ЭСБЕ/Женское образование

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Женское образование
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Даба — Зюзник
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Евреиновы — Жилон. Источник: т. XIa (1894): Евреиновы — Жилон, с. 864—873 ( скан · индекс ); доп. т. Ia (1905): Гаагская конференция — Кочубей, с. 748—751 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Женское образование. — И в древней Греции, и в средние века, особенно в эпоху Возрождения, отдельные женщины выделялись своими знаниями; но лишь гораздо позже стал занимать мыслителей общий вопрос о воспитании и образовании женщин. Фактически они обучались издавна. В средневековые монастырские или епископские школы девушки, вероятно, допускались наравне с мальчиками; по крайней мере, уже в конце IX в. епископы стали запрещать священникам учить мальчиков и девочек вместе. Весьма сильным рассадником Ж. О. были на Западе Ж. монастыри, так как для поступления в монахини требовался известный минимум знаний. При Ж. монастырях возникли школы, в которых, вместе с подготовлявшимися к пострижению, обучались и девушки, большей частью знатные, намеревавшиеся впоследствии возвратиться в свет. В XI столетии появились, прежде всего в Нидерландах, женские мирские братства, преследовавшие задачи милосердия и взявшиеся, мало-помалу, за обучение женщин; первое место среди этих братств принадлежит бегинкам (III, 258). С XVI столетия основываются в католических странах новые монашеские ордена, которые выдвигают на первый план Ж. образование; таковы орден урсулинок, орден английских девиц, основанный, по уставам Игнатия Лойолы, Марией Уарт (1646), орден Салезианок, учрежденный епископом Франсуа де Салль, и др. Ж. образование начинает привлекать и внимание педагогов. Так, в XV в. Витторино да Фельтре пытался в Италии осуществить принцип совместного обучения детей обоего пола. Первым теоретиком Ж. О. выступил Эразм Роттердамский, который в основу его клал изучение классических литератур и не находил нужным ограничивать его в каком бы то ни было отношении, утверждая, что знание — лучшая гарантия счастья и нравственности. Полного равенства полов в образовании требовал и Амос Коменский, указывавший на назначение женщины в семье как первой наставницы детей, и считавший «материнскую школу» основанием всего образования. Аббат Флери (XVII в.) требовал, чтобы женщин обучали религии, грамматике, арифметике и знакомили с употреблением лекарств и с основными положениями науки права. Фенелон, в своем сочинении «Education des filles» (1687; русский перевод начат при журнале «Образование» в 1893 г.), впервые выработал цельную систему воспитания женщины, которое подготовляло бы ее к назначению ее в семье. Он желал, чтобы женщина знала природу ребенка, приемы воспитания и обучения, знала бы производство всего того, что употребляется в доме, могла бы руководить сельским хозяйством, обладала бы сведениями о законах, связанных с правами на собственность. Воззрения Фенелона приняты были к руководству в первой Ж. школе, основанной на государственные средства — сен-сирской (близ Парижа), открытой г-жой Ментенон в 1686 г. и предназначенной исключительно для воспитания 250 бедных дворянок. При Сен-Сире учрежден был особый полумонашеский орден: институт дам св. Людовика, которые к обычным обетам — бедности, целомудрия и послушания, присоединяли еще четвертый — воспитывать и обучать бедных девиц. В 1692 г. «институт дам св. Людовика.» был преобразован в монастырь св. Августина, а Сен-Сир сделался совершенно закрытым учебным заведением, в котором весь склад жизни покоился на труде и строгой дисциплине. Попытки подражания Сен-Сиру — в Париже (Институт младенца Иисуса), Германии, Швеции, Дании, Польше — не имели успеха. И в самом Сен-Сире, после смерти г-жи Ментенон, которая непосредственно руководила всем ходом воспитания и достигла значительных результатов, не нашлось никого, кто мог бы продолжать ее дело, хотя Сен-Сир и просуществовал до 1793 г. В течение всего XVIII столетия вопрос о Ж. образовании стоит на первом плане в многочисленных педагогических сочинениях, появлявшихся во Франции и представлявших, большей частью, проекты реформ. Г-жа де Миремон, в сочинении «De l'éducation des femmes», обращается к дочерям образованных классов с предложением посвятить себя педагогической деятельности и набрасывает строго обдуманный план женской учительской семинарии. В 1791 г., вслед за обнародованием основного положения о всеобщем обязательном обучении мальчиков, Талейран выступил с проектом воспитания девиц, в котором впервые высказана была мысль о ремесленных школах для женщин. Проект этот снова поднят был в другой форме, по предложению Кондорсе, но к практическим последствиям все это не привело. Наполеон I поставил г-жу Кампан во главе воспитательных учреждений «почетного легиона», и усилия этой даровитой женщины оказали самое благотворное влияние на развитие частных французских школ; но уже к 1830-м годам школы эти, большей частью находившиеся в руках духовных конгрегаций, вследствие недостаточного образования их руководительниц упали до такого низкого уровня, что необходимость в открытии благоустроенных государственных школ для женщин стала очевидной. В 1867 г. Жюль Симон убедил министра народного просвещения Дюрюи в неотложности этого дела. Особые курсы для девиц, с преподаванием в форме лекций, были открыты в 1867 г. 30 городами, в 1868 г. — 10 городами, в 1869 г. — 3 городами, позднее — еще многими другими. По своей программе эти так называемые «курсы Дюрюи» представляют нечто среднее между высшими и средними учебными заведениями, более, однако, приближаясь к последним. Прочная и законченная система элементарного и среднего Ж. О. создана была во Франции только третьей республикой, деятели которой (Камилл Сэ, Жюль Ферри, Карно, Брока), требуя «равенства в образовании» во имя «восстановления единства и гармонии в семье», в то же время руководились и расчетами политического свойства. Они указывали на то, что из учебных заведений при монастырях девушки выходят воспитанными в духе XVII века, без знаний, с презрением и ненавистью ко всему, что не согласуется с крайним клерикализмом, и в этом духе, выйдя замуж, стараются влиять на детей и на мужей, часто внося разлад в семью. 21 декабря 1880 г. утвержден закон, установивший три типа женских учебных заведений: начальные школы (écoles primaires), средние школы (écoles secondaires, lycées et collèges de jeunes filles) и учительские семинарии (écoles normales). Женские начальные школы сравнены с мужскими (см. Начальная школа); но в сфере среднего образования для женщин установлен лишь 5-летний курс (вместо 7-летнего курса мужских учебных заведений). В Lycées и Collèges (первые содержатся, главным образом, за счет правительства, вторые, главным образом, за счет городов; в этом все различие между ними) принимаются девушки 12-ти лет, выдержавшие установленный экзамен. Учебные годы разделяются на две группы: первая обнимает три первых года, вторая — два последних. Главное различие между ними — то, что в первой группе все предметы обязательны, а во второй почти половина необязательных. Обязательные предметы обучения: французский язык и литература, новые языки (английский или немецкий), история, география, арифметика, начальные основания геометрии, естественная история, физика, химия, хозяйствование, гигиена, законоведение, введение в педагогию, учение о нравственности. Предметы необязательные: высшая математика, элементарный курс латинского языка (введен ввиду будущего наблюдения матери за учебными занятиями детей), подробное изложение греческой и латинской литературы, торговая и культурная география, подробная физиология растения и животных. Во всех классах обязательны рукоделье и гимнастика, рисование же и пение — только в первых трех. Учение о нравственности преподается только с 3-го года, т. е. тогда, когда все ученицы католического исповедания и почти все протестантского уже конфирмованы; кроме того, закон допускает священников различных исповеданий к преподаванию закона Божия в стенах заведений. Учение о нравственности обнимает собой гражданские обязанности, т. е. справедливость, уважение к личности, любовь к ближнему, благоволение, благотворительность, а также обязанности к самому себе. В последнем учебном году обучение морали переходит в психологию, основные начала которой находят практическое применение при воспитании. В тесной связи с преподаванием морали находятся два предмета высших классов: гигиена, которая преподается вместе с домашним хозяйством, и законоведение. Последний предмет введен под влиянием Легуве; программа его ограничивается только самым необходимым, незнание чего может повести к замешательствам и чувствительным потерям. Вообще при разработке программы преследовалась только одна цель: подготовить женщин к их главному призванию — быть образованными матерями; всякая ученость, могущая напомнить «femmes savantes», была отброшена. К 1889 г. общее число Lycées и Collèges возросло до 60; кроме того, во многих городах существуют отдельные классы — cours secondaires (172). С 1881 по 1890 г. на Lycées и Collèges было израсходовано 40375177 франков, годичный бюджет их в 1890 г. равнялся 2452542 франкам; с тех пор он еще возрос. Lycées и Collèges — по большей части открытые заведения, но при многих из них находятся пансионы и почти во всех — полупансионерки. Каждое заведение подчиняется директрисе. Преподавание находится, главным образом, в руках учительниц; закон допускает к преподаванию (но не к управлению) и мужчин, но в скором времени имеется в виду совершенно устранить их от участия в Ж. средней школе. О французских семинариях для учительниц — см. Профессиональное образование.

В Германии незадолго до реформации открыты были в Любеке и Нюрнберге отдельные городские школы для девочек. Согласно желанию Лютера, подобные школы (Mädchenschulen) открыты были в очень многих городах, но все это были лишь школы начальные. С конца XVII в. стали возникать частные средние учебные заведения для женщин, но общество относилось к ним вполне равнодушно, хотя за Ж. О. ратовала тогда известная Анна-Мария Шурман. Первое в Германии общественное Ж. среднее учебное заведение основано было в начале XVIII в. по инициативе педагога Ратиха, предложившего новую систему обучения, одинаковую для детей обоего пола. С 1774 г. Ж. средние учебные заведения стали открываться, под именем «высших школ для девушек» (höhere Mädchen или Töchterschulen), в Бреславле, Ганновере, Кюстрине, Любеке и др. городах. В 1786 г. в Дессау устроено было Ж. училище по плану Базедова. Еще в первой четверти текущего столетия не насчитывалось в Германии и десятка средних школ для женщин; но с конца первой его половины число таких школ растет с поразительной быстротой, так что в настоящее время среднее Ж. О. может считаться в Германии вполне общедоступным, хотя уровень его невысок. Кроме начальных школ, одинаковых по курсу и по числу лет с мужскими, и городских училищ для девушек от 6 до 15 лет, существуют в Германии высшие Ж. школы (соответствуют нашим средним), имеющие 9 или 10 классов, и посещаемые девицами от 6- до 16-летнего возраста. За весьма незначительными исключениями, это — открытые учебные заведения, содержимые за счет городов. Главное внимание обращается в них на закон Божий и отечественный язык; затем преподаются иностранные языки, история, география, естествоведение, арифметика, алгебра и геометрия, чистописание, рисование, пение, рукоделие и гимнастика. В 1872 г. состоялся в Веймаре съезд учительниц и учителей этих школ, положивший основание «Обществу попечения о женских учебных заведениях», ежегодно устраивающему съезды и много сделавшему для развития среднего женского образования, которое вообще в Германии находится накануне реформы.

В Англии женщины получили доступ к школьному образованию только в XVIII столетии, когда возникли так называемые благотворительные школы (Charity Schools); но в них обучение не шло дальше грамоты и катехизиса. В 1869 г. издан был закон, благодаря которому многие школы (в одном Лондоне в его окрестностях — 25) открыли свои двери для женщин. Особенно сильное и благотворное влияние на развитие Ж. О. в Англии оказало основанное в 1874 г. «Общество ежедневных школ для девушек» (Girls Public Day School Company), которое к 1890 г. открыло 34 школы (7000 учениц) и при этом успело значительно повысить уровень преподавания. Типу наших гимназий соответствуют в Англии High Schools for Girls. В начале 1880-гг. Англия стояла в деле Ж. О. впереди всех западноевропейских государств, но затем ее опередила Франция.

Из других западноевропейских государств Швейцария еще законом 1848 г. положила основание Ж. лицеям, с курсом близким к мужским гимназиям. Образцово поставлено среднее Ж. О. в Швеции и Норвегии, весьма удовлетворительно — в Дании и Голландии. Только в Италии, Испании и Румынии оно остается недостаточно организованным; среднее Ж. О. находится там преимущественно в частных руках. В Северной Америке среднее учебное заведение для женщин (Ж. семинария, открытая моравскими братьями в Пенсильвании) появилось уже в XVIII в. С 1830-х гг. женщины в Соединенных Штатах получают среднее образование наравне, а большей частью и совместно с мужчинами; фактически они чаще последних кончают курсы высшей школы (high school, соответствует нашей средней). Сознание необходимости Ж. О. проникает и в восточные страны. В 1881 г. египетский хедив открыл за свой счет учебное заведение для девушек высших классов; на острове Цейлоне теософическое общество, по инициативе Олькотта, организовало «Женское воспитательное общество», насчитывавшее в 1890 году 1800 членов и открывшее 4 школы, в которых девушки получают образование в духе буддизма.

Относительно России имеется известие, что еще в 1086 г. княжна-инокиня Анна (Янка) Всеволодовна основала в Киеве, при Андреевском монастыре, Ж. училище. В первой половине XVI в. митрополит Даниил говорил в своих поучениях, что обучение «писаниям» необходимо не только «пастырем и учителем и прочим инокам, но и сущим в мире, отрокам и девицам». Со времен Михаила Федоровича царевны обучались чтению, письму и церковному пению; этот обычай мог перейти и в терема знатных бояр. Шесть дочерей царя Алексея Михайловича, и в особенности знаменитая царевна София, обладали весьма солидным для того времени образованием. Все это не может ослабить значения свидетельства Котошихина, что «Московского государства женский пол не учен и не обычай тому есть». Петр I ничего не успел сделать для образования женщин, хотя понимал его значение. Указом от 24 января 1724 г. он предписал монахиням воспитывать сирот обоего пола и обучать их грамоте, а девочек, сверх того, пряже, шитью и др. мастерствам. При Петре появились в России частные школы, в которых могли обучаться и девочки. Такая школа была, между прочим, в Москве, при лютеранской церкви в Немецкой слободе, а также в С.-Петербурге, при евангелической церкви св. Петра (с 1703 г.); в последней русские девушки составляли обыкновенно 1/4. При Елисавете Петровне указом 1754 г. положено было обучать женщин «бабичьему делу», для чего учреждены акушерские школы сначала в Москве и Петербурге, а затем и в провинциях. В это же царствование к женским монастырям и раскольничьим частным школам, в которых преподавали «мастерицы», присоединился еще один рассадник Ж. образования в России: появились частные пансионы, содержимые иностранцами, преимущественно французами и француженками. Екатерина II, указом 5 мая 1764 г., основала Воспитательное общество благородных девиц (в числе 200), и при нем училище для 240 мещанских девушек (см. Смольный институт). Главной задачей этого учреждения было поставлено воспитание, образование характера, привычка «к добродетели» и уменье обращаться в обществе; знание должно было явиться более результатом самодеятельности воспитанниц, которую и старались в них развить. В учрежденные несколько позже народные училища, как и в главные народные училища, представлявшие собой нечто вроде средних учебных заведений, принимались дети обоего пола; но, по господствовавшему в обществе взгляду, обучение девушек в публичных школах считалось делом «непристойным», как это засвидетельствовал в своих записках Державин. За все время существования народных училищ в столице (с 1781 г.) и по губерниям (с 1786 г.) всех учившихся в них при Екатерине девочек было 12595, в 13 раз меньше, чем учившихся за то же время мальчиков. В последний год ее царствования из 1121 учившихся девушек 759 приходилось на одну петербургскую губернию, стало быть, во всех остальных губерниях их было только 362. При всей незначительности этих результатов важно то, что при Екатерине II женщины всех сословий получили доступ к образованию. После смерти Екатерины II заведование учрежденными ею заведениями перешло к императрице Марии Федоровне. В течение 32-летнего управления ее были вновь основаны и приняты ею под свое покровительство: сиротское училище (Мариинский институт), училища ордена св. Екатерины в СПб. и Москве, девичье училище военно-сиротского дома (Павловский институт), акушерский институт в Москве и повивальный в СПб., Александровское училище в Москве, Гатчинский сельский воспитательный дом, Харьковский институт, училище для солдатских детей и училище для дочерей чинов черноморского флота. Тогда же возникли дома трудолюбия в СПб., Москве и Симбирске (находившиеся под покровительством императрицы Елизаветы Алексеевны), патриотический институт (под покровительством императрицы Александры Федоровны) и институт в Полтаве. Учебные заведения эти, особенно состоявшие под непосредственным управлением Марии Федоровны, были хорошо обеспечены в материальном отношении; пяти столичным институтам она пожертвовала при жизни и оставила по завещанию до 4 млн руб. Поступали и значительные пособия из государственного казначейства, и пожертвования частных лиц. В основание системы Ж. образования положен был сословный принцип, который проводился до мельчайших деталей. Для всех классов общества, для всякого звания, чина и положения, занимаемого родителями девушки, императрица учреждала особые заведения, с точно ограниченным курсом учения и особым устройством. Мечту Екатерины о создании путем воспитания «новой породы» людей Мария Федоровна считала бесполезным и даже вредным увлечением. Она стремилась к «практической» постановке дела, к точному выполнению задач, поставленных в духе господствующих в обществе воззрений. Соответственно этому, в «составе благородного воспитания» на первое место выдвигалось знание французского языка, за которым непосредственно следовали танцы и хорошие манеры. Образование мещанок должно было иметь профессиональный характер, т. е. приготовлять учительниц и воспитательниц в дворянских домах.

В 1828 г., после смерти императрицы Марии Федоровны, образовано было IV отделение собственной Е. И. В. канцелярии, на которое было возложено заведование всеми учреждениями императрицы Марии. При первом статс-секретаре, управлявшем этим отделением, Вилламове, никаких перемен в организации Ж. учебных заведений не последовало; увеличилось только число их, которое в 1840 г. достигло 20. Открыты были институты в Одессе, Астрахани, Киеве, Белостоке, Казани, Варшаве, Саратове, Тифлисе, Иркутске, большей частью на средства местного дворянства; учреждены были девичье училище в Оренбурге и киевское училище графини Левашевой для бедных девиц и сирот всех свободных состояний. Позднее учреждены были институты в Нижнем Новгороде и Новочеркасске и Мариинская Ж. школа в Тобольске. В 1842 г. в управление IV отделением вступил Гофман, который обратил особое внимание на программы преподавания и на гигиенические условия Ж. учебных заведений. Учрежденный в 1844 г., под председательством принца Петра Георгиевича Ольденбургского, комитет разделил все Ж. учебные заведения на 4 разряда и для каждого из них выработал особую учебную программу, соответственно назначению воспитывавшихся в нем девиц. В учебных заведениях первого разряда (институты Смольный, Патриотический, спб. и московское училища св. Екатерины и все губернские институты благородных девиц) и второго разряда (Павловский институт, Александровские училища в СПб. и Москве, дома трудолюбия в СПб., Москве и Симбирске, институты в Астрахани и Иркутске) в основу образования положены были иностранные языки, причем в учебных заведениях второго разряда преподавание искусств и ремесел было, сравнительно с заведениями перворазрядными, расширено за счет наук. В учебных заведениях 3-го разряда (школы патриотического общества, школы человеколюбивого общества в СПб. и Москве, городское училище в Одессе и др.) главное внимание обращалось на рукоделия и Ж. ремесла, сведения же по русскому языку и арифметике сообщались лишь самые элементарные. В 1845 г. учрежден был Главный совет женских учебных заведений, которому подчинены были местные советы, стоявшие во главе каждого учебного заведения в столицах и в других городах Империи. 30 августа 1855 г. Высочайше утвержден составленный Главным советом устав Ж. учебных заведений, представляющий собой свод прежних узаконений по этой части; с некоторыми дополнениями и изменениями он действует и поныне. Председателем Главного совета с самого учреждения его был принц П. Г. Ольденбургский, назначенный в 1860 г. главноуправляющим IV отделением Собственной Е. И. В. Канцелярии. Он обратил внимание на физическое воспитание девиц, ввел гимнастику, усилил преподавание русского языка, утвердил новые программы преподавания. Главнейшая его заслуга заключается в той поддержке, которую он оказал мысли Н. А. Вышнеградского (см.) об организации открытых Ж. учебных заведений — женских гимназий (см. VIII, 705). Существование открытых Ж. учебных заведений благотворно отразилось и на институтах, смягчив их замкнутый, затворнический характер (см. Институты женские). С начала 80-х годов начинают основываться Ж. училища нового типа — Мариинские (см.). Наряду с этими средними учебными заведениями существуют еще духовные женские училища, которые подразделяются на епархиальные и на состоящие под покровительством Государыни Императрицы и называемые Мариинскими училищами. Основание им положено было в 1843 г., когда в видах поднятия умственного и нравственного уровня духовенства, особенно сельского, открыто было в Царском Селе училище для девиц духовного звания. До 1854 г. открыты были такие же училища в Ярославле, Казани и Иркутске. По соображениям духовно-политического свойства основан был в 1861—64 гг. ряд духовных Ж. училищ в Западном крае. Затем Ж. гимназии найдены были мало соответствующими потребностям духовного сословия, особенно сельского, и с конца 1860-х годов стали появляться Ж. духовные училища и во многих других местах. Организация епархиальных училищ определена уставом 20 сентября 1868 г. (см. Духовенство, XI, 264). Епархиальные училища принадлежат к типу полузакрытых учебных заведений. Для приходящих детей духовного звания учение бесплатно; плата за своекоштных пансионерок из духовного звания колеблется от 75 до 150 руб. в год. Плата за светскую пансионерку обыкновенно вдвое больше; светские приходящие ученицы вносят за право обучения от 30 до 60 руб. в год. Расходы на содержание всех 44 епархиальных училищ в 1889 г. превышали 1½ млн руб.; каждое училище в среднем обходится в 34090 руб. (от 12800 руб. до 78000 руб.). Между всеми средними учебными заведениями епархиальные Ж. училища — самые дешевые. Главным источником содержания епархиальных училищ служат различные сборы с церквей, монастырей и духовенства; только 12 училищ западных епархий получают незначительную субсидию, в размере 2000 руб. в год, из сумм св. Синода.

Элементарное образование девочки получают в России в начальных школах в городах и селах, причем допускается совместное обучение детей обоего пола. По данным 1882 г., всех начальных школ в Европейской России считалось 28329 и в них обучалось 11775004 мальчика и 362471 девочка; большинство последних приходится на города. Ср. Грамотность (IX, 545).

Высшее образование Ж. получает широкое развитие лишь в последнее 30-летие. Во Франции слушательницы «курсов Дюрюи» (см. выше) стали держать экзамены на аттестат зрелости (diplôme de bachelier), a затем продолжали иногда высшее образование. В начале 1870-х годов двери французских высших учебных заведений стали все шире открываться для женщин разных национальностей; в первой половине 1870-х гг. в Сорбонне женщина, Эмма Шеню, читала даже лекции. В настоящее время все факультеты Франции открыты для женщин. В 1889—90 учебном году в Париже было 152 студентки, из которых француженок 24, англичанок 8, русских 107; из них на медицинском факультете училось 123 (в том числе 92 русские), на физико-математическом — 19, на филологическом — 7, на юридическом — 3. В Швейцарии женщины прежде всего получили доступ в цюрихский университет (1867); примеру его последовали остальные университеты Швейцарии. В 1891—92 учебном году в числе 3152 университетских слушателей было 432 женщины, а из 2530 имматрикулированных студентов женщин было 242. В Швеции женщины допускаются в университеты с 1870 г.; в Стокгольме кафедру математики занимала С. В. Ковалевская. Норвегия, допустив законом 1884 г. женщин в свои университеты, предоставила им равные с мужчинами-студентами права не только относительно экзаменов и академических степеней, но и относительно пользования университетскими стипендиями. В Дании женщинам в 1875 г. даровано право поступления в университеты и получения ученых степеней (за исключением богословского факультета), но без права на стипендии и пособия. В Италии закон 1876 г. открыл женщинам доступ во все университеты. Двери университетов открыты для женщин и в Испании, Румынии, Голландии, Бельгии. В брюссельском университете с 1880 по 1892 г. окончило курс 215 женщин, из них 43,2% по фармации, 34% по физико-математическим наукам, 13,5% по медицине. В Германии в конце 1860-х и в начале 1870-х годов женщины одно время допускались в университеты, но затем доступ им туда был прегражден. С тех пор не прекращалась деятельная агитация в защиту прав женщин на высшее образование. Агитация эта с каждым годом усиливается и главным образом ведется веймарским обществом Frauenbildungs-Reform. В 1891 г. принята была в баденской палате депутатов резолюция, по которой германские женщины, сдавшие экзамен на аттестат зрелости, могут быть допущены к слушанию лекций в университете, но в виде исключения и с согласия факультета. Ввиду этого вышеупомянутое общество, на свои средства и при содействии баденского правительства, открыло в 1893 г. классическую женскую гимназию в Карлсруэ. В 1891 г. открыл свои аудитории для женщин физико-математический факультет гейдельбергского университета, невзирая на протесты университетского совета. Лейпцигский университет «терпит» присутствие около 20 женщин в своих аудиториях и лабораториях. Страсбургский университет решил в 1893 г. открыть, в виде опыта, чтение особых лекций для женщин по истории европейских литератур и психологии. В Берлине существует с 1867 г. лицей Виктории, программа которого хотя и не соответствует вполне требованиям высшего образования, но преподавание ведется профессорами в университетском духе; в Бреславле, Дармштадте и др. городах подобные лицеи открыты частными предпринимателями. Главным препятствием к благоприятному разрешению вопроса о высшем Ж. О. служит в Германии имперское законодательство, устраняющее женщин от некоторых профессий, между прочим — от профессии врача. В Австрии действует министерское распоряжение 1878 г., по которому женщины могут быть допущены в университеты лишь в совершенно исключительных случаях и при обстоятельствах, подлежащих каждый раз особому обсуждению. В Кракове с 1868 г. существует высшее учебное женское заведение, с трехлетним курсом преподавания и пятью отделениями или факультетами (естествоведение, история и словесность, искусство, торговля, хозяйство).

В Англии вопрос о высшем образовании женщин выдвинулся на первый план в 1868 г. Женщины стали приглашать профессоров оксфордского, кембриджского и эдинбургского университетов для чтения им лекций, из которых с течением времени развились публичные университетские курсы для лиц обоего пола (см. Университет). Университеты оксфордский и кембриджский поныне не допускают в свои стены женщин, но под сенью их возникли с 1869 г. четыре высших учебных женских заведения: Margaret-Hall и Sommerville-Hall в Оксфорде и Girton College и Newnham College в Кембридже. В 1876 г. парламент предоставил университетам право давать женщинам ученые степени. Этим правом воспользовались университеты Виктории и лондонский; последний с 1878 г. допускает женщин и к слушанию лекций. В Лондоне существуют еще особые женские медицинские курсы. В Шотландии первоначально установлена была особая ученая степень для женщин (lady literate in Arts), но в 1892 г. всем университетам предоставлено было: 1) допускать женщин к соисканию ученых степеней по изящным искусствам и медицине и 2) организовать для женщин специальные курсы или же допускать их к совместному со студентами слушанию лекций. На основании этого закона высшие женские курсы, основанные в Глазго в 1883 г. и насчитывавшие до 300 слушательниц, слились с местным университетом. Во всех английских колониях женщинам открыт свободный доступ к высшему образованию. В Соединенных Штатах Северной Америки была сделана в 1842 г. первая попытка открытия Ж. высшего учебного заведения, в свое время вызвавшая в обществе протесты; но затем Соединенные Штаты в области высшего женского образования опередили все другие страны. Не все североамериканские университеты, однако, допускают в свои стены женщин. Нет штата, где бы не было одного или нескольких высших учебных заведений собственно для женщин. Такие специально женские колледжи появились в Соединенных Штатах в 1860-х годах. Обыкновенно они учреждаются при мужских университетах и имеют классы приготовительные (для среднего образования) и университетские. В тех колледжах, где нет приготовительных классов, прием обусловлен экзаменом по английскому языку, логике, географии, отечественной истории, арифметике, алгебре, геометрии, языкам латинскому, греческому и одному из новых (французскому или немецкому). Курс преподавания в них обыкновенно меньше, чем в мужских университетах. Всех специально женских колледжей в Соединенных Штатах более 200. В 1885 г. эти колледжи (которых тогда было 148) располагали имуществом на сумму свыше 10 миллионов долларов, постоянных доходов с пожертвованных сумм имели свыше 7 миллионов долларов, платы с учащихся собирали свыше 1 миллиона долларов; профессорский персонал состоял из 2554 лиц, в том числе 1881 женщина; дипломов об успешном прохождении 4-летнего курса выдано было 1049. Большая часть колледжей имеют интернаты, где ученицы могут получать помещение и стол.

В России стремление женщин к высшему образованию вполне определенно проявилось еще в 1860 г., когда на университетских лекциях стали появляться женщины. При разработке университетского устава 1863 г. министерство народного просвещения сделало университетам запрос о том, могут ли женщины быть допускаемы к слушанию лекций совместно со студентами, могут ли они быть допускаемы к испытанию на ученые степени и какими правами, в случае выдержания испытания, они должны пользоваться. На все эти вопросы советы университетов московского и дерптского (первый — большинством 23 голосов против 2) дали резкий отрицательный ответ. Советы университетов казанского и спб. предложили допустить женщин к совместному со студентами слушанию лекций и приобретению всех ученых степеней, на правах вольнослушателей, причем второй полагал, что диплом должен давать женщинам право на медицинскую практику и на штатные должности лишь в высших Ж. учебных заведениях, совет же казанского университета не делал этого ограничения. Наконец, советы университетов харьковского и киевского находили возможным допустить женщин к слушанию лекций, как на правах вольнослушателей, так и на правах студентов, а равно к приобретению ученых степеней, которые, по мнению совета харьковского университета, должны им давать те же права по государственной службе, что и мужчинам. Дело, однако, кончилось ничем. Русские женщины, не находя на родине доступа к высшему образованию, массами устремлялись в заграничные университеты. Самый вопрос организации в России высшего Ж. О., горячо обсуждавшийся у нас в начале шестидесятых годов, в 1864 г. окончательно замер даже в печати, пока он вновь не был возбужден Е. И. Конради. В 1867 г. она внесла в собравшийся тогда в СПб. съезд натуралистов записку о необходимости научного образования для женщин; но съезд, не имея в своем составе педагогического отдела, не имел права входить в обсуждение записки и вынужден был ограничиться выражением сочувствия к ее основной мысли. В марте и мае 1868 г. на имя ректора спб. университета поступили заявления от 400 женщин с просьбой об устройстве «лекций или курсов для женщин». В числе ходатайствовавших было около ста женщин высшего круга; во главе движения стояли Е. И. Конради, Н. В. Стасова, В. П. Тарновская, Е. Н. Воронина, О. А. Мордвинова, А. П. Философова, М. В. Трубникова; содействие им с самого начала оказывал А. Н. Бекетов. Одновременно с этим и в Москве образовался кружок женщин, решившихся добиваться высшего образования. Министр народного просвещения дал согласие на учреждение лишь «общих публичных лекций, т. е. совокупно для мужчин и женщин, на основании общих постановлений о публичных лекциях». 2 января 1870 г. открылись в СПб., сначала в доме министра внутренних дел, а потом в здании Владимирского уездного училища, «публичные лекции для мужчин и женщин» по некоторым предметам естественным и словесно-историческим (известные под именем Владимирских курсов), лекции эти имели определенный систематический характер университетского преподавания; чтение каждого предмета рассчитано было на два года. Несколько ранее, 1 апреля 1869 г., И. И. Паульсон, по просьбе учредительниц владимирских курсов, открыл в здании 5-й спб. мужской гимназии, у Аларчина моста, подготовительные курсы, которые должны были пополнить пробелы среднего образования женщин и тем облегчить им слушание профессорских лекций (Аларчинские курсы). В октябре 1869 г. открылись в Москве, в здании 2-ой гимназии, а затем на Лубянке «публичные курсы для женщин по программе мужских классических гимназий» (Лубянские курсы). Все эти курсы управлялись выборными из среды слушательниц. В 1870 г. Общество естествоиспытателей в Киеве организовало «систематические публичные курсы по естественным наукам». На всех этих курсах преподавание, ограничивавшееся простым чтением лекций, не могло идти успешно уже вследствие состава аудитории, крайне разнообразного по уровню развития и подготовке слушательниц; между преподавателями и аудиторией не было органической связи. Более прочную организацию высшее Ж. образование получило лишь в 1872 г., когда профессор В. И. Герье учредил в Москве высшие женские курсы. Согласно положению, утвержденному 6 мая 1872 г. министром народного просвещения, графом Д. А. Толстым, московские высшие женские курсы были частным учебным заведением, которое имело своей задачей дать возможность девицам, окончившими средние учебные заведения, продолжать общее образование. Преподавателями были профессора московского университета, которые составляли педагогический совет, не только заведовавший всею учебной частью, но и составлявший смету расходов. Совет избирал из своей среды председателя (В. И. Герье), на котором лежала ответственность перед правительством за действия курсов. На курсы допускались как слушательницы, так и вольнослушательницы — и те, и другие за плату в 50 руб. в год. Курс ученья сначала был двухлетний, но в 1879 г. он стал трехлетним (желающим предоставлялось оставаться и на 4-й год) и вместе с тем из учебной программы исключен был общеобразовательный курс энциклопедического характера по естественным наукам. Таким образом курсы В. И. Герье приобрели характер словесно-исторического факультета, в котором, наряду с историей и историей литературы, читались и некоторые др. предметы (например, политическая экономия), а также велись практические занятия. Число слушательниц в первый год по открытии курсов доходило до 70, затем до 1878 г. оно колебалось между 103—107, а с 1879 г. количество слушательниц, постепенно прогрессируя, возросло в 1884 г. до 213, в 1884—85 учебном году — до 256. Средства московских курсов были крайне ограничены; субсидию, в размере 500 руб. в год, они получали только от купеческой управы, и то лишь с 1878 г. Главными образом средства курсов слагались из добровольных пожертвований и платы со слушательниц. Учреждение «дамского общества для содействия курсам» не было разрешено и все заботы по изысканию средств лежали на попечительном комитете (Е. К. Станкевич, Е. И. Герье, К. Т. Солдатенков). Уровень преподавания ни в чем не уступал университетскому. Учреждение в Москве курсов В. И. Герье не могло не отразиться на Лубянских курсах, но привело не к закрытию их, а к специализации: они постепенно усвоили себе университетский характер, а с 1882 г. окончательно преобразовались в физико-математический факультет, с четырехлетним курсом преподавания и с двумя отделениями, математическим и естественным. В 1876 г., по ходатайству профессора Н. В. Сорокина, открылись высшие женские курсы в Казани. Первоначально они были устроены по образцу курсов В. И. Герье, но в 1879 г. последовало подразделение общеобразовательной программы курсов на две специальности: словесно-историческую и физико-математическую. На словесно-историческом отделении преподавались: русская грамматика и история русской литературы, естествоведение, всеобщая история, русская история, история физико-математических наук, история философии, эстетика, немецкая литература, английский язык, гигиена. Курс физико-математического отделения составляли: естествоведение, геометрия, приложение алгебры к геометрии, география, физика, история философии, гигиена, химия, история физико-математических наук, английский язык. В качестве необязательного предмета преподавался с 1884 г. латинский язык. В этой программе заметно стремление примирить специализацию высшего образования с общеобразовательной целью; в этом отношении казанские курсы стоят несколько особняком от всех других курсов. Материальные средства казанских курсов были крайне скудны; при них не было и попечительного комитета, а следовательно, и добровольных пожертвований. Как учебная, так и вся хозяйственная часть лежала на педагогическом совете, в котором последовательно председательствовали профессора: Н. А. Фирсов (1876—1877), Н. А. Осокин (1877—1880), С. М. Шпилевский (1880—1882) и Н. В. Сорокин (с 1882 г.). В Казани профессора были и первыми работниками курсов, и первыми жертвователями. На вознаграждение за чтение лекций обращалось, соответственно числу часов, лишь то, что оставалось от покрытия других расходов по курсам (свой гонорар за слушание лекций многие профессора жертвовали в пользу курсов и в других городах, например в Петербурге); при этом часы практических занятий (а обилие их составляло отличительную черту казанских курсов) в расчет не принимались. Казанские курсы не имели даже своей аудитории; лекции читались по вечерам в здании университета. На казанских курсах перебывало 575 женщин, из которых около 200 окончили курс с дипломом.

В 1878 г. открылись высшие женские курсы в Киеве. Здесь почин принадлежал женщинам — г-жам Алексеевой, Антонович, Ватиновой, Гогоцкой, Горовой, Покровской и Толочиновой, собравших для начала дела 550 руб. Учредителем курсов был избран профессор С. С. Гогоцкий, который председательствовал в педагогическом совете до 1881 г., когда его заменил В. С. Иконников. Материальные средства киевских курсов не могли считаться скудными, прилив общественных пожертвований был довольно сильный, но не было правильной организации и единства в заведовании хозяйственной частью курсов, которое распадалось между педагогическим советом и попечительным комитетом. Курс ученья, первоначально двухлетний, к 1881 г. был постепенно расширен до четырехлетнего. Разделялись киевские курсы на 2 отделения: словесно-историческое или историко-философское и физико-математическое. Отличительную черту киевских курсов составляло обилие необязательных предметов (на первом отделении — 7 из 21, на втором — 10 из 21), а также недостаточное развитие практических занятий. При открытии киевских курсов поступило 324 слушательницы, затем ежегодно поступало от 142 до 119 слушательниц. В первое 4-летие всего было 708 слушательниц. С 1882 г. началась резкая убыль: общее число слушательниц упало, в 1885—86 учебном году, до 195; число ежегодно поступавших на курсы сократилось до 74. В 1885—86 г. на физико-математическом отделении закрылось два курса, вследствие недостаточного числа слушательниц. Всего на киевских курсах перебывало 1098 слушательниц, из которых до 1886 г., когда дальнейший прием слушательниц прекратился, сдали все экзамены около 200, а 75 прошли полный 4-летний курс, но не держали окончательных испытаний. Наиболее широкого развития достигли высшие женские курсы в Петербурге, главным образом благодаря энергии их учредительниц и лиц им содействовавших (А. Н. Бекетов, О. Ф. Миллер, А. Я. Герд, А. Н. Страннолюбский), а также учреждению «Общества для доставления средств высшим женским курсам».

Владимирские курсы, по многим причинам, вынуждены были приостановить свою деятельность в 1873 г.; но энергия учредительниц их не ослабевала. В то время правительство окончательно убедилось в необходимости рациональных мер к отвлечению русских женщин от заграничных университетов. Особая комиссия, образованная в 1873 г. под председательством статс-секретаря И. Д. Делянова, выработала проект правительственного высшего учебного заведения для женщин с характером педагогическим, а в 1875 году последовало правительственное сообщение с обещанием доставить женщинам в России ту же возможность высшего образования, ради которой они устремлялись за границу. Этим настроением воспользовались учредительницы Владимирских курсов, с А. Н. Бекетовым во главе, и достигли разрешения открыть в 1878 г. высшие женские курсы с систематическим, университетским характером преподавания, причем открытие курсов признано было министром народного просвещения, графом Д. А. Толстым, делом полезным и даже необходимым в видах отвлечения русских женщин от обучения в заграничных университетах (цель эта и была достигнута; в 1881 г. число русских женщин, учившихся за границей, упало до 9, тогда как с закрытием курсов высших и врачебных оно вновь стало выражаться в сотнях). Во главе педагогического совета, в качестве заведующего курсами стал, согласно желанию министра, профессор К. Н. Бестужев-Рюмин (отсюда название курсов бестужевскими), которого в 1881 г. заменил А. Н. Бекетов (состоявший с 1879 до 1885 г. и председателем комитета Общества для доставления средств высшим Ж. курсам). Педагогическому совету вверено было «общее управление курсами», ближайшее же наблюдение за слушательницами лежало на «распорядительнице курсов» (Н. В. Стасовой, всецело посвятившей себя курсам) и ее помощницах. Курс преподавания, первоначально рассчитанный на 3 года, уже в 1881 г. сделан был четырехлетним. Курсы имели три отделения: словесно-историческое, физико-математическое и специально-математическое; последние два различались только со второго курса. По всем почти предметам и на всех отделениях происходили практические занятия, особенно по естественным наукам, для чего курсы располагали богато обставленными кабинетами, лабораторией, библиотекой, а впоследствии и аудиториями, специально приспособленными к чтению экспериментальных лекций. Привлекая в качестве преподавателей лучших профессоров университета и других высших учебных заведений Петербурга, курсы стали подготовлять и самостоятельный преподавательский персонал из числа бывших слушательниц; девять из них были оставлены при курсах в качестве ассистенток или руководительниц практических занятий. Некоторые из слушательниц выступили с самостоятельными трудами по разным отраслям науки, с докладами на съездах естествоиспытателей. Хозяйственной частью заведовал комитет общества для доставления средств высшим Ж. курсам, избираемый общим собранием общества на три года. С 1885 г. курсы помещаются в собственном доме. Министерство народного просвещения, отпускавшее с 1872 г. 1000 руб. в год в пользу Владимирских курсов, в 1878 г. увеличило эту сумму до 1500 руб., а в 1879 г. — до 3000 руб.; с 1882 г. высшие курсы получают также пособие от спб. городской думы, в размере 3000 руб. Между тем одни текущие расходы по содержанию курсов составляли в среднем 48000 руб. в год. Все эти значительные средства получались как от платы за слушание лекций, так и от добровольных пожертвований и членских взносов. Членов общества, при открытии деятельности его, было не более 89; в течение первого же года число их возросло до 254, в 1885 г. равнялось 785, а в 1890 г. — 1026. При открытии курсов слушательниц поступило 814, всего же перебывало на них слушательниц до 2800; из них полный курс прослушали 1014. На словесно-историческое отделение поступала 1/3 всех слушательниц, остальные главным образом — на физико-математическое. В остальных университетских городах открытие высших женских курсов не могло состояться. В 1879 г. профессор А. С. Трачевский открыл в Одессе приготовительные курсы и представил проект высших курсов, но проект этот не получил осуществления; в 1881 г. поступили из Варшавы и Харькова ходатайства профессоров об открытии высших женских курсов, но разрешения не последовало. В 1879 году предписано было принимать в вольнослушательницы только таких лиц, которые имеют постоянные служебные занятия или живут в семьях в том городе, где находятся курсы, и притом с особого каждый раз разрешения попечителя учебного округа. В 1886 г. министерство народного просвещения предписало прекратить прием слушательниц на все высшие женские курсы, мотивируя эту меру необходимостью пересмотра вопроса о высшем Ж. образовании. В 1889 г. разрешено было возобновить прием на петербургские курсы, но при этом им дана была совершенно иная организация. Заведование курсами перешло из рук общества, их создавшего, в руки директора, избирающего преподавателей, и инспектрисы, руководящей воспитательной частью. Как директор, так и инспектриса назначаются министерством народного просвещения. Обществу, через посредство попечительного комитета, предоставлено заведование исключительно хозяйственной частью. Из учебной программы исключено преподавание естественной истории, гистологии и физиологии человека и животных. Учебные планы утверждаются министерством. Курсы состоят из двух отделений — историко-филологического и физико-математического. В слушательницы, общее число которых ограничено известной нормой (400), принимаются лица, окончившие среднее учебное женское заведение и представившие письменное разрешение родителей, опекунов или других лиц, на попечении которых они состоят (такое разрешение требовалось и раньше), а также удостоверение о том, что располагают достаточными средствами для безбедного существования во все продолжение учения. Вольнослушательницы принимаются в числе не более 2% всего числа учащихся. Плата за учение 100 руб. в год. Слушательницы должны жить либо у родителей или близких родственников, либо в устроенном при курсах интернате (плата — 300 руб. за учебный год), а не на частных квартирах. В каждом отдельном случае прием зависит от усмотрения директора. Материальные средства по-прежнему доставляются обществом. За первые три года существования курсов в новом измененном виде субсидия министерства народного просвещения (3000 руб. в год, идущие всецело на содержание директора курсов) и платежи слушательниц составили 65580 руб., или 58% всех расходов на курсы, простиравшихся до 109 тыс. руб.; вся разница покрыта Обществом. В 1892—93 году, когда уже открыты были на обоих отделениях все четыре курса, слушательниц числилось 385; из них только 87 — на физико-математическом отделении. В 1894 г. открыло свою деятельность общество вспоможения окончившим С.-Петербургские высшие женские курсы. В Москве, а также в Одессе, при Обществе естествоиспытателей, читаются лекции для женщин по отдельным предметам. С 1863 г. существуют в ведомстве Императрицы Марии женские педагогические курсы (см.), стоящие на рубеже высшего и профессионального образования. В 1889 г. в СПб. открыты М. М. Бобрищевой-Пушкиной Ж. курсы новых языков, на которых преподается и история западноевропейских литератур, а также изящные рукоделья (выжигание по дереву, рисование по фарфору и проч.). Несколько ранее открыты были княгиней Масальской подобные курсы в Варшаве. В Финляндии с 1871 г. женщинам открыт доступ в гельсингфорский университет, где в 1890 г. было 17 студенток, из них 6 на историко-филологическом факультете, 9 на физико-математическом и 2 на медицинском.

О других отраслях Ж. О. см. Профессиональное образование, Учительские семинарии и школы.

Литература: Р. Rousselot, «Histoire de l'éducation des femmes en France» (Париж, 1883); Gérard, «L'éducation des femmes par les femmes. Etudes et portraits» (П., 1887); Бемерт (Böhmert), «Университетское образование женщин» (СПб., 1873); П. Мижуев, «Женское образование и общественная деятельность женщин в Соединенных Штатах Северной Америки» (СПб., 1893); E. Лихачева, «Материалы для истории Ж. образования в России» (т. I—II, СПб., 1890—93); Д. Семенов, «Епархиальные женские училища» («Русская Школа», 1893 г., № 10—12); Е. Некрасова, «Из прошлого женских курсов» (М., 1887); ст. М. Песковского о высшем Ж. образовании в России в «Наблюдателе» (1882 г., № 4—6) и в «Русской Мысли» (1886 г., № 7, 11—12 и 1887 г., № 1).

Дополнение[править]

* Женское образование. — Высшее Ж. образование в 1895—1905 гг. сделало значитель­ный шаг вперед, исключительно благодаря частной инициативе. 1 июня 1895 г. утверждено положение о СПб. женском медицинском институте, имеющем целью сообщать медицинское образование, «преимущественно приспособленное к лечению женских и детских болезней и к акушерской деятельности». Открытие института состоялось 14 сентября 1897 г., причем последний должен был содержаться исключительно на счет пожертвованных капиталов (около 700 тыс. руб.) и платы за учение; городом была пожертвована земля и предоставлена Петропавловская больница для клинических занятий. Институт состоит в ведении м-ва нар. просвещения. В слушательницы принимаются лица христианских исповеданий в возрасте 20—35 лет, получившие среднее образование и выдержавшие испытание по латинскому языку; от экзамена освобождаются лица, имеющие аттестаты зрелости или окончившие высшие женские курсы и выдержавшие там экзамен по латинскому языку. Учебная программа составлена применительно к программе медицинских факультетов. Курс ученья — 5 лет. Зачет полугодий, полукурсовые и окончательный испытания производятся по правилам медицинских факультетов. Окончившим курс выдается диплом на звание женщины-врача, предоставляющий им: 1) право повсеместной частной практики, 2) право занимать (без прав госуд. службы) должности врачей при женских учебных и богоугодных заведениях, женских и детских больницах, при общинах сестер милосердия и врачебно-полицейских учреждениях, 3) право заведовать земскими медицинскими участками и сельскими больницами, а в городах — женскими и детскими больницами и отделениями при общих больницах и 4) право быть приглашаемыми в качестве помощницы судебного врача при судебно-медицинском освидетельствовании женщин и детей. Штат института определен в 63 тыс. руб., а в 1901 г. увеличен на 30 тыс. руб. В 1897 г. институту предоставлено право приобретать недвижимые имущества и разрешен прием лиц нехристианского исповедания (5%). Законом 9 марта 1898 г. женщинам-врачам предоставлены права госуд. службы, кроме права на чинопроизводство и награждение орденами. В 1902 г. м-ру народн. просвещения предоставлено право допускать женщин, получивших за границей диплом на степень доктора медицины, к испытаниям на звание врача при Женском медицинском институте и медицинских факультетах, если они удовлетворяют всем условиям поступления в институт. 10 мая 1904 г. утверждено новое положение об институте, значительно увеличившее его учебные и материальные средства и сравнявшее его с медицинскими факультетами. Общее число кафедр — 32. В слушательницы принимаются лица в возрасте 19—28 лет, получившие среднее образование и выдержавшие дополнительное испытание из некоторых предметов учебного курса мужских гимназий. Для приема лиц иудейского исповедания сохранено ограничение (3%). Окончившие с выдающимся успехом курс могут быть оставляемы при институте для усовершенствования в науках и назначаемы сверхштатными ассистентами к профессорам. Окончившие курс получают диплом на звание лекаря, со всеми правами на медицинскую деятельность, кроме прав на чинопроизводство. Институту предоставлено производить испытания и выдавать дипломы на степень д-ра медицины. Лицам, окончившим курс института или выдержавшим соответствующее испытание, дано право приобретать ученые медицинские степени при университетах и военно-медицинской академии. Женщины, имеющие заграничные докторские дипломы и удовлетворяющие условиям поступления в институт, освобождены от необходимости испрашивать разрешение министра на допущение к экзаменам на звание лекаря. В состав попечительного комитета института входят два представителя СПб. городского общественного управления. Институту предоставлено право издавать без предварительной цензуры научные труды и учреждать ученые общества. Штат института определен в 229900 руб., а ежегодное пособие из государственного казначейства — в 139900 руб. При институте существует «Общество для усиления средств Женского медицинского института», имеющее отделение в Москве. Недостаточные слушательницы получают помощь от «Общества для пособия слушательницам СПб. женского медицинского и педагогического институтов» (сущ. с 1874 г.). Первый выпуск в институте состоялся в ноябре 1902 г. К началу 1905 г. обучалось в институте 1500 чел. Ввиду недостаточности одного медицинского института в 1897 г., во время бывшего в Москве международного съезда врачей, в кружке членов этого съезда зародилась мысль увековечить память о съезде основанием в Москве Женского медицинского института; в 1903 г. основано общество для сбора пожертвований для этой цели. — При СПб. высших женских курсах, в дополнение к раньше существовавшим двум обществам (см. XI, 871), в 1898 г. открылось общество вспомоществования слушательницам курсов. В 1901 г. министру народного просв. предоставлено давать разрешение на назначение окончивших Высшие женские курсы учительницами старших классов женских гимназий. Ведомство учреждений Импер. Марии издало общее распоряжение, согласно которому лица, окончившие Высшие женские курсы и имеющие приобретенное ранее звание домашних наставниц, могут быть определяемы без особых ходатайств преподавательницами старших классов женских гимназий этого ведомства. В течение 1878—1903 гг. окончили курсы 2227 слушательниц. Имущество «Общества доставления средств курсам» в ноябре 1903 г. превышало миллион руб., а за вычетом долгов составляло около 728 тыс. руб. К началу 1905 г. на курсах обучалось до 1600 чел. 7 апреля 1900 г. Выс. утверждено мнение государственного совета об учреждении в Москве высших женских курсов на тех же главных основаниях, какие приняты для СПб. высших женских курсов. Московские высшие женские курсы открылись 15 сент., 1900 г.; они учреждены по программе СПб. курсов (см. XI, 872) и состоят из отделений историко-филологического и физико-математического, с подразделением последнего на естественное и математическое. Курс учения 4 года. По инициативе бывших слушательниц курсов Герье учреждено «Общество для доставления средств Московским высшим женским курсам». В 1902 г. министерством народного просвещения разрешено распространить на эти курсы деятельность «Общества вспомоществования учащимся женщинам в Москве». С января 1903 г. включены в программу курсов политическая экономия и римское право. На курсах в 1903—1904 уч. г. обучалось 1073 чел. — 23 июня 1903 г. педагогические курсы при С.-Петербургских женских гимназиях (см. XXIII, 83) преобразованы в Женский педагогический институт, принадлежащий к разряду высших учебных заведений и имеющий целью высшее педагогическое образование женщин и приготовление преподавательниц для всех классов женских учебных заведений. Состоит в ведомстве учреждений Императрицы Марии. Для практических упражнений учащихся в преподавании при институте состоят женская гимназия, с начальной школой и детским садом. Институт разделяется на 2 отделения: словесно-историческое и физико-математическое, с 4-летним курсом в каждом; первые 2 года посвящаются исключительно теоретическим занятиям, а с 3-го года начинаются практические педагогические занятия. В институте преподаются: Закон Божий, науки философские, педагогические, словесно-исторические, физико-математические, естественно-исторические и иностранные языки. В институт принимаются девицы не моложе 16 лет, получившие среднее образование. Слушательницы не подвергаются переходным экзаменам, а переводятся по определениям конференции; окончательные испытания производятся по каждому предмету на том курсе, где предмет заканчивается. Штат института вместе с гимназией определен в 94610 руб. К 1 января 1905 г. в институте обучалось свыше 300 чел. 21 сентября 1903 г. открылись в Одессе Высшие женские педагогические курсы при женской гимназии Пашковской. Курсы имеют частный характер и учреждены в виде опыта на 6 лет. Они состоят из 5 отделений: исторического, русского языка и словесности, французского яз. и словесности, немецкого языка и словесности и математического, с 3-годичным курсом в каждом. Общие предметы для всех отделений: богословие, психология, логика, педагогика, дидактика и история педагогики. Курсы находятся в ведении попечителя Одесского учебного округа. В слушательницы принимаются лица в возрасте 17—23 лет, получившие среднее образование. Плата за слушание лекций 150 р. в год. Курсы никаких прав не дают. Принято в 1903 г. 290 человек. В 1904 г. возбуждено ходатайство харьковскими, киевскими и казанскими профессорами и городскими думами об учреждении высших женских курсов в этих городах. Временные правила 27 августа 1905 г., установившие автономию в университетах и других высших учебных заведениях м-ва нар. просвещения (мужских), указом 17-го сентября распространены на Высшие женские курсы и Женский медицинский институт. — В Финляндии женщины допускаются наравне с мужчинами в Гельсингфорсские университет и политехникум. В других государствах цивилизованного мира высшие женские училища встречаются лишь в виде исключения (преимущественно в Соед. Штатах), так как женщины пользуются доступом, хотя и с некоторыми ограничениями, в университеты и другие высшие учебные завед. (см. XXXIV, 772—788); наибольшей свободой в этом отношении женщины пользуются в Бельгии (кроме Католического университета в Лувене), Швейцарии, Италии, Соед. Штатах и английских самоуправляющихся колониях. В Индии с 1894 г. положено начало высшему женскому медицинскому образованию обществом для доставления индианкам женской медицинской помощи, так как они отказываются от услуг мужчин-врачей. На открытых этим обществом при некоторых больницах высших медицинских курсах для туземок обучалось в 1900 г. 292 чел. С 1901 г. в Японии, в Токио, открыт Ж. университет, с приготовительным курсом.

К области женского среднего образования за рассматриваемый период относится утверждение устава Ж. духовных училищ 14 июля 1901 г. Они состоят под покровительством Императрицы и находятся в ведении св. синода. В училища принимаются дочери священноцерковнослужителей и служащих по духовному ведомству, в возрасте 10—12 лет. Штат Ж. духовных училищ утвержден в 1902 г. (10760 руб. на училище). 24 июня 1903 г. изменены правила о производстве экзаменов в Ж. институтах (экзамены лишь в I и II классах, а для неуспешных учениц прочих классов осенние поверочные испытания). Того же числа утверждено положение о специальных педагогических классах при 8 столичных институтах. Классы состоят из 2 годичных курсов: теоретического и практического. В классах преподаются, кроме общих предметов институтского курса, педагогика, методика русского, французского и немецкого языков, методика географии и арифметики; в качестве необязательных предметов — рисование и музыка. Общий комплект — 208 воспитанниц. Успешно окончившие курс получают аттестат, дающий право на получение от попечителя учебного округа диплома на звание домашней наставницы. Ж. гимназий и прогимназий насчитывалось к 1 января 1903 г. 445, с 137027 учащимися. Ж. гимназий, институтов и Мариинских училищ вед. учр. Императрицы Марии в 1903 г. было 69, с 23285 учащимися. По отчету обер-прокурора св. синода за 1901 год обучалось в 64 женских духовных и епархиальных училищах 19364 ученицы. В области женского начального образования существенных изменений не произошло. К 1 января 1901 г. в России насчитывалось 84544 начальных общеобразовательных училища с 4580827 учащимися (не считая воскресных школ духовного ведомства), в том числе 1231217 девочек («Статистические сведения по начальному образованию в Российской Империи», вып. IV [данные 1900 г.], СПб., 1903).

Женское профессиональное образование в России до последнего времени ограничивалось преимущественно школами рукоделия, домоводства и т. п. узкими практическими специальностями (см. XXVII, 397). Особенное развитие получило женское коммерческое образование благодаря изданию 15 апреля 1896 г. положения о коммерческом образовании, видоизмененного 10 июня 1900 г. К 1 июня 1905 г. насчитывалось женских коммерческих учебных заведений 35, в том числе коммерческих училищ 14, торговых школ 10, торговых классов 1, коммерческих и бухгалтерских курсов 10. Женское сельскохозяйственное образование также получило за последние годы значительное развитие благодаря главным образом деятельности «Общества содействия женскому сельскохозяйственному образованию» (возникло в 1899 г.). В сентябре 1904 г. этим Обществом устроены, по инициативе проф. И. А. Стебута и при содействии м-ва земледелия и государственных имуществ, при Императорском сельскохозяйственном музее двухлетние Женские сельскохозяйственные курсы для лиц, получивших среднее образование; летом занятия производятся в казенном Песоченском имении, Сапожковского уезда, Рязанской губернии. Окончившие курс могут занимать места земских агрономов. Более узкие цели преследует «Общество содействия образованию и деятельности женщин по садоводству и огородничеству». При утверждении 26 мая 1904 г. положения о сельскохозяйственном образовании предусмотрена возможность учреждения женских сельскохозяйственных училищ всех разрядов. K 1 сентября 1905 г. женских сельскохозяйственных учебных заведений насчитывалось до 20, не считая смешанных курсов для лиц обоего пола. За последние 3—4 года сделаны попытки частными лицами к организации Ж. технического образования. В Москве возникли: «Первые женские архитектурные классы» инж. Приорова, «Женские строительные курсы», устроенные кружком архитекторов (с января 1906 г. предположено на них открыть инженерное отделение), «Женские технические курсы» инж.-ген. Труханова (по специальностям строительной, механической и электротехнической). Весной 1905 г. возникло в СПб. «Общество изыскания средств для технического образования женщин», которому 26 августа м-ром народного просвещения разрешено открыть «СПб. женские политехнические курсы» в составе инженерно-строительного и электрохимического отделений, по программе высших учебных заведений, с 4-летним курсом на каждом отделении. С 1904 г. разрешен женщинам доступ в архитектурный отдел Высшего художественного училища. По данным первой всеобщей переписи населения 28 января 1897 г. из наличного женского населения оказалось грамотных 8250773 женщины (13,1%; из мужского населения — 21,1%); из указанного числа только 528232 женщины обучались в средних и специальных учебных заведениях, 6979 — в высших.

Литература по Ж. образованию сильно возросла за последние годы. См. Lange, «Handbuch der Frauenbewegung. B. III. Der Stand der Frauenbildung in den Kulturländern» (В., 1902); E. Лихачева, «Материалы для истории Ж. образования в России» (1901); Е. Дюринг, «Высшее Ж. образование и университеты» (1902); Зинченко, «Ж. образование в России» (1902); И. Тарасов, «Ж. образование и женский труд» (М., 1903); П. Г. Мижуев, «Женский вопрос и женское движение» («Образование», 1904, XII); его же, «Ж. образование и общественная деятельность женщин в Германии» (1905); «С.-Петербургские высшие женские курсы за 25 лет» (1903); П. Тарновская, «Женский медицинский институт и Женские врачебные курсы» («Вестник Европы», 1903, VIII); П. Заболотский, «К вопросу о реформе женских гимназий» («Русская Школа», 1904, II); «Справочная книжка по Ж. профессиональному образованию» (1898); «Сборник сведений по сельскохозяйственному образованию. Вып. I. Женское образование» (1898); «Сборник статей по женскому сельскохозяйственному образованию» (1905); H. П. Долгова, «Ж. сельскохозяйственное образование в Западной Европе и Америке» (1905); Г. К. Штемберг, «Ж. коммерческое образование во Франции» («Русское Экон. Обозрение», 1899, XI); M. M. Захарченко, «Коммерческое и техническое Ж. образование в Австрии, Франции, Германии и России» (1900); П. Н. Ариян, «Первый женский календарь на 1899—1905 гг.».