятин (1120 кв. верст), причем пространство Беловежской дачи заключает 93276,55 десятин (и 139,1 десятину спорных покосов), а Свислочской дачи — 21835,7 десятин. На долю чисто лесного насаждения в обеих дачах приходится до 96813 десятин. Пуща занимает в губернии наиболее возвышенное положение, находясь на водоразделе между бассейнами Балтийского и Черного морей, причем большая часть ее расположена в бассейне Буго-Нарева, одного из главных притоков Вислы. Наиболее высокая часть холмов, до 94,8 саженей над уровнем моря, находится в восточной части пущи. Вообще, поверхность ее представляет слегка возвышенную равнину, со слабым склоном во все стороны, а группы невысоких холмов придают ей слегка волнообразный вид; наиболее низменна северная часть пущи; болотистые пространства, занимающие более 1000 десятин, известны под общим названием «Никор»; из этих обширных болот берут начало истоки речек: Нарев, Наревка, Ясельда, Рос, Лесна, Немержанка, Брявка и проч., направляющихся в разные стороны, к притокам Вислы, Немана и Припяти. Долины речек болотисты и их русла зарастают осокой и камышами; но весной в течение 4—6 недель и в дождливое лето сплав леса по ним вполне возможен и производится на многих пристанях пущи (катищах, рюмах, плотбищах). Преобладающая почва в пуще супесь и песок, залегающие на толще мергельного суглинка; тощий, рыхлый песок — редкость; местами встречается назем или иловатый слой. Густота леса, поддерживая постоянную влажность почвы, является причиной того, что климат Беловежской пущи суровее, чем в прилегающих местах: весна наступает позже, лето прохладнее, ясные дни, при холодных, нередко с туманами, ночах, сообщают особый оттенок климату пущи. Из растущих в пуще древесных пород первое место в количественном отношении принадлежит: сосне, ели, березе, осине и ольхе; второе место занимают: дуб, граб и ясень; а третье место: липа, клен, берест и вяз. Все остальные древесные лесонасаждения и кустарные породы не имеют лесохозяйственного значения; из них по редкости наиболее замечательны — пихта, растущая среди болота «Дикого Никора», и тис, растущий кустиками, до 2-х аршин высотой, в урочище Незнаново; из остальных пород в лесу встречаются: белолистка (Populus alba), осокорь, дикая яблоня, дикая груша, рябина, бредина (Salix caprea) и некоторые кустарниковые разновидности ивы (Salix cinerea, pentandra, fragilis, auriata, repens) и др. Сосна, составляющая до 40,5% всего лесного насаждения, достигает до 12 и 17 саженей высоты и возраста до 250 и более лет; ель занимает до 20% и достигает, наиболее, 230-летнего возраста; дуб сильно распространен в виде примеси, составляет 3,8% и встречается в самых разнородных насаждениях, достигая до 7 саженей высоты и до 300-летнего возраста; остальные наиболее важные в лесохозяйственном отношении древесные породы составляют 35,7% всего лесного насаждения. Из всех пород Б. пущи — ель, дуб, береза и осина встречаются повсеместно в большей или меньшей степени; а остальные древесные породы выбирают участки с наиболее подходящими почвенными условиями для их произрастания. По преобладанию лесной древесной породы части леса называются или бором — 50415,35 десятин (62,9%), или чернолесьем — 29708 десятин (37,1%); в последнем различают: груд, олёс и елосмыч. По возрасту лесонасаждения в Б. пуще считается примерно: старого леса (до 50-летнего возраста) 5,9%, более спелого леса (до 100 лет) 28,6%; до 150-летнего возраста — 34,0% и более 150 лет — 31,5%. Вообще, по свойству и изобилию древесных пород, по разнообразию насаждений, по размерам дерев, — Б. пуще принадлежит, бесспорно, одно из первых мест среди лесных дач империи. Доходы с пущи состояли в продаже на сруб леса, валежника, за пастьбу скота, сенокошение и оброчные статьи, и по среднему выводу до 1884 г. составляли ежегодно 48600 руб., а расходы 16375 руб., и только с 1885 г. наступила более усиленная эксплуатация накопленных веками древесных запасов, которые ревниво охранялись, вследствие боязни рубкой леса повредить размножению зубра; в 1888 г. продано одного только леса на сруб на сумму 179980 руб. Но чтобы увеличить сбыт лесного материала, необходимо улучшение существующих сплавных путей и создание подъездного рельсового пути, устройство лесопильного завода и проч.

Беловежская пуща замечательна по нахождению в ней почти исчезнувшей породы животных — зубра (Bos urus L.) или бизона римлян, который, благодаря охране, сохранился по настоящее время и его насчитывают несколько сот голов. Места в лесу, где постоянно находятся зубры, называются «зубровыми стоянками», занимают площадь приблизительно в 70000 десятин, огорожены были в 1875 г. довольно прочной городьбой из жердей, но последняя, оставаясь без ремонта, начинает разваливаться. Первый известный счет зубров в 1821 г. дал 722 головы, затем, мало-помалу увеличиваясь, число их в 1850 году достигло до 1510; но с 1863 г. численность зубров, вследствие открывшейся среди них повальной болезни, а отчасти от охоты и браконьерства быстро упало до 384 голов; в 1886 г. числилось в пуще 361 голова старых зубров и 72 молодых. Для присмотра за ними и заготовления сена имеются в разных частях пущи 10 кормовых сараев и зубровые сторожа. Сохранение этой вымирающей породы животных постоянно озабочивало как польское, так и русское правительства. По ныне действующим правилам, зубры считаются казенной собственностью и охота на них производится не иначе как с Высочайшего на то разрешения. Самовольное убийство зубра преследуется не как самовольная охота, а по ст. 153 Мирового Устава, как убой или изувечение чужих животных, виновные в чем подвергаются аресту не свыше одного месяца или денежному взысканию не свыше 100 руб. Кроме зубра, в Б. пуще водятся: лоси, косули, катаны, барсук, лисица и два вида зайцев (Lepus europaeus et L. vanabilis); кроме того, некогда здесь водилась дикая лошадь (Equus sylvestris), бобр, красный олень (Cervus elaphus), росомаха. Хищные животные, бывшие в пуще, ныне почти все истреблены; изредка встречается — рысь, медведь, а также волки, забегающие иногда из соседних лесов. Из множества птиц встречаются в пуще: глухарь, тетерев, ракельган (Tetrao Rakkelhan et medius), рябчик, изредка белая куропатка, цапли, разные виды сов (Strix) и др.

О самой пуще в первый раз упоминается в начале XV столетия, а именно о знаменитой охоте польского короля Ягелло и великого князя литовского Витовта в 1409 г., причем в течение 8 дней убито было много зубров, лосей и оленей, мясо которых в бочках сплавлено было по рекам Нареву и Висле в войско, отправлявшееся в поход против Тевтонского ордена. Название Беловежской пущи одни производят от имени аборигенов этой местности, народа ятвежи или ятвягов (Jadzwingowie), другие от белой башни (biała wieźa), находившейся при замке на охотничьем дворе, построенной на исходе XVI в. В воспоминание бывшей в сентябре 1752 г. охоты короля Августа III воздвигнут при деревне Беловежи обелиск из местного серого песчаника, в 16 футов высоты, с надписями на польском и немецком языках о лицах, участвовавших в охоте, и о количестве убитой дичи. В память октябрьской охоты 1860 г., бывшей в присутствии государя императора Александра II, поставлен при зверинце памятник, изображающий зубра в оборонительном положении от собак; на пьедестале обозначено время охоты с перечислением лиц, в ней участвовавших, и количества убитого зверя. Кроме того, в пуще сохранилась память бывших королевских охот в названии некоторых мест, как, например: Баториева гора, королевский зверинец (Wielka klatka) и т. д. Первое законодательство относительно сбережения лесов мы находим в уставе Сигизмунда II Августа, изданном на русском языке в 1557 г.: «Устав на волоки господаря, короля, его милости, у во всем великом князстве Литовском». Более значительные и существенные изменения в порядке управления и охранения пущи приписывают подкоморию великого княжества Литовского графу Ант. Тизенгаузу, при котором пуща разделена была просеками на 12 страж и охранялась 118 стрелками, при 108 осочниках; всей пущей заведовал лесничий. Реки Нарев, Наревка и Лесна были расчищены; верховья первых двух рек соединены каналом; открыт значительный сплав леса в Данциг; устроено несколько стеклянных, смолокуренных, скипидарных, гончарных и поташных заводов. При императрице Екатерине II величина пущи была значительно уменьшена раздачей леса разным лицам. Заботы об охране зубров начались в царствование императора Александра I, причем запрещена была на них охота, а с 1820 г. и рубка в пуще леса. В 1811 и в 1834 гг. пуща пострадала от двух бывших в ней пожаров. С учреждением в 1837 г. министерства государственных имуществ, в пуще образованы 3 лесничества (2, 3 и 4 Пружанские), оставлено 10 стражников, при 123 стрелках и 114 осочниках. В 1841 г. от 2-го лесничества отделена часть пущи с наименованием 5-м Пружанским образцовым лесничеством. В 1847 г., по окончании таксации, все лесное пространство пущи разделено просеками на квадраты двухверстной длины, при одноверстной ширине, всего на 666 кварталов (Беловежская дача на 541 квартал и Свислочская дача на 125 кварталов), и вся пуща разделена на 5 лесничеств, имевших 10 объездов и 77 обходов; охранение ее вверено 77 семействам постоянной лесной стражи, водворенной в пределах пущи; число осочников сокращено до 73 человек. В 1849 г. стражники заменены конными лесными объездчиками. В 1869 г. численность лесной стражи сокращена до 64 лесников, при 10 объездчиках, при замене всей стражи вольнонаемной; все семейства бывших стрелков, лесников и т. д. обращены в первобытное состояние государственных крестьян, оставлены в пуще на занимаемых ими местах и наделены «поверочной люстрацией» из пущи добавочными наделами. В 1870 г. присоединена к пуще Гайновская корабельная роща; а в 1872 г. изменено административное деление пущи; вместо 5-ти, образовано всего 4 лесничества, село Беловеж осталось по-прежнему местожительством ревизора, заведующего Беловежской пущей. Неблагоприятные последствия, созданные наделом землей лесной стражи, за ее службу, обнаружились в уменьшении величины лесного пространства пущи и в присутствии постороннего элемента в разных местах ее: так, в настоящее время внутри пущи находится 9 селений и не менее 68 разной величины крестьянских участков, общая площадь которых составляет 4565,7 десятин, причем общая длина всех меж доходит до 739 верст. Через пущу проходит одна почтовая дорога из местечка Свислочи в город Пружаны, пересекая пущу в северо-восточном ее углу на протяжении 8 верст; кроме многих мелких дорог, соединяющих разные деревни и урочища, насчитывается до 10 более значительных дорог, называемых «гостинцами», из которых две дороги имеют значение военно-коммуникационное и три дороги — торговое. В Беловежской пуще находится «зверинец» на 9-ой версте от села Беловеж, занимающий площадь до 800 десятин (около 8 кв. верст), обнесенный забором и частоколом и разделенный на три части, из которых: 480 десятин предназначены для зубров, которых находится 8 голов; 250 десятин — для 250 красных оленей и 70 десятин для кабанов. Через зверинец протекает ручей и проведены канавы, служащие для водопоя животным. В 1888 г. состоялось Высочайше утвержденное положение комитета министров о передаче Беловежской и Свислочской пущ из министерства государственных имуществ в удельное ведомство, в обмен на равноценные удельные леса и земли в уездах Трубчевском и Севском — Орловской губернии и в уезде Курмышском — Симбирской губернии. Цель обмена — озаботиться о лучшем сбережении зубров и об устройстве в будущем царских охот, для чего приступлено к возведению в селе Беловеже Императорского охотничьего дворца. Обе пущи в административном отношении разделены на три округа: 1-й — западный или Гайновский, имеет 3-х смотрителей и 25 человек стражи; 2-й — восточный или Бровский — 4 смотрителей и 24 человека стражи, и 3-й — южный или Беловежский, имеет 5 смотрителей, при 32 сторожах. Ныне Беловежская пуща разделена на 934 квадрата, и общая ее площадь заключает под угодьями 5392,45 десятин, под лесом — 80123,35 десятин, непроизводительных площадей — 7608,4 десятины и под дорогами и водами — 152,35 десятин. Свислочская пуща разделена на 125 квадратов и заключает под угодьями — 2030,73 десятины, под лесом — 16753,48 десятин, непроизводительных площадей — 2833,38 десятин и под лесными прогалинами — 25,81 десятины, и входит в состав 2-го западного округа.

Литература: Чацкий, «О litewskich i polskich prawach» (Вильно, 1801); барон Г. X. Бринкен, «Mémoire descriptif sur la forêt Impériale de Białowieźa en Lithuanie» (Варшава, 1828 г.); Эйхвальд, «Naturhistorische Skizzen von Littauen etc.» (Вильно, 1830); Ф. П. Яроцкий, «Pisma» (Варшава, 1830, ч. II, «О puszczy Białowieżskiéj»); Балинский и Лапинский, «Starożytna Polska» (Варшава, ч. III, 1846); «Лесной Журнал» (1835 г., кн. 2, и 1878 г., кн. 11); «Журнал Мин. Внутренних дел» (1845 г., ч. XI); «Ausland» (1845 г., № 294); «Русский Инвалид» (1852 г., № 190); Долматов, «Исторический обзор Беловежской пущи» («Газета лесоводства и охоты», 1855 г., прибавление к № 27); «Экономист» (1862 г., кн. 9); «Экономические Записки» (1862 г., № 45); П. Бобровский, «Материалы для географии и статистики России» (1863); «Охота в Беловежской Пуще» (издание мин. государственных имуществ); «Гродненские Губернские Ведомости» (1864 г., № 12, 13, 15 и 24; «Беловежская Пуща и Зубр»); «Chasses dans la forêt de Białowieźa» (СПб., 1863); «Ревизия пущ и переходов звериных в бывшем великом княжестве Литовском в 1554 г.» (издание Виленской Археологической комиссии, 1867 г.); «Природа и Охота» (1885 г., № 6, ст. Я. Байкова); Ф. Блонский, К. Дример и А. Эйсмонд, «Sprawozdanie z wycieczki botanicznej» (Варшава, 1888) и т. д.