ЭСБЕ/Вюрц, Шарль-Адольф

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Вюрц, Шарль-Адольф
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Выговский — Гальбан. Источник: т. VIIa (1892): Выговский — Гальбан, с. 711—713 ( скан · индекс )


Вюрц (Charles-Adolphe Wurtz) — один из известнейших французских химиков, родился 26 ноября 1817 года в Страсбурге. Отец В. был пастором в Больфисгейме. По окончании курса в Страсбургской гимназии, В. поступил в Страсбургский университет по медицинскому факультету, где в 1839 году, будучи еще студентом, получил по конкурсу звание заведующего химическими работами. В 1843 г., получив степень доктора медицины за диссертацию «Etudes sur l’albumine et sur la fibrine», Вюрц отправляется в Гиссен в знаменитую тогда лабораторию Либиха, где работал и подружился с Гофманом и Штреккером, рядом с которыми вскоре выдался в целой массе исследований. Работы В. с фосфорноватистою кислотою начаты им в Гиссене. После непродолжительного путешествия В. в 1844 г поехал в Париж, где поступил в лабораторию Дюма вместе с Кагуром, Мельсаном, Лебланом и др. В 1845 г. В. получил уже место препаратора Ecole de médecine, при кафедре химии, занятой Дюма. В 1850 г. В. был назначен профессором химии в Ecole centrale (в Париже), не покидая места препаратора в Ecole de médecine В 1849 г., когда Дюма оставил кафедру химии в Ecole de médecine, эта кафедра была передана В., а в 1853 году он получил и звание профессора медицинского факультета. Здесь В. провел почти всю свою научную жизнь, и под его руководством лаборатория Парижского медицинского факультета не только стала первоклассною во Франции, которой дала много новых сил (Готье, Фридель и др.), но и привлекла к себе со всех концов Европы и Америки многих молодых химиков, желавших разрабатывать органическую химию в смысле того направления, которое ей придали французские ученые, особенно Дюма, Лоран и Жерар. Из русских химиков Бейльштейн, Савич, Бородин, Меншуткин, Алексеев и многие другие провели в лаборатории В. целые годы в разработке того направления химии, которое господствовало в конце 50-х и в начале 1860-х гг. Германия, Швеция, Англия, Италия, Америка и Франция, как и Россия, в среде своих известнейших химиков считает много учеников В. В истории органической химии лаборатория Ecole de médecine играет выдающуюся роль. Необыкновенная чуткость заставляла В. откликаться на всякие вопросы, прямо или косвенно относящееся к его непосредственной специальности. Когда, напр., во время осады Парижа наступил голод, В. помогал усилиям увеличить количество пищевых веществ. Так, напр., он напечатал тогда вместе с Е. Willm’ом работу «Note sur l’huile de colza» (в «Comptes rendus de l’Acad. des sciences», 1871), имевшую целью показать, что это масло может быть лишено своего неприятного запаха и может идти в пищу. Вскоре затем В. является инициатором в учреждении «Association française pour l’avancement des sciences». Это общество возникло благодаря сознанию, охватившему многих выдающихся французских ученых, что военные неудачи Франции следует приписать недостаточной связи между наукою и практикой. Далее В. же принадлежит инициатива в устройстве в Париже Ecole Alsacienne — школы для детей тех из жителей Эльзаса, которые, желая остаться французскими подданными, но не желая воспитывать своих детей в католическом духе, были бы, за отсутствием протестантской школы в Париже, поставлены в этом смысле в затруднительное положение. Почет, которым пользовался В. в своем отечестве, был необыкновенно велик. Занимая самые выдающиеся места в ученой иерархии, В. получил особенно редкие выражения признательности со стороны общества. Так, когда он оставил место декана Ecole de médecine, ему был дан титул почетного декана — титул, даваемый лишь в самых редких случаях. Никто не видал В. унывающим, хандрящим. Способность увлекаться, верить в величие и всесильность своей науки не знала пределов. Пишущий эти строки слышал от одного из учеников В. следующую, сказанную им на лекции, фразу: говоря о блистательных синтезах, которыми характеризовались 60-ые и 70-ые гг., В. воскликнул: «Да господа! В органической химии все вероятно, я скажу даже — все возможно». Полный сил, совершенно бодрый, хотя давно уже несший в себе зародыш тяжелой болезни, В. неожиданно для всех скончался 12 мая 1884 г., оставив о себе самое светлое воспоминание и целую школу химиков, которая и теперь хранит традиции В. в химической лаборатории Ecole de médecine. При близком знакомстве с деятельностью этого знаменитого ученого невольно бросается в глаза поразительное сходство между ним и покойным А. М. Бутлеровыми. И тот, и другой как своею деятельностью, так и своими личными высокими качествами остались незабвенными для всех, кто приходил с ними в соприкосновение. Что касается научных работ В., то число их громадно; огромное большинство их посвящено разработке вопросов «органической» химии. Вообще же их можно подразделить на 5 категорий: 1) синтез углеродистых соединений, 2) установка рациональных и структурных формул, 3) разработка теоретических вопросов общей химии, 4) работы биолого-химические, и, наконец, 5) работы научно-педагогические.

Работы 1-й категории В. начал блистательным синтезом сложных аммиаков (метила и этиламина, полученных из метилового и этилового эфиров изоциановой и изоциануровой кислот) в «Comptes rendus de l’Academie des sciences» (1849). Синтез этот имел столь важное значение для органической химии, что Дюма, докладывая о нем от имени особенной комиссии (Dumas, Chevreuil и Thénard) Академии наук, заявил: «Давно химия не обогащалась таким крупным открытием». Вслед за этими работами появились другие, столь же важные: В. открыл гликоли, как промежуточные спирты между одноатомными и трехатомным глицерином, и если синтез аминов был отчасти случайностью, то к синтезу гликолей В. шел, вполне определив свою задачу. В 1856 г. ему удалось получить первый гликоль — этиленовый («Comptes rendus», XLIII, 199), а в 1857 г. получены были пропиленовый, бутиленовый и амиленовый гликоли. Обстоятельно изучая гликоли, В. перешел к изучению окиси этилена, отсюда к оксиэтиленовым основаниям, исследование которых завершилось блистательным синтезом холина и неврина (1867) — составных частей организма высших животных. Исследование гликолей привело его также к открытию сложных алкоголей — полиэтиленовых, которые дали Вюрцу повод к сопоставлению между минеральными и органическими соединениями в лекции, читанной в Лондоне: «On oxide of ethylene considered as a link between organic and mineral Chemistry» («Journal of Chem. Soc.», XV, 387, 1862). Засим, в 1872 г., появились классические работы В. о весьма замечательном спирто-альдегиде, названном альдолом («Comptes rendus», LXXIV, 1361). Большинство современных химиков еще теперь помнит впечатление, вызванное этим открытием, тем более, что за ним последовало открытие целого ряда оригинальных по своим химическим функциям веществ и сложных аммиачных оснований (коллидин, трипротониленамин и друг.). К категории синтетических работ В. следует также отнести целый ряд синтезов углеводородов из галоидных радикалов, перевод этих углеводородов в спирты (амиловый спирт, фенол) и кислоты (бромбензол + натрий + хлороугольный эфир дали этиловый эфир бензойной кислоты).

2-я категория работ — установка рациональных формул — протекала параллельно первой, ибо, исследуя то или другое вещество, В. никогда не упускал из виду вопроса о том, как выразить состав данного вещества наиболее широко охватывающею его свойства формулой. Установка рациональной формулы неврина может служить образцом работ этого направления. Нечего говорить о том, что на такой почве В. огромными шагами двинул вопрос об изомерии химических соединений.

3-я категория. Разработка теоретических вопросов общей химии касалась изомерии, атомности элементов и, наконец, диссоциации. Закон Авогадро, на котором с Жерара основалась установка молекулярных формул, подвергался со стороны некоторых выдающихся ученых резкой критике; и действительно, было известно несколько веществ, формула которых не согласовалась с плотностью этих веществ в парообразном состоянии, каковы, например, хлористый аммоний, пятихлористый фосфор и др.). Такое отклонение этих веществ от закона объясняли разложением их при температуре превращения в пары. Pebal (1862) показал на хлористом аммонии справедливость такого объяснения. Вюрц в 1865 г. («Comptes rendus», LX, 728) произвел целый ряд опытов над так называемым амиленгидратом и с полною убедительностью выяснил роль диссоциации при определении плотности паров. Подобные же опыты были им произведены над пятихлористым фосфором и хлористым аммонием (1872). В это время поднялся памятный в истории химии спор относительно диссоциации хлоралгидрата. С одной стороны, противниками закона Авогадро были Трост, Девиль и Бертело; защитники же собрались под знамя В. Спорящие стороны затратили немало остроумия и в постановке опытов, и в оценке результатов. Победа осталась за Жераровской системою.

4-я группа работ — по биологической химии — имеет отчасти отрывочный характер; все эти работы напечатаны частью в «Comptes rendus», частью в «Annales de Ghimie et de Phys.»; назовем их: «Sur la putrefaction de la fibrine» («Ann. do Chem. et de Phys.», 1843); «Sur l’albumine soluble» (там же); «Sur la présence de l’urée dans la chyle et dans la lymphe» («Comptes rendus», 1859); «Sur le ferment digestif du Corica Papaya» (там же, 1879); «Sur la papaïne» (там же, 1880); «Note sur la mode d’action des ferments solubles» (там же, 1882).

К 5-й категории могут быть отнесены следующие труды (часть которых переведена на русский и другие языки): «Traité élementaire de chimie médicale etc.» (1864); «Leçons de philosophie chimique» (1864); «Leçons élementaires de chimie moderne» (1868); «Dictionnaire de chimie pure et appliquée etc.» (1868—76) — огромный труд, сделанный В. вместе с друзьями и учениками, настольное справочное сочинение у каждого химика; «Histoire de doctrines chimiques depuis Lavoisier jusqu’à nos jours» — введение к «Dictionnaire»; «Traité de chimie biologique» (1885); Затем еще имеется несколько статей по вопросам химической технологии и педагогики.

М. Ю. Гольдштейн.