ЭСБЕ/Дефо, Даниэль

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Дефо
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Десмургия — Домициан. Источник: т. Xa (1893): Десмургия — Домициан, с. 502—504 (индекс) • Другие источники: МЭСБЕ : Britannica (11-th) : DNB (1885—1900) 


Дефо (Даниэль Defoe) — знаменитый английский писатель; род. в 1659 г. Отец его, по профессии мясник, был диссидентом; носил он фамилию Фо, измененную впоследствии Даниэлем в Д. Образование Д. получил в диссидентском учебном заведении, носившем громкое название Академии. Но больших знаний «Академия» не давала, и враги Д. всегда корили его недостаточностью образования. Блестящие способности Д. дали ему возможность самому завершить образование. Многочисленные его сочинения по различным отраслям знания и превосходное усвоение 5-ти языков несомненно свидетельствуют против нареканий его врагов. По окончании курса в «Академии» Д. предстояло вступить в духовное звание, но он предпочел занятие торговлей. Когда до него дошла весть о восстании Монмута (см.), Д. оставил торговую контору и литературные планы, сражался в рядах инсургентов и едва не попал в руки мстительных победителей. Сперва он бежал за границу, а потом возвратился в Лондон, где по-прежнему принялся за торговые дела. В это время он держал чулочную лавку или, может быть, состоял агентом по чулочному производству, что не помешало ему в последние годы царствования Иакова II выпустить несколько памфлетов по поводу текущих событий. Дела его между тем расстроились, и он потерпел банкротство. В это время Вильгельм Оранский вступил в пределы Англии, и Д. немедленно присоединился к его армии. Охватываемый царствованием Вильгельма III период общественной и литературной деятельности Д. представляет счастливое сочетание ума, таланта, искренности и прямоты. Он озарил ярким светом всю жизнь писателя и создал ему прочную славу. Д. был вдохновлен мыслью о поддержке планов горячо любимого им короля; он имел одну цель — защиту высокопочитаемого, чуть ли не обожаемого им героя от клеветы врагов. За это время Д. написал целый ряд замечательнейших своих произведений. Наиболее выдающиеся между ними: «Опыт о проектах» (An Essay upon Projects), в котором идет речь об улучшениях в делах политики, торговли, педагогики и благотворительности; «Защитительное слово бедняка» (The poor man’s Plea), в котором автор остроумно защищает бедняков от взводимых на них напраслин и предлагает лицемерным реформаторам исправиться прежде всего самим; «Прирожденный англичанин» (The true-born Englishman) — сатира, являющаяся отповедью только что перед тем появившемуся в печати памфлету, направленному против личности Вильгельма III. Все это обратило внимание Вильгельма на Д. Талантливый лавочник был призван во дворец; король давал ему темы для политических памфлетов и не раз имел случай пользоваться его советами. Со смертью Вильгельма III в 1702 г. положение Д. существенно изменилось. Вступление на престол королевы Анны положило начало реакции, характер которой был, главным образом, клерикальный и в некоторой степени якобитский. Д. не сразу уяснил себе истинное положение вещей при новых порядках. Продолжая по-прежнему принимать участие в обсуждении злобы дня, он вступил в полемику о так называемом «случайном согласовании». Дело шло о том, следует ли диссидентам отступать от принятого ими правила не посещать богослужения государственной церкви в тех случаях, когда присутствие при нем входило в круг официальных обязанностей должностного лица. Сначала Дефо решал вопрос в пользу соблюдения обрядности; но, заметив, что диссиденты стали смотреть на него, как на изменника, и видя в то же время, что поддержка билля шла со стороны врагов веротерпимости, он быстро переменил тактику и, скрыв свое имя, выпустил памфлет под заглавием: «Кратчайшая расправа с диссидентами» (The Shortest Way with the Dissenters), в котором, принимая тон и манеру представителя реакции, он советовал принять против диссидентов самые жестокие меры. Реакционеры были введены в ошибку и на первых порах горячо приветствовали неизвестного автора; но когда стало известно, что автор памфлета — диссидент, министерство нашло нужным предать Д. суду. Д. сперва скрылся, но потом решился «сдаться на милость правительства». Суд приговорил его к штрафу, троекратному стоянию у позорного столба, внесению обеспечивающего его поведение залога и тюремному заключению на срок, зависящий от милости королевы. Во время заключения в Ньюгэтской тюрьме Д. имел возможность заниматься литературой, печатать и распространять свои произведения. Здесь он, между прочим, написал «Гимн к позорному столбу» (A Hymn to the Pillory), благодаря своевременному распространению которого в публике время стояния у позорного столба обратилось для Д. в торжество: толпа сделала ему блистательную овацию. В Ньюгэте же он стал издавать газету: «Обозрение дел Франции» (A Review of the Affairs of France), выходившую и после освобождения Д. из тюрьмы, вплоть до 1712 г. Благодаря этому литературно-политическому изданию Д. считается одним из родоначальников англ. периодической печати.

Роберту Гарлею, весьма ценившему талант Д., нетрудно было выхлопотать помилование Д., когда он согласился сделаться тайным слугой своих бывших врагов — тори. С этого времени «прирожденный англичанин», как говорит о Д. один из его биографов, «перестает существовать». Вместо самостоятельного и смелого борца является наемник, старающийся уверить всех, что никакой перемены с ним не произошло, но на самом деле готовый служить и тори, и вигам, смотря по тому, кто из них будет находиться у власти. В течение царствования королевы Анны и затем при Георге I Д. несколько раз переходил от вигов к тори и обратно. Он служил им и пером своим, и непосредственным влиянием на избирателей, среди которых он вращался в качестве тайного агента, и своевременными извещениями о политическом настроении и мнениях отдельных лиц. В течение всего этого времени ему вполне удалось сохранить в тайне свои разведывания, и репутация его осталась непоколебленной, несмотря на многочисленные обвинения и нападки.

В 1715 г., в видах самозащиты, Д. издал «Воззвание к чести и справедливости» (An Appeal to Honour and Justice), и с этого времени под его именем появлялись одни только беллетристические произведения. Одному из его биографов — Вильяму Ли — удалось открыть в 1864 г. шесть писем Д., хранившихся в Государственном архиве. Из писем этих обнаружилось, что тайная агентура его продолжалась и после 1715 г. и велась главным образом в редакциях оппозиционных газет. Главной ее жертвой был некий Мист, который, открыв позже предательство Д., бросался на него с оружием в руках и обесславил Д. повсеместно до такой степени, что под конец жизни он был всеми оставлен. Из беллетристических сочинений его прославился только «Робинзон Крузо», переменив, впрочем, круг читателей и став детской книгой. Ж. Ж. Руссо, в своем «Эмиле», первый обратил внимание на педагогическое значение «Робинзона». Другие романы Д. представляют собой автобиографии фиктивных плутов, воров, проституток и всякого рода авантюристов. Таковы: «Ронсони», «Моль Флендерс», «Полковник Джек», «Капитан Сингльтон» и др. Плодовитость Д. как писателя изумительна. Ли перечисляет двести пятьдесят четыре сочинения, политического, социального, теологического, педагогического и беллетристического содержания. В 1728 г., вследствие семейных раздоров, Д. скрылся из дома и через два с лишним года умер на руках у чужих людей.

Из написанного Д. «Essays upon projects» принадлежит к числу выдающихся произведений эпохи, широко и свободно развивая программу прогрессивной политики. Не менее, если не более, значения имели его многочисленные, едкие и красноречивые памфлеты по текущим вопросам английской политической жизни. Беллетристические произведения Д. относятся к рудиментарной стадии художественного творчества. Вместо художественных образов автор старается дать читателю ловкий обман. Все произведения Д. ведутся от имени будто бы действительно существовавшего героя, передающего свои приключения и впечатления. Этот жанр литературы процветал в Испании и оттуда проник в Англию еще раньше Д., который, однако, знал и испанский яз. Справедливо указывают на эти испанские повести, как на предвестник реалистического романа. Д. содействовал пересадке их в Англию; но в его повестях реалистического (в смысле воспроизведения повседневной обычной жизни) не очень много, и лишь с большой натяжкой можно было бы сохранить за ним имя отца реалистического романа в Англии (как пробовали его называть некоторые критики). К числу беллетристических произведений, написанных по тому же шаблону фиктивной автобиографии, принадлежит и книга, обессмертившая имя Д., — «Робинзон» (о котором, впрочем, сам Д. впоследствии писал, как об аллегории), распадающаяся на два сочинения, лишь механически между собой связанных. В банальный, часто неправдоподобный, порой грубый рассказ о фиктивном путешествии и посещении стран, никогда автором не виденных, вставлено, в качестве отдельного эпизода, повествование о пребывании героя на необитаемом острове. Этот талантливо рассказанный эпизод «робинзонады», проникнутый философской мыслью и полный завлекательных положений, и дал бессмертие книге Д. Еще Руссо указал, что в этом эпизоде — вся ценность книги, что он должен быть выделен из нее и очищен — тогда получится лучшая детская книга. Предсказание Руссо сбылось. Произведение Д. действительно сохранило только этот эпизод «робинзонады» и действительно стало детской книгой. «Робинзонада» имела своих предшественников. Незадолго до выхода «Робинзона» Д. в Англии вышло описание пребывания некоего Селькирка на необитаемом острове. Приключения Селькирка послужили первым материалом для Д., избравшего для Робинзона те же места и ту же природу, среди которых жил Селькирк. Но в то время, как последний одичал, Робинзон нравственно возродился. Это нравственное совершенствование в одиночестве, в общении с природой, вдали от общества и цивилизации, составляет выдающуюся философскую идею книги, а сам процесс возрождения и пробуждения — главную ее прелесть, главное право ее на воспитательное значение. Самая идея, положенная в основу Робинзона, была проведена в философском романе арабского писателя Ибн-Тофаиля: «Хан-ибн-иокдан», написанном в XII в. (латинск. перевод в Оксфорде в 1671 г., английский — в 1708 г.) и также не оставшемся без влияния на Д.

Полного собрания сочинений Д. никогда издано не было; единственная полная коллекция первых изданий находится в Британском музее. Приближающиеся к полноте два издания были выпущены: одно в 1840—43 г., другое в 1841 г. Кроме того, есть издание так называемой «Bohn’s Library», 1891 г., и издание Ниммо 1883 г., в одном томе. Отдельные сочинения перепечатывались нередко в разное время. «Робинзон», по количеству вышедших в свет экземпляров, занимает совершенно исключительное место не только среди сочинений Д., но и в книжном мире вообще. Самая полная биография Д. написана Вальтером Вильсоном в 1830 г. Затем в 1869 г. появилась биография Вильяма Ли, с открытыми Ли письмами Д., ярко рисующими его нравственное падение. Сам Ли не сумел оценить своего открытия, и поэтому первой критической биографией Д. является в 1879 г. сочинение проф. Минто (Minto), составляющее один из томиков серии Морлея: «English man of letters». Ср. также очерк А. Н. Веселовского (XVII вып. «Всеобщей истории литературы» Корша и Кирпичникова).