ЭСБЕ/Величина растений

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Величина растений
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Вальтер — Венути. Источник: т. Va (1892): Вальтер — Венути, с. 846—848 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Величина растений. — Мельчайшие из них (Бактерии, см. это сл.) так малы, что измеряются тысячными долями миллиметра, а самые большие могут достигать длины в одну треть версты (в 330 метров), как, напр., водоросль Marcocystis pyrifera. Между этими двумя крайностями имеются всевозможные переходы. Общим правилом можно постановить, что все микроскопически мелкие растения относятся к большому отделу споровых (см. это сл.) или тайнобрачных, притом же слоевцовым (см. это сл.), у которых стебли и листья явственно не различаются. Это правило не терпит исключений. Так как эти растения построены несравненно проще листостебельных (см. это сл.) и в особенности семянных (см. это сл.), то можно выставить еще одно правило без исключений, а именно: наиболее мелкие растения принадлежат к числу простейших. Обратного положения нельзя выставлять, так как самое большое, по крайней мере, по длине, растение, вышеназванная водоросль, относится к числу споровых и построена крайне просто. Таких гигантских растений, впрочем, не только между водорослями, но и вообще между споровыми, кроме названной водоросли не имеется. Про них можно сказать, что они, т. е. споровые, или микроскопически мелки, или достигают очень малых и средних размеров; так, самые большие грибы не превышают 1/2 метра, да и между водорослями очень значительные составляют исключение; они далеко не достигают размеров не только наших деревьев, но и большинства трав. Обращаясь к листостебельным растениям, мы находим, что те из них, которые относятся к споровым, нигде не бывают, по крайней мере, в наше время, таких больших размеров, каких достигают растения семянные: самые высокие древовидные папоротники не выше 16 метров, тогда как эвкалипты из миртовых бывают вышиною в 120 метров (Eucalyptus globulus) и даже выше. Немногим ниже веллингтонии (см. это сл.). Вышины в 30—35 метров достигают весьма многие деревья даже в наших европейских климатах: таковы ели, пихты, сосны и пр. С другой стороны, оказывается, что самое мелкое из сюда относящихся растений — растение семянное, а именно водяная чечевичка из рода вольфия (см. это сл.), которая иногда бывает величиною в 0,4 миллиметра. Многие мхи, особенно так называемые печеночные, также очень малых размеров, напр. около 1 сантиметра. В. растений зависит как от свойства самого растения, так и от влияний внешних обстоятельств. Многолетние растения вообще гораздо крупнее однолетних, особенно деревянистые; но многие травы в одно лето могут при благоприятных условиях вырастать несравненно выше некоторых кустарников и даже деревцов, подобных нашей обыкновенной крушине (см. это сл.) и пр. Даже в северных климатах, напр. в Петербурге, подсолнечники, клещевина и камыши (см. это сл.) бывают выше человеческого роста. Знаменитые камчатские борщевики (Heracleum sibiricum, см. Зонтичные) вырастают нередко в одно лето выше человека, а в теплых и жарких странах при обилии воды кукуруза, гоми (Sorghum), сахарный тростник, бананы в несколько месяцев вырастают не ниже наших северных садовых сортов яблонь, вишен и слив; бананы в 3—4 сажени не редкость. На величину растений имеет сильнейшее влияние их возраст (см. это слово); особенно бросается это в глаза у деревьев. Хотя деревья и растут во всю свою жизнь, но, достигнув известного размера, они уже начинают увеличиваться чрезвычайно медленно; поэтому каждое дерево имеет, при равенстве остальных условий, определенную величину, или рост. Внешние условия, а именно климат и почва, имеют также большое влияние на размеры растений. Так как эти обстоятельства действуют единовременно, то трудно оценить влияние каждого из них в отдельности; сравнивая, однако, деревья, росшие в одинаковых климатических условиях, но в разных почвах, и наоборот, этого достигнуть возможно. Касательно наших хвойных (см. это слово), оказалось, напр., что вышина их, при равенстве остальных обстоятельств, чувствительно уменьшается в полярных странах, начиная приблизительно с 65°, 66° с. ш. Вместе с тем, уменьшаются и размеры их в толщину. Неблагоприятная почва, излишнее затемнение среди лесных насаждений имеют также весьма сильное влияние на вышину и толщину деревьев. Так, напр., сосна становится приземистою и тонкослойною в сырых и особенно болотистых и каменистых почвах; в густых насаждениях она, напротив, сильно вытягивается, но остается тонкослойною, а следовательно, и тонкою.

Величина сельскохозяйственных и лесных растений имеет в хозяйстве только условное значение, при равенстве других технических и хозяйственных их особенностей, и если она согласуется с основным направлением земельного производства — возращением на данной площади, в определенный срок времени наибольшего количества ценностей. Так, в полеводстве встречается много сортов зерновых хлебов, дающих высокую крупную солому, и несоразмерное с тем количество зерна, мало урожайных на зерно, а потому и низко ценимых в хозяйстве. Сорта урожайные и доставляющие крупной величины зерно могут быть иногда нежелательными в хозяйстве или вследствие плохого цвета зерна, недостатка в нем «надлежащего вида», препятствующего выгодному его сбыту, или по причине легкости осыпания и соединенной с тем трудности уборки (фландрский и ивановский овсы, рожь-Ваза). Рослые и крупные травы часто дают грубое, малоценное сено. Ботва картофеля далеко не всегда соразмерна по своей величине с величиною клубней (сорта: еловая шишка — Tannenzapfen и поздний розовый — Late rose), имеющей значение только в кормовом картофеле, но не в столовых и заводских сортах, где, во-первых, вкус, а во-вторых, содержание крахмала определяют их достоинство. То же самое вполне относятся к корнеплодам, а равно и к огородным овощам: известная столовая тальтовская репа не весит даже 4 лот., тогда как кормовые английские круглые турнепсы до 1½ пуда; голландская, или дувигская, каратель — едва вершок длиною, а альтрингамская морковь — 3/4 аршина; муромский огурец, отличного вкуса, длиною не более 1½—2 вершков, а греческий, или афинский, много уступающий ему во вкусовом отношении, достигает 1/2 аршина; кривой же, змеиный — даже до аршина и более. Вообще же гигантские крупноплодные сорта всех огородных растений ценятся, как столовые сорта, значительно ниже обыкновенных или низкорослых. Это замечание, в известной степени, применимо и к плодам садовых деревьев: вкусовое достоинство, сочность, нежность и ароматичность очень редко соответствуют их величине. Условность значения величины растений в хозяйстве особенно резко обнаруживается при оценке продуктов лесного производства: два дерева одной и той же древесной породы и совершенно одинаковой высоты и толщины, на высоте груди человека, выросшие почти рядом, или в небольшом расстоянии друг от друга, могут значительно отличаться по продажной цене — на 100—200% и более, что зависит от различия технических качеств их древесины и степени полнодревесности их стволов (см. Видовое число), а на это влияют не только местные естественные условия — климат, местоположение и почва, но и хозяйственные: возращение деревьев в сомкнутых насаждениях или на просторе, происходящая от того ранняя очищенность от ветвей или, наоборот, сучковатость, большая гонкость ствола вверх или же разрастание дерева в сучья и ветви, мелкость или крупность годичных слоев и т. п. Часто недостаток полувершка в толщине на известной высоте совершенно обесценивает дерево. Величина деревьев служит иногда причиной невозможности их сбыта; так, в некоторых лесных дачах северных и северо-восточных губерний крупные, большемерные деревья, не обладающие высокими техническими качествами древесины, совершенно не находят покупателей вследствие огромных затруднений, с которыми соединена валка их и разработка и больших расходов по транспорту.

Величина посевных семян сельскохозяйственных и лесных растений имеет существенное влияние на ход развития происшедших из них индивидуумов: всходы, появившиеся из крупных, более тяжелых семян, отличаются лучшим ростом, достигают больших размеров, чем образовавшиеся из мелких. Это очень хорошо известно сельским хозяевам, которые уже давно обратили внимание на надлежащую сортировку или подбор семян, предназначаемых к посеву, тщательно отделяя для того только наиболее крупные. И народная пословица говорит: «Посеешь крупным зерном, будешь с хлебом и вином». Насколько велика разница в величине семян одного и того же рода и вида различных сельскохозяйственных растений, можно видеть из следующих данных, показывающих крайние пределы величины наибольшего их поперечника в миллиметров: у белой эльденской пшеницы 5,1—8,4; ржи: пробштейской 5,0—6,7 и зеландской 6,1—8,5; ячменя: двустрочного 7,4—9,5 и шестистрочного 7,3—9,7; метельчатого овса 9,8—13,8; шотландской гречихи 4,2—6,2; обыкновенного желтого гороха 6,6—8,6; вики 4,0—5,9; рижского льна 3,5—5,3; красного клевера 1,2—2,2 и люцерны 1,9—2,9. Климат и почва, обработка и удобрение последней обнаруживают свое влияние на величину получаемых семян; значение первого из этих факторов особенно заметно на семенах лесных деревьев, взятых из различных местностей; так, по показанию шведского лесовода Вольфа, в одном грамме шведских сосновых семян находится 192—212 штук, немецких же 168—170; точно так же и еловых: 140—145 и 110—120. Это же подтверждается исследованиями проф. М. К. Турского: 100 штук сосновых семян, полученных из Тверской губ., весили 0,46—0,54 грамма, а из Дармштадта — 0,62—0,66 г. Таким образом, можно заключить, что изменение в географическом положении мутности влияет на величину семян: по мере приближения к северу величина эта уменьшается.

Из числа исследований, произведенных для определения влияния величины семян при посеве на развитие происшедших от них всходов, заслуживают особенного внимания опыты проф. Баура, выясняющие, отчасти, продолжительность этого влияния у многолетних растений, а именно дубовых деревьев. При первом опыте желуди, сообразно с величиною их, были подразделены на три сорта, в которых вес 100 штук равнялся 1190, 994 и 832 граммам; после высева этих желудей происшедшие от них дубки имели, в однолетнем возрасте, сообразно с номерами сортов, высоту: наибольшие — 25,7, 23,2 и 20,8 мм и средние — 16,7, 15,6 и 14,0 мм. При втором опыте желуди тоже подразделены, по их крупности, на три сорта: 115, 149 и 209 штук в литре, и каждый сорт высеян на особой гряде. Появившиеся семянные всходы представляли заметное между собою различие: происшедшие от крупных желудей по своей величине и наружному виду резко отличались от остальных. Это различие заметно было и в однолетнем возрасте деревец, когда одна часть их пересажена в гряды школы, а другая — взвешена, причем, сообразно с происхождением деревец от разных сортов, найден вес в граммах: надземных частей — 2,0, 1,5 и 1,2, и корней — 6,8, 5,7 и 3,3, т. е. всего — 8,8, 7,2 и 4,3. Трехлетние деревца не представляли уже такого резкого различия, но измерение и взвешивание показали, что они далеко не одинаковы; так, сообразно с крупностью желудей, от которых произошли эти деревца, они имели среднюю длину в сантиметрах: 41,7 (27,8—59,4), 35,7 (25,6—49,9) и 33,7 (24,1—46,8), и средний вес в граммах: ствола — 11,6 (4,1—21,3), 8,0 (3,7—17,4) и 6,4 (2,8—13,6); ветвей — 2,8 (1,3—4,6), 2,0 (1,0—4,4) и 1,9 (1,0—3,0), и корней — 27,0 (12,0—40,0), 21,0 (10,0—40,0) и 18,0 (9,0—31,0). Эти цифры ясно показывают, что из желудей одного и того же сорта по величине получаются трехлетние деревца далеко не одинаковые по высоте и по весу: наиболее сильные вдвое выше и более чем в четыре раза тяжелее слабых; но, вместе с тем, деревья, происшедшие из крупных желудей, в общем, всегда выше и тяжелее выросших из мелких; так, происшедшие от желудей средней величины имели высоту 86% и вес 71%, а от мелких 81% и 58% от высоты и веса деревец, выросших из крупных желудей. Вместе с тем, оказывается, что отношение между весом надземных частей деревец всех трех сортов остается почти одинаковым как в однолетнем, так и в трехлетнем возрасте, а именно: 2,0:1,5:1,2 = 100:75:60 и 14,4:10,0:8,3 = 100:70:58.

Исследования проф. Турского подтверждают часть этих выводов относительно сосны: однолетки, полученные из тверских семян, имели длину от семянодолей до верхушечной почки — 20,7 (10—30) мм, а из дармштадтских — 25,4 (18—34). При опытах Вольфа замечено, что всходы сосновых и еловых немецких семян в первом и втором году обыкновенно бывают несколько крупнее, чем всходы из шведских семян тех же пород, хотя потом различие между ними делается незаметным. Но Теодор Гартиг приводит как пример одно исследование, при котором 12-летние дубки, происшедшие из отборных крупных желудей, были на 15% в высоту и на 75% в толщину больше деревьев, выросших из желудей обыкновенной величины. Наконец, оказывается, что крупные желуди имеют и больший процент всхожести.