ЭСБЕ/Грот, Николай Яковлевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Грот
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Гаагская — Гюффер
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гравилат — Давенант. Источник: т. IXa (1893): Гравилат — Давенант, с. 775—777 ( скан · индекс ); доп. т. Ia (1905): Гаагская конференция — Кочубей, с. 635 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : МЭСБЕ


Грот (Николай Яковлевич) — проф. философии, сын академика Я. К. Грота (см.), род. в 1852 г.; учился в Ларинской гимназии и историко-филолог. факультете СПб. унив., где получил золотую медаль за сочинение «Опровержение Платона и пифагорийцев по метафизике Аристотеля». Назначенный проф. философии в историко-филол. институт кн. Безбородко в Нежине, Г. прежде вступления на кафедру провел один год в Берлине и Страсбурге, где занимался философией и естественными науками. В 1883 г. Новороссийский унив. пригласил Г. на кафедру филос., а в 1886 г. Г. назначен в Моск. унив. Философские взгляды Г. слагались постепенно, и в его многочисленных статьях можно найти следы всех фазисов, через которые прошло его мировоззрение. В своем первом труде (Киев, 1877), посвященном разбору «Философских этюдов» проф. Козлова, Г. стоит всецело на позитивистической точке зрения. Об одних и тех же явлениях не может быть двух наук, общей и специальной: общие выводы — дело специальных наук, а что идет дальше общих выводов, то лежит уже вне науки, опирается на чувство. Такое отрицательное отношение к философии и привело Г. к занятию психологией. После небольшого исследования «Сновидения как предмет научного анализа» (Киев, 1878) Г. посвятил целый ряд работ психологии чувствований; самая значительная из них — «Психология чувствований в ее истории и главных основах» (СПб. 1879—80; магистерская диссертация). Основным фактом душевной жизни Г. считает так наз. психический оборот, который слагается из четырех моментов: момент объективной восприимчивости, момент субъективной восприимчивости, момент субъективно-деятельный и момент объективно-деятельный. Чувствования представляются продуктом субъективной оценки ощущений и соответствуют второму моменту этого оборота. Те же психологические взгляды Г. положил в основу своей попытки реформировать логику в соч. «К вопросу о реформе логике, опыт новой теории умственных процессов» (Лпц., 1882, докторская диссертация). Логика должна быть строго теоретическою наукою о познании. В этом смысле она отличается от теории искусства познания. Умственные процессы, составляя специальный вид психических оборотов, сводятся к пяти первоначальным видам движения: ассоциация, диссоциация, дизассоциация, дезинтеграция и дифференциация. Вместе с тем Г. начинает понемногу приходить к положительным взглядам на философию. Хотя философия и опирается на чувство, но все же ей нельзя приписывать значения только субъективных итогов: при помощи чувства мы непосредственно и прямо становимся лицом к лицу с проблемою жизни, бытия — и это дает нам право искать в показаниях чувства разрешения этой проблемы. При помощи чувства человек познает мир в себе и себя в мире, так как в каждом человеке, кроме индивидуального и относительного субъекта, есть еще субъект общий, мировой, подчиненный объективным законам («Дж. Бруно и пантеизм», Одесса, 1885; «Задачи философии в связи с учением Дж. Бруно», т. же; 1885; «Значение чувства в познании и деятельности человека», М. 1889). Чувства перерабатываются в понятия, а это и составляет сущность философского познания. Философия не сливается ни с искусством, как ранее думал Г. («Отношение философии к науке и искусству», Киев, 1883), ни с наукой; она — синтез всех данных человеческого сознания. Научным элементом в философии является метафизика. Стараясь перевести в понятия схваченные чувством высшие идеалы и цели, метафизика составляет общую основу и общий метод философии. Метафизика есть наука, которая стремится умозрительно определить абсолютно достоверные и обязательные — не только для нашего ума, но и для объективной деятельности — качественные отношения явлений опыта, внутреннего и внешнего («Что такое метафизика?» в «Вопросах философии» 1890, кн. 2). Таким образом Г. пришел к признанию за метафизикой научного значения. Критерием истинного познания должен быть закон однообразия природы, который выводится исключительно из анализа наших собственных состояний («К вопросу о критериях истины», «Рус. бог.». 1883, 4—6). Этот критерий дает нам возможность познать через себя, при посредстве опыта внешнего и внутреннего, два начала вещей — силу-дух и материю-силу, находящиеся в постоянной борьбе между собою. Если все активные силы природы — не что иное, как модификации одной силы, если сознание есть более высокая ступень развития силы жизни, а самосознание — высший продукт развития сознания, то отсюда надо заключить, что всякая активная сила есть нечто духовное. Ей противостоит сила пассивная, сила сопротивления, материя. Процесс развития силы-духа, т. е. процесс освобождения ее из напряженного состояния в деятельное, есть процесс порабощения ею материи-силы. Это — совершенно новая форма дуализма, которую можно назвать монодуализмом («О душе в связи с современным учением о силе», Одесса, 1886). Убеждение старой психологии в познаваемости духовной субстанции, ее основных сил и свойств вполне правильно. Ошибка метафизической психологии — только в том предположении, будто духовную субстанцию можно познать а priori. Опытная психология должна вести к познанию самого существа духовных сил. («Жизненные задачи психол.», в «Вопросах филос.», 1890, кн. 4). Точка зрения монодуализма применяется Г. и к вопросу о свободе воли («Критика понятия свободы воли в связи с понятием причинности», М. 1889; «La causalité et la conservation de l'énergie dans le domaine de l’activité psychique» в «Compte rendu du Congrès international de psychologie physiologique», première session, Пар., 1890). Тут ясно сказывается на Г. влияние Шопенгауера, которому посвящена особая статья: «О значении философии Шопенгауера» («Труды моск. психол. общ.» вып. I, М., 1888). Считая этические вопросы особенно близкими уму и сердцу русского человека и ожидая от русской философии нового слова именно в области этики, Г. сосредоточил в последнее время свои интересы на вопросах нравственности, которым посвятил несколько статей в моск. филос. журн. 1892 г. Настоящее благо личности — в ее отречении от своей животной обособленности, в сознании себя звеном и воплощением общего, целого, вечного. В осуществлении этого сознания и лежит то счастье и блаженство, которое составляет истинное основание нравственного поведения человека, а стало быть, и его нравственного долга. Перечень других философских работ Г. и разборов его сочинений см. в очерке рус. философии Колубовского (прид. к «Истории нов. фил.». Ибервега-Гейнца). Благодаря энергичной деятельности Г. Моск. психологическое общество, основанное проф. Троицким в 1885 г., оживилось и заседания его стали привлекать многочисленную публику. Общество издало пять выпусков своих «Трудов», а с 1894 г. ему будет принадлежать журнал «Вопросы философии и психологии», основанный в 1889 г. с помощью А. А. Абрикосова.

Дополнение[править]

Грот (Николай Яковлевич) — проф. философии; поместил ряд статей в настоящем Словаре; ум. в 1899 г.