ЭСБЕ/Бруни, Федор Антонович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Бруни
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бос — Бунчук. Источник: т. IVa (1891): Бос — Бунчук, с. 752—753 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : РБС
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Бруни (Федор Антонович) — русский художник по исторической и религиозной живописи, род. в Москве в 1800 г., † в 1875 г. в Петербурге. Его отец Антонио Б., итальянец, переселившийся в Россию, в царствование Павла I, был реставратором картин и живописцем по плафону. Его работы, исполненные в Михайловском дворце, относятся к царствованию Павла I; впоследствии он занимался работами в Москве, по заказу князя Куракина. Там 23 июня 1800 г. родился у него сын, названный Фиделио. На одиннадцатом году мальчик, обнаруживавший большую любовь к рисованию, был определен в Академию художеств в Петербурге, где и занимался под руководством Егорова, Иванова (Старшего) и в особенности Шебуева, который был его профессором, собственно по живописи. За первые успехи молодой Б. был награжден серебряною медалью, а в 1818 г. окончил курс и получил звание художника с правом на чин XIV класса. Его отец, находя, что художественное образование девятнадцатилетнего Фиделио еще недостаточно, решился, по совету Шебуева, отправить сына для дальнейшего усовершенствования в живописи в Италию. Изучение образцовых произведений старинных художников окончательно определило направление молодого Фиделио, переименованного в России в Федора, подобно тому, как Брюлло был назван Брюлловым. Написав несколько картин, Б., не достигший еще 22-летнего возраста, принялся за первую большую картину («Смерть Камиллы, сестры Горация»), которая в 1824 г. была выставлена в Капитолии и доставила автору ее немалую известность; в Петербурге она появилась лишь через 10 лет, и за нее Б. получил звание академика. К работам первого пребывания Б. в Риме относятся: «Св. Цецилия», «Св. Семейство», «Вакханка, поящая Амура», «Свидание Т. Тассо с сестрою», «Богоматерь с Предвечным Младенцем», «Спящая нимфа» и еще несколько картин и портретов. Кроме того, Б. написал копии с двух фресок Рафаэля: «Изгнание Илиодора из Иерусалимского храма» и «Галатею». К тому же периоду деятельности Б. относятся четыре большие образа: «Богоматерь с младенцем на руках», «Спаситель на небесах», «Благовещение» и знаменитое «Моление о Чаше» — картину, находящуюся в Эрмитаже. В начале тридцатых годов Б. начал писать колоссальную картину: «Воздвижение Моисеем медного змия», но прежде, чем успел ее окончить, был вызван из Рима в Петербург для работ в Исаакиевском соборе и для преподавания в Академии художеств. Он прибыл в Петербург в 1836 г., написал в течение двух лет несколько образов и скомпоновал для алтаря Казанского собора большую картину-образ «Покров Пресвятые Богородицы». В 1838 г. он нашел возможным возвратиться в Рим, и написал там «Покров» и окончил в 1840 г. свое большое произведение: «Медный змий», которое произвело в Риме необыкновенно сильное впечатление. В следующем году эта картина была перевезена в Петербург и выставлена в одной из зал Зимнего дворца. Все печатные отзывы того времени об этой картине были преисполнены почти безграничными похвалами этому произведению, в самом деле замечательному по составу и расположению групп, по типичности и выражению фигур и лиц, по общему колориту, хотя далеко не блестящему, но соответствующему содержанию грозного библейского события. В этой картине Б. показал в полной силе все свое глубокое, академическое знание рисунка. В одной из зал русской школы в Эрмитаже «Медный змий» находится рядом с картиною К. Брюллова — «Последний день Помпеи».

Отправляясь в третий раз в Италию, Б. занимается картонами тех картин, которые он должен был впоследствии написать на стенах Исаакиевского собора. В 1845 г. он привозит в Петербург 25 картонов, которые были в Риме предметом похвал знатоков искусства; некоторые из них были исполнены фрескою в Исаак. соборе самим Б., другие различными художниками под его личным руководством. На аттике собора находятся: «Сотворение мира», «Всемирный потоп», «Спаситель, вручающий апостолу Петру ключи от царствия Небесного», «Явление Господа апостолам по Воскресении». В полукружии над аттиком: «Творец, благословляющий все созданное», «Св. Дух в сонме ангелов»; на плафоне: «Введение Первородного Сына во вселенную», «Второе пришествие Сына Божия», «Прорцы на Кости» и «Егда сотворены быша звезды, восхвалима Мя вся ангелы». Исполнение перечисленных работ окончено было в 1853 г., но, кроме них, Б. успел написать иконостас для православной церкви в Штутгардте. Будучи назначен в 1849 г. хранителем картинной галереи Эрмитажа, он с любовью занимался ею; дважды он был командирован за границу для покупки картин, послуживших для пополнения Эрмитажной галереи. В 1855 г. Б. занял в Академии художеств место ректора по отделу живописи и ваяния, а в 1866 г. перешло в его ведение и мозаичное отделение при Академии. Б. был чрезвычайно трудолюбив и плодовит, чему способствовала, конечно, и постоянная поддержка заказами со стороны правительства и частных лиц. Кроме исторических и религиозных картин, Б. писал также и портреты, — последних, впрочем, немного. Главная его сила была в композиции и правильности рисунка; в его картинах видно много академического знания, которое было пополняемо художественностью содержания, а часто и чувством. Его «Моление о Чаше» изображает Христа, полного скорби и предзнания ожидающих Его страданий и производит сильное впечатление; повторение этой картины, сделанное Б., находится в церкви Академии художеств. Его «Вакханка и Амур» переносит совсем в другой мир и полна страстной неги; написана эта картина колоритно и нежно. Весьма достойно сожаления, что его часто грандиозные композиции, находящиеся в Исаакиевском соборе, сильно пострадали от времени, как и все другие, написанные там на стенах. В последние годы своей жизни Б. занимался сочинением картонов для образов Храма Спасителя в Москве. К списку его работ, приведенных выше, надо прибавить еще тридцать листов рисунков из русской истории, гравированных им крепкой водкой (офорт). Вообще художественная деятельность Б. занимает почетное место в истории русской живописи, и появление произведений его и К. Брюллова составило эпоху в русском искусстве. Хотя еще при жизни Б. начались иные и новые веяния в русском искусстве, но то, что он сделал, было нужно и многому научило. Гравюра мало популяризировала картины Бруни. «Медный змий» в гравюре на дереве был помещен в различных иллюстрированных изданиях; «Смерть Камиллы» воспроизведена только контурной гравюрой; «Моление о Чаше» литографировано Козловым и гравировано Захаровым; «Божия Матерь, спящая с бодрствующим на Ея коленах Младенцем» была гравирована на стали и помещена в книге: «Картины русской живописи» В. Кукольника (СПб., 1846 г.).

Существует только одна более или менее полная биография Бруни; она написана А. И. Сомовым и была помещена в иллюстрированном журнале «Пчела», изд. А. Прахова (СПб., 1875, № 35). К статье приложен гравированный на дереве портрет Б., весьма напоминающий серьезное и вдумчивое лицо этого талантливого художника. В Академии художеств находится гипсовый слепок с его бюста, вылепленного в 1862 г. Ф. Каменским, и портрет, писанный масляными красками, работы Яковлева. Из учеников Б. особенно талантлив был К. Д. Флавицкий, автор картины «Княжна Тараканова», ныне находящейся в галерее П. И. Третьякова в Москве. Преждевременная смерть не дала вполне определиться этому даровитому художнику.