ЭСБЕ/Квиритская собственность

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Квиритская собственность
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Карданахи — Керо. Источник: т. XIVa (1895): Карданахи — Керо, с. 878 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Квиpитская собственность — древнейшая римская собственность «по праву квиритов» (ex jure Quiritium), характеризуемая особым способом приобретения (манципация) и особым иском для защиты (actio auctoritatis, древнейшая виндикация). Первоначальным объектом ее были главные предметы древнейшего гражданского оборота, нуждавшиеся в особой охране (так называемые res mancipi, к которым на первых порах принадлежали рабы и прирученный рабочий и вьючный скот), в противоположность другим предметам этого оборота, переходившим из рук в руки более свободно и защищавшимся лишь путем actio furti в случае их похищения (так назыв. res nес mancipi, pecunia — остальной скот и движимое имущество). Позднее входит в состав res mancipi и земля: сперва участки городской земли, розданные гражданам при основании Рима в heredium, а затем вся италийская земля и сельские сервитуты. Происхождение квиритской земельной собственности — один из наиболее трудных вопросов в истории древнейшего римского права. Была ли на первых порах сельская (загородная) римская земля в частном (семейном) обладании или эксплуатировалась совместно родичами, распределенными по куриям, — до сих пор точно не выяснено. Попытка Моммзена основать существование общинно-родовой собственности на прямых свидетельствах источников обстоятельно опровергнута Фюстель де Куланжем. Косвенные свидетельства дают противоречивые результаты: небольшой объем первоначального heredium римского гражданина-квирита, название его hortus в XII табл. и эксплуатация ager publicus по преимуществу как места пастбища скота, составлявшего главное богатство древнего римлянина, указывают на то, что heredium было только усадьбой, а не хозяйственным участком земли, и позволяют предполагать, что остальная земля эксплуатировалась в иной форме обладания. С другой стороны, связь патрициев с клиентами, основанная, по-видимому, на земельной основе (см. Клиенты), заставляет видеть в патрициях привилегированных и крупных собственников[1]. То обстоятельство, что земельная собственность стала подлежать манципации позднее остальных вещей, указывает лишь на первоначальную неотчуждаемость собственности ввиду ее семейного характера, а не на общинно-родовое владение. Характер неотчуждаемости в римских нравах земельная К. собственность долго сохраняла и потом, когда юридически к такому отчуждению не было препятствия. С течением времени, и сравнительно быстро (около времени издания XII табл.), все земельное обладание римских граждан обращается в К. собственность вследствие раздачи части завоеванных земель (при царях) плебеям в частную собственность, расширению способов приобретения и развитию виндикационного иска. Путем in jure cessio стали приобретать в К. собственность и остальные движимые вещи (res nес mancipi). Таким образом, постепенно понятие К. собственности становится понятием собственности римских граждан в противоположность негражданам и приобретает тот строгий характер, который привыкли соединять с понятием римской собственности вообще. Дальнейшее развитие К. собственности состоит в постепенном слитии ее с собственностью, приобретаемой способом juris gentium (традицией) — так назыв. бонитарной собственностью (см.). Ср. Mommsen, «Röm. Staatsrecht» (III); Fustel de-Coulanges, «Questions historiques» (83 cл., П. 1893); Cuq, «Les institutions juridiques des Romains» (74 сл. и 244 сл., П. 1891); Karlowa, «Röm. Rechtsg.» (II, § 26); Муромцев, «Гражданское право древнего Рима» (гл. II). В. Н.

Примечания[править]

  1. В русской литературе недавно высказано предположение, что К. собственность есть собственность, захваченная из общинного владения трибой тациев-сабинян, отождествляемых автором с квиритами. См. Энман, «Легенда о римских царях» («Ж. М. Н. Пр.», за 1894 г., № 12).