ЭСБЕ/Илийский край

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Илийский край
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Земпер — Имидокислоты. Источник: т. XIIa (1894): Земпер — Имидокислоты, с. 920—922 ( скан · индекс ) • Другие источники: БЭЮ : ВЭ : МЭСБЕ : НЭС


Илийский край (кит. Или-хо), в тех границах, какие даны ему Петербургским трактатом 1881 г., представляет площадь около 50000 кв. км [1]. На З И. край ограничен Семиреченской обл., на С — хр. Борохоро, а на Ю — горами: Нарат, Тоспан-джутас-тау, безымянным хребтом, служащим водоразделом Хайду-голу и Текесу, массивом Терскей, Халык-тау, Музарт и массивом Хан-Тэнгри. Кроме долины Или в состав земель И. края, таким образом, входят долины: Каша, Кунгеса и Текеса. Долина Каша имеет в длину 240 в., но только на 65 в. своего протяжения она доступна для земледелия (всего поднято не более 40 кв. вер.). На остальном протяжении ею пользуются только кочевники. Долина узка, щеки ее круты и хотя покрыты роскошной луговой растительностью, но не особенно любимы кочевниками, которые предпочитают простор. К тому же сообщение здесь затруднительно; луговая трава (так наз. кислой формации) — плохой корм для скота, в особенности для баранов. Русло реки и горной лощины поросли лиственным лесом (береза, яблоня, черемуха, рябина, ива, тополь и др.), выше которого — еловые рощи. Северн. окраина долины — хребет Боро-Хоро, или Ирян-харбут (см.), на З ниже снеговой линии, на В переходит ее всеми своими точками, очень скалист, крут, изрезан ущельями, по которым стекают многочисленные ручьи, из которых, главным образом, и составляется Каш; южн. ее окраина — горы: Эндыр-уулы, Аршан, Боохан-шун н Аврал (названия одного хребта в различных его частях) значительно ниже Ирян-харбута, но еще более оголены, всюду скалисты и недоступны. Число перевалов через эти горы в долину Кунгеса весьма ограничено и лучшим считается Оваты. Долина Кунгеса имеет в длину 180 вер.; из них на протяжении 50 в. река имеет совершенно горный характер и течет по узкому, скалистому ущелью. Течение здесь крайне быстро и река только в одном месте проходима вброд. По выходе в долину, Кунгес начинает течь гораздо спокойнее и близ соединения с Текесом течение его едва заметно. Средняя ширина долины от 5 до 20 в. От ур. Шабату (Сары-Камыш?) реку сопровождают весьма густые, по большей части мокрые камыши, перемешанные с кустарниками тальника, джигды (Eleagnus), облепихи (Hippophaes), и где суше — Alhagi kirghisorum, Lycium ruthenîcum и солянками. Камыши делают берега Кунгеса недоступными. Средняя ширина реки от 10 до 20 сажень; глубина значительная; дно иловатое, топкое, загроможденное плавнем; крупных притоков — один, слева, Цанма; бродов два и оба в половодье опасны. Земли, годной под пахоту, насчитывают до 200 кв. в., едва десятая доля этого количества засевается в действительности. Северная окраина долины — скалистые Аршанские горы, южн. — хребет Нарат, хотя и не достигающий линии вечного снега, но имеющий тем не менее самый дикий и вполне альпийский характер, и его продолжение — Тоспан-джутас-тау, носящий тот же характер, хотя и понижающийся довольно заметно к З, где он и получает уже название гор Явур. Горы богаты лиственным (яблоня, дикий абрикос, тополь, береза, карагач — Ulmus sp., рябина, черемуха и др.) и хвойным лесом (ель, древовидный можжевельник, Juniperus pseudo-sabina). Долина Текеса. Верховье ее находится в русских пределах, где река течет в глубоком и скалистом ущелье; по соединении с притоками Капкак и Каракол (выше пикета Охотничьего) долина расширяется и река разбивается даже на рукава. Левый берег ее выше и подмыт, но тем не менее оба сопровождаются «тугаями», т. е. полосами луговой земли, покрытой сочной травой и густыми зарослями кустарника (тальник, джигда, шиповник, облепиха, жимолость и др.). Дно реки твердое, глинисто-песчаное, местами каменистое; вода чистая, скорость ее течения — средняя. Наибольшей ширины (около 35 в.) долина Текеса достигает у Музартского поста (р. Уртень-Музарт), после чего она съеживается и ниже ур. Ак-булук переходит в ущелье с довольно крутыми откосами. Переправа на пароме одна, у устья р. Агияз, вброд же несколько, но все выше последней. Река замерзает в ноябре и освобождается от льда в апреле. Бассейн р. Текеса охватывает значительную горную площадь, которая питает множество ее притоков, из которых все важнейшие — справа: Музарт, Агияз, Кок-су, Малый и Большой Джиргалан. От долины Кунгеса он отделяется кряжем Явур: от Юлдуса массами Безымянных гор (недоступных), достигающих линии вечного снега; от котловины Вост. Туркестана — высочайшим участком Тянь-Шаня — горами: Терскей, Халык-тау, Музартом и Хан-Тэнгри (24000 ф.) с единственным через них перевалом — знаменитым Музартом (если не считать совсем не исследованного пер. Кашнасала из Кучи). Все эти части одного хребта не только покрыты вечным снегом, но и изобилуют ледниками, почему этому хребту и присвоено было издавна название «Мустага» (ледяных гор). Сев. его склоны также, как и горы всего бассейна Текеса, покрыты хвойными и лиственными лесами и изобилуют превосходными горными пастбищами. От долины р. Или долина Текеса отделяется горами, которые принято называть «Узун-тау» (Кара-тау). Они скалисты и высоки, хотя и не достигают линии вечного снега; все их склоны густо покрыты еловыми лесами и представляют места для кочевок (джяйлау). В долине Текеса (выше устья Кок-су) видно много следов старых каналов, указывающих на то, что здесь хлебопашество прежде было более развито, чем ныне. Здесь начинают пахать, как только стает снег, иначе хлеб (овес, ячмень, просо и пшеница) не вызревает. Овощи и фруктовые деревья принимаются плохо и часто вымерзают. Долина Или. Текес и Кунгес, сливаясь, образуют Или (см.). Долина последней принадлежат китайцам до правого ее притока Хоргоса, т. е. на протяжении 180 в., где она наиболее плодородна. Плодородие этой части долины издавна стяжало громкую славу Кульчже. Наибольшей ширины (85 в.) она достигает по линии Хоргос-Колджат; она прекрасно орошена, в особенности в северной своей половине, и изрезана искусственными канавами (арыками), выводящими воду из Каша, Хоргоса и других ручьев и речек, в множестве сбегающих с гор Боро-Хоро. Впрочем, большинство арыков теперь запущено и немало селений в развалинах — вследствие переселения свыше 55000 чел. в пределы Семиреченской области. Климат этой части долины хотя и континентальный, но не отличается особенно резкими переходами. Вообще его следует назвать теплым, здоровым и приятным. Летние жары достигают здесь 41,5° в тени, но зной значительно умеряется перепадающими в течение лета дождями, и обильной растительностью. Благодаря весенним дождям, хлеб в Кульчжинском оазисе может родиться даже и без полива («багарный» посев: пшеница — редко, ячмень). Зимы здесь ровные, снег держится до полутора месяца. Морозы доходят до 30°С (редко). Кульджинская долина защищена со всех сторон, кроме зап. высокими горами (на С Боро-хоро) и этим обстоятельством следует объяснить умеренность климата, который, благодаря южн. положению страны (43°,5—44° с. ш.), дает возможность разводить здесь абрикосы, персики, груши; отлично родится и виноград. В окр. Кульджи культивируется даже хлопчатник, но в малом количестве. Средняя температура года в Кульдже 9,1°С; средняя за январь 9,5°С; за июль 24,9°С. Река Или в пределах оазиса замерзает на 2 месяца (январь, февраль). Господствующий ветер — западный: он и приносит с собою дожди. Высокие долины по Кашу, Кунгесу и Текесу, в климатическом отношении менее благоприятны для культуры. Впрочем, в низовьях этих долин существует культура, а по Текесу даже на абс. выс. 6500 ф. еще сеется ячмень, овес и даже пшеница (калмыки) и просо (киргизы). Состав населения И. округа довольно разнороден; численность его определяется приблизительно. Преобладают таранчи (около 40%), т. е. выходцы Восточного Туркестана; когда русские войска покидали Кульчжу, за ними ушло свыше 40 тыс. таранчей, но взамен последних китайское правительство перевело сюда 8000 семейств из городов Кашгарии, т. е. те же 40 тыс. приблизительно; сибо и солоны — их считалось около 20 тыс. душ в селениях, расположенных на левом берегу Или; кара-китайцы (кара-кидане) — 3500 чел.; китайцы — во всяком случае, не менее 5—10 тыс.; наконец, дунгане, число которых, вообще, незначительно. Оседлого населения, не считая солдат, ок. 75 тыс. Кочевое население состоит из калмыков (зурган, дурвун и арвук-сумуны; всего до 18 тыс. д. об. п.), кочующих в долине Текеса, родов киргизов-атбанов: айт, бузум, альджан и конурбурк, кочующих в горах Узун-тау; киргизов-киреевцев (3080 душ), кочующих по нижнему Текесу и Кунгесу, а также в горах Боро-Хоро между Нилки и Талки [2]; всего кочевников около 50 тыс., а всего населения около 125 т., или по 2 чел. на кв. версту. На счету у центрального пекинского правительства в пределах округа состояло в 1886 г. 13500 чел. китайского войска; в действительности же здесь не более 3500 чел. войска, расположенного частью в импаниях, частью же в Суйдуне, Чимпандзы, Лууцогу и других укрепленных пунктах. Важнейшие города И. края: Суйдун (см.) и Кульчжа (см.). В Кульчже находится русское консульство и при нем 50 казаков. Торговля производится почти исключительно на ямбовое серебро, так как в миллионном годовом обороте едва ли 5% приходится на вывоз местных произведений или товаров, пришедших сюда транзитом из внутреннего Китая (см. ст. Кульчжа). Обрабатывающей промышленности в крае почти вовсе не существует, если исключить грубые поделки из дерева или глины, да произведения кочевников: кошмы, веревки и т. д. Земледелие тоже не в состоянии удовлетворить местные нужды: из Семиречья сюда везут даже картофель, а всего в 1884 г., например, вывезено было сюда сельскохозяйственных продуктов на 60 тыс. руб. (вероятно, с тех пор эта статья ввоза понизилась). Естественные богатства страны: строевой лес и каменный уголь, которым И. край очень богат (к СЗ от Кульчжи — урочища: Пеличи, Могуйты, Гуйтуль; по Кашу-реке Джергентай и в басс. Текеса по р. Иргайлы, Караганды, Мыс-су и др. — все на южн. склонах гор Узун-тау); самыми богатыми местонахождениями считаются кульчжинские копи, которые эксплуатируются слабо и неправильно; что же касается до руд медных (довольно богатых в горах Узун-тау) и серебряно-свинцовых, то они теперь вовсе не разрабатываются.

История. За два столетия до Р. Хр. китайская история застает здесь уссуней, народ кочевой, голубоглазый и белокурый. В VI в. их вытеснил народ юебань, остатки сев. хуннов; затем Илийской долиной овладели гаогюйцы (см.), которых вскоре сменили тукиесцы. Когда в VII в. туниесцы признали над собою власть Китая, весь И. бассейн был разделен на три области (ду-ду-фу), управлявшиеся из Бэй-тиня (см. Чжунгария). В IX в. здесь утвердили свою власть уйгуры; в 1125 г. сюда вторгся кара-киданец Елюй-Даши, и И. край стал ядром Кара-Киданского государства; в XIII в. им овладел Чингисхан, по смерти которого он вошел в состав земель Джагатаева улуса. В эпоху существования Могулистана ханы их имели свою резиденцию в долине этой реки, откуда они уже и управляли Тарбогатаем, Вост. и Зап. Туркестанами. Впоследствии эмиры Мавероннагра усилились и один из них, Тамерлан (Теймур-Гурекан) даже вторгся в И. край, предав в нем все огню и мечу (1400); однако, и после этого погрома могулистанские ханы продолжали господствовать в Вост. Туркестане и на Или. В конце XVI в. стало расти могущество ойратских племен. Вероятно, Или завоеван был ими в начале XVII ст., или даже несколько раньше, и с тех пор до 1755 г., т. е. до бегства Амурсоны и до избиения чжунгаров, находился постоянно в их власти. В 1755 г. долиной Или овладели китайцы и неизменно господствовали в ней до 1864 г., когда дунгане и таранчи восстали и основали Таранчинское султанство (см. Дунганское восстание). В 1871 г. Кульчжу временно заняли русские войска под начальством генерала Г. А. Колпаковского, а через 10 лет сюда уже снова вступили лянзы китайских солдат.

Литература: Алфераки, «Кульчжа и Тянь-Шань» (1891); Васильев, «Две китайские записки о падении Кульчжи и о занятии ее русскими» («Русский Вестн.», 1872, май); Григорьев, «Восточный или Китайский Туркестан» (1873); Иакинф, «Описание Чжунгарии и Вост. Туркестана» (1829); его же, «Собрание сведений о народах Средней Азии» (1851); Игнатьев, «Предварительный отчет об экспедиции для исследования горной группы Хан-Тэнгри» («Изв. Геогр. Общ.», 1887, выпуск II); Костенко, «Туркестанский край» (1880); его же, «Чжунгария» («Сборн. геогр.-статистич. и топограф. материалов по Азии», вып. XXVIII, 1887); Краснов, «Опыт исторического развития флоры в южн. части вост. Тянь-Шаня» («Зап. И. Р. Г. О.», т. XIX, 1888); его же, «Предварительный отчет о геоботаническом исследовании в вост. Тянь-Шане» («Изв. Геогр. Общ.», 1887, вып. II); Матусовский, «Географическое обозрение Китайской империи» (1888); Мушкетов, «Краткий отчет о геологических путешествиях по Туркестану в 1875 г.» (СПб., 1876); Пржевальский, «От Кульчжи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор» («Изв. И. Р. Г. О.» 1877, вып. III); Риттер, «Землеведение Азии» (т. II, 1859).


  1. Матусовский («Географич. обозр. Кит. имп.») насчитывает 1266 вв. геогр. миль (69700 кв. км), разница происходит от того, что он в И. краю присоединяет и басс. Бороталы, который в административном отношении действительно подчинен илийскому цзянь-цзюню.
  2. Матусовский (т. же) назыв. еще роды киргизов-кызаев: тулэй-берды, таир-берды, бигильбет и дербиз, но без указания местных кочевий.