ЭСБЕ/Интерес

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Интерес
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Имидоэфиры — Историческая школа. Источник: т. XIII (1894): Имидоэфиры — Историческая школа, с. 262—264 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ТСД


Интерес — в более широком значении есть участие, принимаемое человеком в каком-нибудь событии или факте и вызываемое как свойством факта, так и склонностями самого человека. В более тесном смысле И. обозначает выгоду или пользу отдельного лица или известной совокупности лиц, противополагаемые выгоде и пользе других лиц. В последнем смысле по преимуществу выражение И. употребляется в этике и праве: говорят об И. как главном стимуле человеческой деятельности (утилитаризм), о борьбе И., о политике И. Среди современных юристов распространено воззрение на право, как на «защищенный И.», высказанное Иерингом и разделяемое другими выдающимися юристами (см. Право). К этому смыслу слова близко и техническое понятие И. в гражданском праве, служащее главным образом масштабом для определения размера вознаграждения за вред и убытки, причиняемые правонарушениями. В современном праве подлежащие возмещению вред и убытки оцениваются не по объективной мерке стоимости самого предмета правонарушения, а по субъективной — степени заинтересованности лица в обладании этим предметом (см. соотв. статью). Оцененная применительно к данному лицу выгода от обладания тем или иным нарушенным правом и есть И. в юридическом смысле. Так как эта выгода может быть как реальной, так и идеальной, то говорят об имущественном и неимущественном интересе (в немецкой литературе последний называют И. «особого расположения, пристрастия», Affectionsinteresse). Правила о способах возмещения первого выработаны в римском праве и точно установлены в современной теории. Имущественный И. слагается из действительной стоимости поврежденного или утраченного вследствие правонарушения предмета (damnum emergens) плюс те имущественные выгоды, которых лицо лишилось вследствие утраты или повреждения предмета в данное время (lucrum cessans). Не доставленная или доставленная должником слишком поздно вещь могла быть перепродана кредитором третьему лицу по высшей цене; при своевременном ее получении в известном месте кредитор мог бы увеличить все свое имущество или часть его, пустив его в оборот, в который оно не могло поступить без этой вещи (обещана, напр., лошадь, которая составила бы с уже имеющимися налицо одномастную и слаженную тройку). Все эти потерянные выгоды и возмещаются в виде И. лица в данном праве [1]. При расчете этого И. принимается во внимание обычное положение вещей: состояние рынка в данном месте, обычный порядок и цены сделок и т. д., а не гадательные соображения потерпевшего. Не требуется, кроме случаев расчета спекулятивных выгод, несомненных доказательств того, что сделка, с которой связан был И. кредитора, непременно состоялась бы или что кредитор несомненно принял бы меры к тому, чтобы она состоялась; достаточно доказать, что она при данном положении дел могла бы состояться. При оценке непосредственно причиненного вреда принимается во внимание, однако, и образ действий потерпевшего; с его стороны должны быть налицо заботы об отвращении вреда. Так, напр., кредитор, не получивший вовремя от должника кормов для скота, не может уморить свой скот голодом и потом взыскать стоимость скота; он должен постараться, если можно, купить корм в другом месте, а должник — уплатить цену, заплаченную кредитором. Само собой разумеется, что расчет вероятных выгод не может идти в бесконечность; возмещается, кроме цены объекта, только непосредственно утраченная вследствие правонарушения выгода, выгода же на выгоду не возмещается. В случае получения потерпевшим вместе с вредом от правонарушения и выгод от него производится обыкновенно зачет выгод и убытков.

Под неимущественным И. разумеют блага и выгоды, соединяемые, с одной стороны, с жизнью, здоровьем, честью и вообще с личностью, а не имуществом человека, а с другой — особую ценность, которую имеет по отношению к данному лицу обладание тем или иным имуществом (так назыв. ценность особого «пристрастия», «расположения»): данное имущество — наследство дорогого человека, его подарок, воспоминание о событии, любимая вещь и т. д. [2]. Вопрос о возмещении этого И. представляет несравненно большие трудности, чем возмещение имущественного И. Субъективный элемент играет огромную роль даже в наиболее простом, первом его виде. Хотя, несомненно, оплата деньгами потери для близких лиц — жизни известного человека, и для самого человека — здоровья и красоты, денежная пеня за поруганную честь и т. д. может, вообще говоря, служить некоторым возмещением за понесенный вред (полученный на деньги комфорт ослабить страдания, деньги помогут заменить одно потерянное удовольствие другим и т. д.), однако весьма часто и эти оплаты, и эта пеня не дают ничего: богатый человек ничего не приобретет от нарушения прав его личности со стороны бедного, к какой бы сумме не был приговорен последний; эта сумма или все-таки будет мала для богатого, или неоплатна со стороны бедного. Что касается ценности особого пристрастия, то здесь с полной иногда невозможностью возместить ее соединяется и невозможность во многих случаях денежного наказания за правонарушение, удовлетворяющего чувство мести: наказание возможно наложить лишь тогда, когда нанесшее вред лицо знало о существовании особой ценности и направляло, след., свое действие на нее сознательно или вообще действовало злонамеренно. В других случаях наказание было бы несправедливостью по отношению к правонарушителю. Ввиду этих трудностей обязанность возмещения неимущественного И., а также и штрафы за его нарушение признаются не всеми законодательствами, в тех же, которыми они признаются, не существует общей нормы вознаграждения неимущественного И. Наиболее склонны к присуждению неимущественного И. законодательства тех стран, судьи которых обладают большей свободой суждения о юридических событиях (суд присяжных в Англии и Америке, французские судьи на континенте Европы). Эти судьи совершенно свободно присуждают возмещение неимущественного И. в вопросах нарушения прав личности (см. соотв. статью); в вопросах о повреждении вещей и они, согласно со сказанным выше, присуждают неимущественный И. только в случаях сознательного и злонамеренного его нарушения (ст. 3355 калифорнск. гражд. улож., представляющего кодификацию общего англ. и амер. права; по русск. изд. ст. 2127). Германские и русские судьи, более стесненные в установлении размера убытков, наоборот, скупы в оценке неимущественного И. в случаях нарушения прав личности, хотя законы и не всегда против такого присуждения; в вопросе о повреждении вещей прусское и австрийское право согласны с английским и американским; русское право не признает здесь неимущественного И. [3]. Особое положение занимает, наконец, вопрос о неимущественном И. в договорах. Юристы очень много спорят о том, возможно ли, с одной стороны, признать действительными те договоры, предмет которых не может быть оценен на деньги, и следует ли, с другой, взыскивать за нарушение договора пеню в том случае, если кредитор не понес от этого нарушения имущественного ущерба. Справедливость защиты неимущественных договоров и наказания за сам факт нарушения такого договора, независимо от причинения им имущественного ущерба, сама по себе не подлежит сомнению. Обещания явиться в такое-то место для необходимых другому контрагенту действий, не производить шума во время занятий, обеспечить покой в квартире и т. д. имеют часто не меньшую важность, чем имущественные обязательства; с другой стороны, нарушение, напр., хозяином гостиницы обещания приготовить комнаты к определенному сроку для приезжей семьи, вследствие чего эта семья принуждена провести ночь на улице за неимением помещения в других гостиницах, хотя и не приносит семье имущественного убытка, однако, причиняет ей такие неудобства, которые, несомненно, требуют возмещения путем наказания виновника. Но к юридическому признанию такой защиты неимущественного И. в договорах встречается препятствие во взгляде на гражданские правоотношения как на специально имущественные (см. соотв. статью) — взгляде, основываемом на римском праве и не препятствующем признанию неимущественного И. в деликтах как области больше уголовного, чем гражд. права. Этот взгляд очень распространен между франц. юристами (Потье, Лоран, Ривье) и разделяется значительным числом немецких (Пухта, Савиньи, из новейших — Дернбург). Большинство новейших юристов ввиду справедливости защиты неимущественного И. и новейших исследований самого римского права склоняются, однако, в пользу защиты неимущественного И. и в договорах. В Германии признание этой защиты — теперь господствующее мнение (Виндшейд, Иеринг, Унгер и составители проекта общегерм. уложения); в Англии и Америке предметом договора признается «все, что возможно по природе вещей» (ст. 1597 калифорн. гражд. ул.), а за нарушение договора полагается уголовная пеня там, где невозможна денежная пеня, устанавливаемая по усмотрению присяжных. Да и франц. практика не сходится в этом отношении с мнением ученых. Пеней за нарушение неимущественного И. в договорах вообще признаются денежные суммы, налагаемые по усмотрению суда, или неустойка, установленная самими сторонами. Русская судебная практика не признает защиты неимущественного И. и в договорах, как в деликтах, но в русской литературе есть убежденные сторонники этой защиты (Муромцев, Пассек). Для области договоров имеет значение деление И. на положительный и отрицательный, пользующееся большим распространением в Германии и установленное Иерингом. Положительным называют И., взыскиваемый за нарушение имеющего полную юридическую силу договора; отрицательным — И., взыскиваемый с виновной стороны при недействительном договоре (на основании так назыв. culpa in contrahendo: см. Culpa). Одна из сторон ошиблась, напр., в личности контрагента или в предмете договора; вследствие ошибки договор недействителен и исполнению не подлежит; однако другой контрагент, не знавший об ошибке, совершил уже кое-какие действия по исполнению договора, которых он не совершил бы, если бы договора не заключал; убытки, отсюда происшедшие, должны быть ему возмещены. Они и составляют отрицательный И., так как оцениваются не тем, что получил бы контрагент, если бы договор состоялся, а тем, чего бы он не потерял, если бы не заключал договора. Приведенным делением пользуются составители проекта общегерман. уложения; в положительные законодательства оно не вошло. Ср. Fr. Mommsen, «Beiträge zum Obligationenrecht» (II, 1885); Confeld, «Die Lehre v. Interesse» (1865); Иеринг, «Интерес и право» (русск. перев. Борзенко, Яр., 1880); Windscheid, «Lehrbuch d. Pand.» (§§ 257-8); Link, «Über die Ermittlung des Sachverhaltes im französisch. Civilprozesse» (1860); Муромцев, «Определ. и основ. разд. права» (1879, §§ 92-100); Пассек, «Неимущественный И. в обязательстве» (Юрьев, 1893).

В. Н.

Примечания[править]

  1. Из сказанного следует, что оценка стоимости нарушенного права совершается не на основании только стоимости его объекта, а применительно ко всему имуществу потерпевшего или части имущества, связанной с этим объектом. Поэтому И. определяют еще как разницу между состоянием имущества до правонарушения и после него.
  2. Неосновательно считают иногда неимущественной цену предметов редкости, археологии, искусства, разнообразных коллекций и т. д. Не имея постоянной рыночной цены (иногда на рынке старое оружие, напр., имеет цену только старого железа или стали), они имеют, однако, определенную денежную цену среди любителей. Последняя и должна быть предметом юридического взыскания.
  3. Установить возмещение неимущественного И. отказываются и составители проекта общегерманского уложения, прямо мотивируя этот отказ недостаточно свободным положением германских судей (мотивы к 221 § проекта).