ЭСБЕ/Виргилий

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Виргилий
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Винословие — Волан. Источник: т. VIa (1892): Винословие — Волан, с. 509—511 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : МЭСБЕ : МЭСБЕ : DGRBM : DI


Виргилий (Публий В. Марон)[1] — знаменитейший поэт Августовского века. Род. в 70 г. до Р. Х. близ Мантуи, получил первое воспитание в Кремоне; шестнадцати лет получил тогу зрелости. Это торжество совпало с годом смерти Лукреция, так что современники смотрели на начинающего поэта как на прямого преемника певца De Natura Rerum. Дальнейшее образование В. получил в Милане, Неаполе и Риме; там он изучал греческую литературу и философию. Несмотря на интерес к эпикуреизму и на глубокое преклонение перед Лукрецием, В. не примкнул к эпикурейскому учению; его привлекали Платон и стоики. К этому времени относятся его мелкие стихотворения, из которых самое достоверное — Culet, признаваемое за вергилиевское Марциалом, Светонием и Стацием. После смерти Цезаря В. вернулся в Мантую и предался там изучению Теокрита; но его покой нарушен был гражданскими войнами. Во время раздачи земель ветеранам — сторонникам триумвиров после битвы при Филиппах Вергилий два раза подвергался опасности потерять свои владения в Мантуе; но каждый раз его спасало личное вмешательство Октавиана, которому благодарный поэт посвятил вскоре две хвалебные эклоги (I и IX). В Риме, куда В. часто приезжал хлопотать по своим владениям, он сошелся с Меценатом и окружавшими его поэтами; впоследствии он ввел в этот круг Горация, и оба поэта совершили вместе с своим покровителем воспетое ими обоими путешествие в Брундузий. В 37 г. закончены были Bucolica, первое зрелое произведение В., и он взялся по просьбе Мецената за Georgica, написанные в Неаполе в 30 г. В 29 г. после многих предварительных работ В. приступил к Энеиде и, проработав над ней несколько лет в Италии, отправился в Грецию и Азию, чтобы изучить на месте театр действия своей поэмы и придать своему труду больше жизненной правды. В Афинах он встретил Августа, который уговорил его вернуться в Италию. По дороге в Рим В. заболел и умер в Брундузии в 19 г. до Р. Х. Перед смертью он просил, чтобы его незаконченная и, по его мнению, несовершенная эпопея была сожжена. Эту просьбу некоторые ученые (Бартенштейн, напр.) объясняют так: царствование Августа убедило В., что он всю жизнь воспевал тирана, и он почувствовал перед смертью раскаяние, что своей эпопеей доставит ему бессмертие.

В первом произведении своем — «Bucolica» (состоящем из 10 эклог и написанном в 43—37 гг.) — Вергилий хотел внести в латинскую поэзию особенности греческой, ее простоту и естественность, и начал подражанием Теокриту. Но ему совершенно не удалось достигнуть цели, несмотря на прямой перевод во многих местах сицилийского поэта — именно простота-то и естественность отсутствуют в Буколиках Вергилия. В то время как пастухи Теокрита в самом деле живут непритязательной жизнью детей природы, весь интерес которых в процветании стад и любви пастушки, пастухи Б. — поэтическая фикция, художественный образ, прикрывающий сетования римлян на невзгоды гражданских войн. В некоторых из них В. представляет выдающихся лиц той эпохи; так напр., в Дафнисе представлен Цезарь. Самая знаменитая и на самом деле самая интересная по торжественности настроения и тонкости деталей — эклога IV (Pallio), в которой В. предсказывает будущий золотой век и скорое рождение ребенка, который изменит течение жизни на земле. Поэт рисует картину этой будущей счастливой жизни, когда всякий труд будет лишним и человек везде будет находить все, что ему нужно (omnis fert omnia tellus), и заканчивает славословием будущего благодетеля людей. Христианские писатели видели в этой эклоге пророчество рождения Христа, и на ней основана главным образом распространенная в средние века вера в Вергилия как в волшебника. Вероятнее всего, что В. имел в виду в этом стихотворении сына Августа, Марцелла, раннюю смерть которого он впоследствии воспел в поэтическом эпизоде VI песни «Энеиды». В общем характере Х-ой эклоги, ее ненависти к войне и жажде спокойной жизни В. отразил стремление к миру, охватившее все римское общество. Литературное значение Буколик состоит главным образом в совершенстве стиха, превосходящего все прежде написанное в республиканском Рим.

«Георгики», вторая поэма Вергилия, написаны с целью возбудить любовь к земледелию в душе ветеранов, награжденных землями. Взявши за образец Гесиода, Вергилий, однако, не входит, подобно своему греческому образцу, во все подробности сельскохозяйственного дела — его цель показать в поэтических образах прелести сельской жизни, а не написать правила, как сеять и жать; поэтому детали земледельческого труда его занимают лишь там, где они представляют поэтический интерес. Из Гесиода В. взял лишь указания счастливых и несчастных дней и некоторых земледельческих приемов. Лучшая часть поэмы, т. е. отступления натурфилософского характера, большей частью почерпнута из Лукреция.

«Георгики» считаются самым совершенным произведением В. по чистоте и поэтической законченности стиха. В них, вместе с тем, глубже всего отразился характер поэта, его взгляд на жизнь и религиозные убеждения; это — поэтические этюды о достоинстве труда. Земледелие в его глазах — святая война людей против земли, и он часто сравнивает подробности земледельческого быта с военной жизнью. «Георгики» служат также протестом против распространившегося в последнее время республики атеизма; поэт помогает Августу возбуждать в римлянах угасшую веру в богов и сам искренно проникнут убеждением в существовании высшего Промысла, управляющего людьми. «Энеида» — незаконченный патриотический эпос В., состоит из 12 книг, написанных между 29-19 гг. После смерти В. «Энеида» была издана его друзьями Варием и Плотием без всяких изменений, но с некоторыми сокращениями. По всей вероятности, «Энеида» была рассчитана, подобно «Илиаде», на 24 песни; 12-ая заканчивается лишь победой над Турном, между тем как поэт хотел рассказать самое поселение героя в Лациуме и его смерть. Сюжет эпопеи — Эней, основывающий новый Илион в Риме и делающийся родоначальником gens Julia, из которой произошел Август. В. занялся этим сюжетом по просьбе Августа, чтобы возбудить в римлянах национальную гордость сказаниями о великих судьбах их прародителей и, с другой стороны, для защиты династических интересов Августа, будто бы потомка Энея через его сына Юлия или Аскания. В. в «Энеиде» близко примыкает к Гомеру; в « Илиаде» Эней является героем будущего. Поэма начинается последней частью скитаний Энея, его пребыванием в Карфагене, и затем уже рассказывает эпизодически прежние события, разрушение Илиона (II п.), скитания Энея после этого (III п.), прибытие в Карфаген (I и IV п.), путешествие через Сицилию (V п.) в Италию (VI п.), где начинается новый ряд приключений романического и воинственного характера. Самое исполнение сюжета страдает общим недостатком произведений В. — отсутствием оригинального творчества и сильных характеров. Особенно неудачен герой, «благочестивый Эней» (pius Aeneas), лишенный всякой инициативы, управляемый судьбой и решениями богов, которые покровительствуют ему как основателю знатного рода и исполнителю божественной миссии — перенесения Лар на новую родину. Кроме того, на «Энеиде» лежит отпечаток искусственности; в противоположность Гомеровскому эпосу, вышедшему из народа, «Энеида» создана в уме поэта, без связей с народной жизнью и верованиями; греческие элементы перепутаны с италийскими, мифические сказания — с историей, и читатель постоянно чувствует, что мифический мир служит лишь поэтическим выражением национальной идеи. Зато Вергилий употребил всю силу своего стиха на отделку психологических и чисто поэтических эпизодов, которые и составляют бессмертную славу эпопеи. Вергилий неподражаем в описаниях нежных оттенков чувств. Стоит только вспомнить патетическое, несмотря на свою простоту, описание дружбы Низуса и Эриала, любовь и страдания Дидоны, встречу Энея с Дидоной в аду, чтобы простить поэту его неудачную попытку возвеличить славу Августа на счет преданий старины. Из 12-ти песней «Энеиды» шестая, где описывается сошествие Энея в ад, чтобы повидаться с отцом (Анхизом), считается самой замечательной по философской глубине и патриотическому чувству. В ней поэт излагает пифагорейское и платоническое учение о «душе мироздания» и вспоминает всех великих людей Рима. Внешняя постройка этой песни взята из XI п. «Одиссеи». В остальных песнях заимствования из Гомера тоже весьма многочисленны.

Из мелких стихотворений, кроме названного выше Culet, Вергилию приписываются еще Ciris, Moretum и Сора. В. в своей поэзии, так же как и в личной жизни, более человек чувств, чем мысли. «Bonus», «optimus», «anima candida» — вот постоянно сопровождающие его имя эпитеты у Горация, Доната и др. В своей поэзии В. менее всего философ, хотя его сильно увлекают философские проблемы, занимавшие республиканский Рим, и ему хотелось бы идти по следам Лукреция. Но он чувствует свое бессилие и грустно восклицает по адресу Лукреция (Geor. II):

Felix qui potuit rerum cognoscere causas…
Fortunatus et ille deos qui novit agrestos…

Все, касающееся философских систем в «Энеиде» и «Георгиках», прямо заимствовано из разных греческих авторов (как, напр., «учение о загробной жизни» в VI п. и др.). В политике В. один из самых искренних сторонников Августа. Полный энтузиазма к великому прошлому Рима, он от души славословит водворителя мира в Италии. Август для него — представитель национальной идеи, и он поклоняется ему без всякого оттенка заискивания, чуждого его чистой душе.

Поклонение, которым имя В. было окружено при жизни, продолжалось и после смерти поэта; уже начиная с Августовского века сочинения его изучались в школах, комментировались учеными и служили для предсказываний судьбы, как оракулы Сибилл. Так называемые «Sortes Virgilianae» были в большом ходу во времена Адриана и Севера. Имя В. окружалось таинственной легендой, превратившейся в Средние века в веру в него как в волшебника. Основанием многочисленных легенд о его чудодейственной силе послужили некоторые непонятые места его сочинений, как например IV и VIII эклоги. Рассказ о загробной жизни в VI п. «Энеиды» и т. д. и, кроме того, толкования скрытного значения его имени (Virga — волшебный жезл) и имени его матери (Maia — Maga). Уже у Доната встречаются намеки на сверхъестественное значение поэзии В. Фулгенций («Virg. Continentiae») придает «Энеиде» аллегорическое значение. Затем имя В. встречается в испанских, французских и немецких народных книгах (см. Simrock, «Eine schöne Historie von dem Zauberer Virgilius»), которые относят его или ко времени сказочного короля Октавиана, или короля Сервия; бретанские сказания говорят о нем как о современнике короля Артура и о сыне рыцаря из «Кампаньи в Арденском лесу». Театром его подвигов служат всегда Рим и Неаполь (см. Keller, «Li romans des 7 sages»; Siebenhaar, «De fabulis, quae media aetate de P. V-o circumferebantur», Берл., 1837). Высшее проявление значения, приписываемого средними веками В., — это роль, которую ему дает Данте в «Divina Comedia», выбрав его как представителя самой глубокой человеческой мудрости и сделав его своим руководителем по кругам ада.

Сочинения В. дошли до нас в большом количестве рукописей, из которых самые замечательные: Медицейская, написанная, вероятно, до падения Западной Римской империи (изд. Foggini в Флоренции в 1741 г.), и Codex Vaticanus (изд. Bottari, Рим, 1741 г.). Из edid. princ. отметим небольшой folio 1469 г., изданный Свейнгеймом и Панарцом, Альдинское издание в Венеции 1501 года, несколько изданий XV и XVI вв. с комментариями Сервия и др., изд. I. L. de la Cerda, Мадрид, 1608—1617 гг., изд. Ник. Гельзиуса в Амстерд., 1676 г., Буркмана в 1746 г., Вагнера в 1830 г., исправленное по рукописям и снабженное замечаниями об орфографии многих слов В. — « Handbuch der classischen Bibliographie» Schweigger’a содержит перечисление всех остальных изданий и указание их достоинств.

Первоисточниками для сведений о жизни и сочинениях В. служит «Vita Vеrgilii» Доната, некоторые другие vitae, которыми снабжены рукописи, комментарии Сервия и биография В. в стихах Фоциуса. Из критических и исторических книг о В. замечательны: этюд о В. в «Real Encyclopédie» Paolli; Sainte Boeuve, «Virgile»; отдельные статьи G. Boissier в «Religion des Romains», «Promenades archéologiques etc.», введения в немецк. издан. Вагнера, Форбигера и др. О В. в средние века: Comparetti, «Virgil im Mittelaller» (перев. с итальянского, 1875).

Переводы В. на русский язык очень многочисленны. Первые из них относятся еще к прошлому столетио: «Энеиду» перевел В. Санковский (изд. 2-е, с предисловием и объяснениями В. Рубана, 3 части, СПб., 1775); «Георгики» В. Рубан (4 кн., с прибавл. I Эклоги, называемой Титир, СПб., 1777) и А. Раич (М., 1821); «Эклоги» А. Мерзляков (М., 1807); «Энеиды В.», перев. стихами И. Соснецкого (М., 1872); «Энеида» И. Соснецкого (I—XII п., 1870—76); «Энеида В.» И. Шершеневича (Варшава. 1868); «Буколика и Георгики В.», перев. в стихах И. Соснецкого (Москва, 1873); «Энеида» (4, 5, 6, 9 и 12 книги, перев. А. Соколова, Киев, 1881—83); «Энеида. V песнь», перев. В. Алексеева (М., 1886); «Энеида» А. Фета (2 тома, кн. 1—12, Москва, 1888); «I песнь» С. Манштейна (с примечаниями, Москва, 1878); Р. А. Шарбе, «Перевод и разбор IV Эклоги» («Ученые записки Казанского университета», 1854, IV, 69—120); «Энеида» песнь I, В. Бегака и Ф. Блонского (Киев, 1879); песнь III, перевод Соколова (Киев, 1874); песнь IV—VI, перев. Логинова (Киев, 1886): песнь VIII—IX, перев. И. Горовый и Е. Котляр (Киев, 1884—87). Одна из Эклог переведена Влад. Серг. Соловьевым («Русское Обозрение», 1891). Статьи о В. русских ученых: Шевырев, «Об Энеиде» («Ученые записки Московского университета», 1835, том X); L. Müller. «О nomen gentile автора Энеиды» («Журнал министерства народного просвещения», 1877, ч. 189); «De Verg. Aen. I» (390—401, ibid., 1876, ч. 185); Боровиковский, «Сравнение из Энеиды» (ibid., 1876, ч. 185); I. Luniac, «Vergiliana (к Энеиде)» (ibid., 1878, ч. 200); А. К. Фогель, «Vergiliana (к Энеиде)» (ibid., май 1884); L. Schwabe, «Observationes in Cirin» (Дерпт, 1871). Отдельные издания: «Р. Vergilii Maronis Aeneidos L. I—VI» (с прим. по Ладевигу, Каппесу, Фрейнду и друг., сост. П. Н., СПб., 1878); «Энеида» (кн. 1—6, с введением и примечаниями Д. И. Нагуевского, 2 и 5 т. учебного изд. лат. классиков, 2 изд., Казань и Лейпциг, 1885—86); С. Орловский, «Вторая книга Энеиды» (с подробными комментариями, Одесса, 1885); Фоков, «I Буколика» (с примечаниями, в «Журнале министерства народного просвещения» 1873, ч. 169); Д. Нагуевский, «Словарь к I—III книгам Энеиды» (Рига, 1884 и сл.). Ср. Д. Нагуевского, «Основы библиографии по истории римской литературы» (Казань, 1889, стр. 61—66) и дополнения В. А. Алексеева (Воронеж, 1890).


  1. Пишется Vergilius в Медицейской и Ватиканской рукописи и в нескольких последующих, начиная с XIV в. — е заменяется i в рукописях