ЭСБЕ/Готы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Готы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гоа — Гравер. Источник: т. IX (1893): Гоа — Гравер, с. 442—444 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : РСКД


Готы — народ германского происхождения, входящий в состав восточно-германской (готской, вандальской) группы и игравший видную роль как в доисторической жизни России, так и в истории великого переселения народов. Древнейшая родина их была область на В от нижней Вислы до Прегеля, но влияние их — политическое и культурное — простиралось далеко за пределы этой реки и охватывало, вероятно, весь прибалтийский край. Южные границы их господства или влияния определить невозможно. По преданию, жившему среди остготов еще в VI веке (Иордан, гл. 4), Г. переселились в низовья Вислы в незапамятные времена, из Скандинавии; но это предание не подтверждается никакими данными. Г. материка ничего общего с гаутами Южной Скандинавии не имеют. Более вероятна связь Г. с одноименным населением острова Готланда (гуты, готы), хотя доказать ее пока не удалось; на нее указывают, кроме общего названия, еще народные предания, сохранившиеся в Гутасаге. — Сведений о первом периоде исторической жизни Г. мы почти никаких не имеем. Тацит («Germania», гл. 43) свидетельствует о том, что они управлялись королями и что королевская власть была у них сильнее, чем у других германских народностей. Эта политическая организация должна была дать Г. значительный перевес над разрозненными, не имевшими ни культурного, ни политического центра славяно-балтийскими народностями, ближайшими соседями их на В. и ЮВ. Такие факты, как заимствование славянами и финнами из готского яз. слов для обозначения князя и т. д., равно как и некоторые географические названия вне древнеготской области, указывают на то, что преобладание Г. сказывалось в политической жизни соседних племен. — Во второй половине II века по Р. Х. начинается движение Г. на юг, вызванное, вероятно, возрастанием населения. В связи с их движением стоит, вероятно, маркоманская война (см.). Часть готского населения осталась, впрочем, в старых местах и слилась здесь, на островах, образуемых устьями Вислы, с наступавшими с востока балтийцами. Главная масса под предводительством короля Филимера, сына Гудариха, прошла через болотистую область Припяти и, разбив народ спалов (славян?), преграждавших им путь, достигла прибрежья Черного моря. С римлянами Г. столкнулись впервые около 215 года, при Каракалле, уже на Дунае. Около этого времени они заняли всю нынешнюю Украйну и Румынию, так что владения их простирались от нижнего Дуная до Дона (?). В новых своих жилищах они распались на несколько отдельных народностей. Восточную область, от придонских степей приблизительно до Днестра, заняли остготы (Ostrogothi), иначе называвшиеся грейтунгами (Greutungi — «степные жители»); на З., в нынешней Бессарабии и Молдавии до Карпатских гор и Нижнего Дуная, к ним примыкали вестготы (Wisigothi), или тервинги (Tervingi — «лесные жители»); между нижним Дунаем и Трансильванскими Альпами обитали тайфалы (Thaifali, Taiphali), которые почти всегда являются в обществе вестготов и самостоятельного значения не приобрели. Северные границы готских владений в Южной России точно определить нельзя. Очень вероятна гипотеза, что упоминаемый в скандинавских сагах «град Днепра, в речной области, столица славных Г.» есть не что иное, как наш Киев. Известий о готском владычестве в Южной России («готском периоде» русской истории) довольно много, но они так неполны и сбивчивы, что ясной картины о нем мы себе составить не можем. Вероятнее всего, что каждая готская народность со времени переселения на Ю. имела своего короля и только на время остготские короли, наиболее могущественные, несколько раз получали гегемонию над остальными. В первый раз это случилось, по-видимому, около середины III в., при короле Остроготе, кот. владел, если верить Иордану, огромным государством, подчинив себе гепидов, вандалов и друг. Он был первым королем династии Амалов, из кот. в V в. вышел и Теодорих Великий. При Остроготе готские полководцы Аргайт и Гунтарик, перешедши Дунай, опустошили всю Мезию. Его преемник Книва, принадлежавший к другой династии, также совершил нашествие на Балканский полуостров и в 251 г. разбил императора Деция при Абрите во Фракии; сам Деций погиб в сражении. С этого времени начинается длинный ряд набегов Г. на римские владения, то Черным морем — на Малую Азию, то сухим путем — на Мезию и Фракию. Бессистемность и бессвязность набегов доказывает, что политического единства у Г. в эту эпоху не было. Для самих Г. эти нашествия имели, между прочим, то значение, что многочисленные военнопленные христиане, выведенные ими из римских провинций, занесли в их страну христианство, которое здесь распространилось, по-видимому, очень быстро. Сам Вульфила (см. VII, 453), переводчик Св. Писания на готский яз., происходил от рабов-христиан, вывезенных из Мал. Азии. Чтобы освободить империю от варварских набегов, имп. Аврелиан (в 274 г.) уступил Г. и их соседям всю Дакию; границей империи стало теперь, как до Траяна, течение Дуная. Лишь при Константине, в 321 г., возобновляются нашествия; мир был, однако, заключен уже в 336 г., королем Ариарихом. Его преемник Геберих увеличил свои владения тем, что совершенно вытеснил из Дакии вандалов. Власть его унаследовал (около 350 г.?) могучий Эрманарих (Германрих, см. VIII, 513), слава которого воспевалась всеми германскими народами, сравнивавшими его с Александром Македонским. Иордан дает перечень народностей, покоренных этим могущественнейшим из готских королей. Рядом с герулами мы находим в перечне всех славян (Venethi, Antes и Sclaueni), финнов, черемисов (?), мордву, мерю, пермь (?), весь, чудь на Ладожском озере и несколько других народностей, имена которых не поддаются объяснению. По этому преданию, значит, в состав государства Эрманариха входила почти вся Европейская Россия. О его могуществе свидетельствует и современник, Аммиан Марцеллин, так что сомневаться в нем нельзя. Тем не менее традиция, сохраненная Иорданом, едва ли во всех своих подробностях передает исторический факт; она является, по-видимому, скорее результатом позднейшей идеализации этого славнейшего предка Теодориха Великого, при чем могли сказаться воспоминания о первом периоде истории Г., сохранявшиеся в народных песнях. Несомненно, однако, что в это время весь славянский мир, сосредоточенный еще в Центральной России, подвергся сильному влиянию готской жизни и культуры. — Эрманарих был последним представителем готского могущества на Ю. России. Еще при его жизни отпали вестготы (см. VI, 114). С тех пор начинается обособленная жизнь вестготов и остготов. Остготы продержались еще некоторое время в своих южно-русск. владениях, под верховенством гуннов, и окончательно покинули их лишь в V веке (см. Остготы). Остатки их слились с надвинувшимися с севера славянами, не оставив по себе ясных следов. Сделанная в последнее время попытка связать с именем Г. происхождение Руси не выдерживает критики (см. Русь, имя).

Г. крымские. Вероятно, уже в третьей четверти III в. по Р. Х. Г. заняли Крым. Овладев первоначально всем полуостровом, они, теснимые гунно-болгарскими народностями, должны были впоследствии сосредоточиться на южной горной части Крыма, между Судаком и Балаклавой. Эта-то горная область в течение средних веков и почти до нашего времени носила название Готии (готские климаты); в ней уцелела горсть Г., которых не коснулась гуннская буря; она сохраняла здесь свою национальность еще в течение целого тысячелетия, до конца XVI в. Их не следует смешивать с Г. тетракситами, которые жили на Таманском полуострове и погибли гораздо раньше. По Прокопию (VI в.), крымские Г. были отличными воинами и жили в дружбе и в союзе с Византией; их число простиралось до 3000. Они находились в зависимости от Восточно-Римской империи, и это отношение в принципе не было нарушено до самого падения последней в 1453 г., хотя на деле зависимость их от импер. часто превращалась в фикцию. Их связь с Византией поддерживалась без перерыва Церковью: епископы (впоследствии архиепископы и митрополиты) Г. находились в прямой зависимости от константинопольского патриарха даже и тогда, когда Царьград был уже в руках турок. В VII и VIII вв. мы находим крымских Г. в зависимости от хазар, владевших тогда Тавридой. К этому времени, именно к 787 г., относится восстание Г., описанное в житии св. Иоанна, епископа Готского. Зависимость от хазар выражалась, вероятно, только данью; Г. продолжали управляться своим князем. Не изменилось положение Г. и в IX—Х вв., когда хазар заменили печенеги. Неясны их сношения с Древней Русью. Важный для решения этого вопроса памятник, известный под названием «Записки готского топарха», толкуется исследователями различно. От XI до начала XIII века Г., продолжая находиться в номинальной зависимости от Византии, зависели отчасти и от половцев. Когда в 1204 г. Константинополь был взят крестоносцами, то традиционная власть над Готией перешла к трапезундским императорам. Татары, явившиеся в Крым впервые в 1223 г., сделали своими данниками и Г. В это время готские правители (топархи), первоначально лишь византийские чиновники, достигли почти полной независимости. Теснимые с одной стороны татарами, с другой — генуэзцами, владевшими богатыми колониями на южном побережье Крыма, готские князья должны были довольствоваться, впрочем, одной только юго-западной частью полуострова; их резиденцией был гор. Феодоро (нын. Манкуп). Последним князем готским (манкупским) был Исайко. В 1475 г. турки овладели как генуэзскими владениями, так и готским княжеством. Князь Исайко был захвачен в плен, убит или отведен в Константинополь. Один из членов династии, к кот. принадлежал Исайко, выселился в конце XIV в. в Россию и стал здесь родоначальником рода Головиных. Готская народность пережила падение своего княжества, сохраняя готский язык. Барон Бусбек, посол германского императора при Великой Порте в 1557—64 гг., собрал кое-какие сведения о нем и записал около 90 готских слов, которые неопровержимо доказывают существование готской речи на полуострове еще в это позднее время и дают возможность определить некоторые факты фонетического развития этого языка. Но уже в XVII в. исчезают все следы его; последние остатки Г. отатарились, сохраняя, однако, православие. В 1778 году они, гонимые турками, обратились за помощью к России. Под предводительством последнего готского митрополита, Игнатия, они поголовно выселились на берега Азовского моря, где им были отведены русским правительством обширные земли. Они основали здесь город Мариуполь и 24 деревни. Потомки их («Мариупольские греки») говорят по-татарски и по-гречески. Воспоминания о прежней независимости в Крыму и о готской национальности совершенно исчезли из их памяти.

Г. мезийские (Moesogothi, Gothi minores) — название тех Г.-христиан, которые около 350 г., во время преследования христиан со стороны Атанариха, выселились в Мезию, где им были отведены земли под Никополем. Во главе движения стоял Вульфила (см.). О дальнейшей судьбе основанной ими патриархальной общины ничего не известно достоверного. Следы их существования имеются до IX в. (Валафрид Страбон).

Готский язык и литература. — Древнейшие памятники готского языка — рунические надписи на наконечнике копья, найденного в Ковельском у. Волынской губ. (вероятно, III в. по Р. Х.) и на золотом обруче, найденном в Пиетроассе в Румынии (конца IV в.). Первое по значению место занимает перевод Свящ. Писания Вульфилы, отрывки кот. дошли до нас в рукописях, писанных в начале или середине VI в. в Южной Италии, но сохраняющих довольно верно особенности готского языка второй половины IV в. Остготский язык VI в. сохранился в так называемых грамотах из Неаполя и Ареццо. О дальнейших судьбах как ост-, так и вестготского языков см. Остготы и Вестготы. Дифференциация на почве языка началась, вероятно, очень рано. Когда говорится о готском языке, имеется в виду обыкновенно язык вестготов времени Вульфилы. Он во многих отношениях стоит ближе к прагерманскому типу, чем все другие германские наречия. Сильно упростилась только система гласных, тогда как согласные не подверглись почти никаким изменениям. Отличительными чертами готского языка являются в области фонетики: ê из прагерманского открытого è, переходы е в i, о в u во всех случаях и обратный переход в е rеsр. о перед r и h; сохранение многих черт прагерманского спряжения и склонения. В редких только случаях другие германские наречия превосходят готское Вульфилы по древности звуков и форм; всего чаще — язык древнейших скандинавских надписей и формы, восстановляемые для готского же языка из слов, заимствованных в доисторическое время финнами и славянами у Г. Этим объясняется важное значение, которое имеет готский язык в общегерманской филологии. Перевод Вульфилы вызвал оживленную научно-литературную деятельность среди Г. (см. Вульфила). Единственный памятник ее, дошедший до нас, так называемый Skeireins (чит. Skîrîns) — отрывки толкования Евангелия от Иоанна, вероятно IV в. О богатом развитии народной поэзии среди Г. свидетельствуют римские и византийские историки. Общие труды по истории Г. см. в статьях Вестготы, Вандалы, Гепиды. Кроме того: V. Thomsen, «Ueber den Einfluss der german. Sprachen auf die finnisch-lappischen» (Галле, 1870, перевод с датского); Васильевский («Ж. M. H. Пр.», т. 105). О крымских Г. — Брун («Зап. Акад. наук», т. XXIV, 1874); Куник (там же); Васильевский («Ж. М. Н. Пр.», т. 185, 1876); W. Tomaschek, «Die Goten in Taurien» (Вена, 1881); F. Braun, «Die letzten Schicksale der Krimgoten» (СПб., 1890); Ф. Браун, «Мариупольские греки» (в «Живой старине», 1890). О языке и литературе — Sievers (в «Grundriss» Пауля, т. I, стр. 407 и сл. и II, 65 и сл.).