ЭСБЕ/Зара-Якоб, абиссинский царь

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Зара-Якоб, абиссинский царь
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Даба — Зюзник. Источник: доп. т. Ia (1905): Гаагская конференция — Кочубей, с. 771—772 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Зара-Якоб («Семя Иакова», 1434—1468) — знаменитый царь и писатель абиссинский; царское имя его — Константин. Время его совпадает с периодом упорной борьбы с мусульманами, осевшими в восточных, приморских областях Абиссинии и отрезавшими ее от моря. З.-Якоб одержал решительные победы над ними, особенно над султаном Бадлаем, и над собственными непокорными вассалами, опиравшимися на них; в его царствование мусульмане сидели спокойно, и З.-Якоб имел возможность посвятить себя внутренним реформам, в которых сильно нуждалась одичавшая Абиссиния. Эта сторона его деятельности была продолжением и завершением попыток его предшественников и коснулась как светской, так и особенно церковной жизни; о последней идет речь в написанной самим З.-Якобом замечательной «Книге Света», свидетельствующей о богословских познаниях ее автора и проливающей немало света на культуру Абиссинии XV в. Сущность реформ в области государственной сводится к возвеличению особы монарха: она делается совершенно недоступной и даже невидимой; феодальные владения сосредоточиваются в руках членов царской фамилии, главным образом царских дочерей, а когда это оказывается неудачным, вместо вассальных князей посылаются наместники. Духовная сторона. реформы состояла: а) в попытках искоренения рецидивов язычества, б) в противодействии ересям, из которых иные были как будто протестантского направления (напр. стефаниты), в) в борьбе с суевериями, и г) в стремлении поставить высшим авторитетом Св. Писание. Последнее, однако, привело к результатам далеко не тем, каких ожидал З.-Якоб. Недостаток культуры вызвал веру в «81 писание», куда наряду с Библией входили апокрифы и книга «Синодос», соответствующая нашей «Кормчей». З.-Якоб придавал этой книге, прошедшей через монофизитские руки, большое значение и вводил ее усиленно во все области своего царства, даже послал в абиссинское иерусалимское подворье. Результатом этих реформ было узаконение почитания субботы наряду с воскресеньем, введение ежемесячных праздников, введение елеосвящения, усиление строгости великого поста, обращение внимания на частое чтение Библии и поучение народа духовенством и т. п., до запрещения брить бороду и совета писать на лбу имя Св. Троицы. Таким образом, царь оказался единомышленником евстафиан (см.), которые действовал по той же программе; вследствие этого при З.-Якобе состоялось их примирение с официальной церковью. Церковные иерархи действовали в согласии с З.-Якобом, и он оказался фактически главой церкви. В этом отношении он завершил стремления своих предшественников, и вообще его царствование докончило сложение той Абиссинии, какая в общих чертах дошла до наших дней. — Будучи сам выдающимся писателем и церковным поэтом (кроме «Книги Света» ему приписываются еще редакция гимнология «Господь воцарися» и несколько трактатов богословского содержания), З.-Якоб покровительствовал литературе. При нем переведены с арабского всемирная история Эль-Макина и книга «Чудеса Богородицы», которую он также усиленно распространял и которая наделила эфиопскую церковь 33 новыми праздниками. Один из его современников написал хронику его царствования. Любил З.-Якоб строить церкви и снабжать их утварью и книгами. В Императорской Публичной Библиотеке есть четвероевангелие из иерусалимского подворья; в конце его имеется приписка о щедротах З.-Якоба. При всем своем ортодоксальном благочестии и недюжинном уме, З.-Якоб был узким, малообразованным начетчиком, буквоедом и формалистом, и притом сыном своего грубого и жестокого века. Реформы его, проведенные деспотически, содействовали не обновлению, а закостенению церковной жизни. Он предал мучительным пыткам и казни своих сыновей, на которых донесли, что они симпатизируют языческим культам, стефанитов побивал камнями и т. п. Свое местопребывание он устроил в мрачном замке в области Шоа, «Дабра-Берхане» («Гора света»), где жил в недоступности, среди ежедневных служб и ежедневных казней. Б. В. Болотов правильно сопоставил З.-Якоба с Филиппом II, а Дабра-Берхан — с Эскуриалом. Незадолго до своей смерти З.-Якоб замучил одну из своих жен (его реформы не коснулись полигамии царей), по подозрению в заговоре, и чуть не казнил ее сына и своего будущего преемника, Баэда-Марьяма, за то, что он заказал по матери заупокойную обедню.

См. Dillmann, «Ueber die Regierung, insbesondere die Kirchenordnung des Königs Zar’a-Jacob» (Берл., 1881); Perruchon, «Les chroniques de Zara-Yacqob» (П., 1893); В. В. Болотов, «Из церковной история Эфиопии» («Христ. Чтение», 1888, II, 30—61).

Б. Т.