ЭСБЕ/Крашение

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Крашение
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Коялович — Кулон. Источник: т. XVIa (1895): Коялович — Кулон, с. 602—609 ( скан · индекс ) • Другие источники: БЭЮ : МЭСБЕ : НЭС
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Крашение. — К. называется искусство прочно закреплять разные пигменты и краски на различных волокнах, из которых приготовляются ткани. Окрашивание тканей может быть сплошное или узорчатое; первое составляет предмет собственно К., второе — ситцепечатания или узорчатой расцветки тканей. Красильное искусство практиковалось еще тысячелетия тому назад в Китае, Индии и Египте в очень значительных размерах. Первоначальные основания этого дела заимствованы европейцами с Востока. По крайней мере на это указывают существовавшие уже давно на Востоке и вошедшие во всеобщее употребление названия, как: кашемир, бандана, нанкин и т. п., а также и некоторые местные названия, напр. во Франции: indiennes, perses. Плиний указывает, что греки заимствовали искусство окрашивать ткани из Индии. Общеизвестна слава тирского пурпура. Шерстяные ткани, окрашенные этой краской в Тире и Сидоне, ценились во времена имп. Августа почти на вес золота; фунт шерсти, окрашенной пурпуром, стоил 1000 динариев (около 200 р.). Позднее красильное искусство из Финикии распространилось по всему побережью Средиземного моря. Адрианопольский или красный пунцовый цвет своим названием указывает на процветание этого искусства в Адрианополе. В XIII стол. центром красильного искусства становится Венецианская республика. Еще позднее, в XVII и XVIII ст., оно с большим успехом культивируется во Франции, в Эльзасе и Руане, а в текущем столетии значительнейшие по размерам красильни, снабжающие своими изделиями оба полушария, находятся в Англии. Несмотря на свою древность, красильное искусство до половины текущего столетия представлялось, с научной точки зрения, мало обоснованным и только за последнее время, когда выдающийся успех применения многих искусственных органических красильных пигментов, приготовленных из каменноугольной смолы, привлек на себя всеобщее внимание, приемы окрашивания в очень значительной степени упростились и красильное искусство вступило в новый, научный период развития. За 30—40 лет в этой области введено столько усовершенствований, что техническая литература сравнительно еще недавнего времени является безусловно устаревшей. Только в практику некоторых отдельных отраслей красильного дела, как напр. окрашивание индиго в синий цвет, К. кашу в коричневый и немногих других, не введено еще существенных улучшений.

Операция окрашивания имеет задачей прочное закрепление пигмента на волокне. При этом, однако, необходимо оговориться относительно слов «прочно» и «на волокне». Микроскопические исследования указывают, что окрашивание может быть названо прочным только тогда, когда или прокрашивается вся толща волокна, или пигмент отлагается в порах волокна; поверхностное же нанесение пигмента, как это напр. имеет место в так назыв. верховых красках, представляется весьма непрочным. Сущность процесса окрашивания или теория окрашивания с достоверностью до сих пор не выяснена. Одни, защитники механической теории окрашивания, утверждают, что закрепление пигмента обусловливается исключительно поверхностным притяжением, которое значительно облегчается капиллярностью волокон. Эта теория отрицает возможность химического взаимодействия между волокном и пигментом; различную же способность к окрашиванию разнородных волокон объясняют неодинаковостью их структуры. Химическая теория окрашивания, напротив, признает, что волокна обладают известным сродством к пигментам, животные волокна — большим, растительные — меньшим, и что всякое окрашивание есть в сущности результат химического взаимодействия волокна и пигмента. Животные волокна, представляющие, по составу, как известно, протеиновые вещества, обладают двойной химической функцией как кислоты, так и щелочи, и потому обладают сродством к большому числу пигментов самого разнообразного характера. Альдегидный характер клетчатки ограничивает способность растительных волокон к окрашиванию, и потому они окрашиваются хуже и почти всегда требуют содействия протравы. Окислением же клетчатка легко переводится в оксицеллюлозу, обладающую уже ясно выраженным кислотным характером и легко и прочно окрашивающуюся щелочными пигментами.

В красильной практике есть много фактов, не объясняемых ни той, ни другой теорией. Виттом была недавно высказана новая теория окрашивания, сводящая процессы окрашивания к явлениям растворения. Шелк и шерсть оттого так легко окрашиваются пигментами, что последние в них более растворимы, чем в воде; растворимость пигментов в растительных волокнах мало отличается от растворимости в воде, поэтому названные волокна или слабо, или совсем не окрашиваются, и поэтому необходимо прибегать к содействию посредствующего вещества, протравы. Употребляемые в красильной практике пигменты могут быть разделены на две больших группы: непосредственных, субстантивных или моногенетических и посредственных, адъективных или полигенетических пигментов. К классу непосредственных пигментов относятся красящие вещества, большей частью окрашивающие волокна без содействия протравы, сами по себе окрашенные и которые со всеми протравами, как бы разнообразны они ни были, всегда дают один и тот же цвет. Примерами их могут служить: фуксин, индиго, черный анилин, азокраски и т. п. К другому классу пигментов относятся вещества, сами по себе часто не окрашенные, не окрашивающие волокна без содействия протравы и с различными протравами дающие различные окрашивания. Примером их может служить ализарин, сам по себе окрашенный в некрасивый бурый цвет, тканей непосредственно ни при каких условиях не окрашивающий, а с глиноземной протравой образующий красный цвет, с железной — фиолетовый и черный, с оловянной — темно-красный и т. п. К полигенетическим пигментам относятся также и многие другие: кампеш, церулеин, кверцитрон и т. п. Однако, есть много пигментов, не имеющих резко выраженного того или другого характера. Для закрепления полигенетических пигментов на волокне является, таким образом, настоятельная надобность в употреблении посредствующего вещества, протравы. Этим именем вообще обозначаются вещества, способные соединяться как с пигментом, так и с волокном. Таким образом, окрашенную полигенетическим пигментом ткань можно рассматривать как тройное соединение пигмента, волокна и протравы. Протравами служат самые разнообразные вещества, как минерального, так и органического происхождения. Для этой цели уподобляются различные соли, преимущественно тяжелых металлов: железа, алюминия, хрома, олова, меди, сурьмы и др., жиры, дубильные вещества и, в редких случаях, некоторые белковые вещества. Одним из важнейших условий доброкачественности протравы является полная растворимость ее в воде. Из минеральных протрав наибольшим распространением пользуются глиноземные, которые служат для закрепления на волокне целого ряда полигенетических пигментов: ализарина, кампеша, кверцитрона и т. п. Чаще других для этой цели употребляются сернокислый глинозем, квасцы, уксуснокислый глинозем, сульфоуксуснокислый или так назыв. красная протрава, роданистый алюминий и алюминат натрия (см. Глиноземные протравы). Железные лаки почти всех пигментов имеют темный оттенок. Железные соли употребляются как закиси, так и окиси. В наибольших количествах расходуются: травка или древесноуксуснокислое железо, железный купорос, железница и азотнокислая соль окиси железа (см. Железные протравы). Хромовые протравы получили в последнее время большое распространение. Чаще других употребляются: хромпик или двухромовокалиевая соль, двухромовонатриевая соль, хромовые квасцы и уксуснокислый хром. Как на особенность хромовых солей следует указать, что они, в противоположность глиноземным, а также железным, весьма трудно разлагаются, как при кипячении, так и при разбавлении водой. Особенностью оловянных протрав является яркость образуемых ими с пигментами лаков; ввиду этого, несмотря на довольно значительную ценность оловянных солей, хлористое и хлорное олово, роза пинк-зальц, оловяннонатровая соль или сода станнат употребляются в красильной практике в довольно значительных количествах. Из других протрав весьма важное значение имеют сурьмяные, которые употребляются для закрепления на хлопчатобумажных волокнах анилиновых и других пигментов щелочного характера. Чаще других употребляются рвотный камень или винносурьмянокалиевая соль и щавелевосурьмянокалиевая соль. Наиболее употребительные органические протравы: ализариновое масло и таннин. Жирные масла, как протрава, употребляются издавна, но прежде для этой цели применялось деревянное масло, так назыв. турнантовое, а ныне повсеместно употребляется ализариновое масло, приготовляемое из касторового. Для получения ализаринового масла касторовое масло обрабатывается сперва на холоде серной кислотой, затем промывается последовательно водой и раствором поваренной соли и нейтрализуется раствором аммиака. Характерной особенностью ализаринового масла является его полная растворимость в воде. Состав его весьма сложен и с полной достоверностью не выяснен. Ализариновое масло пользуется ныне большим распространением в красильном деле, так как цвет краски на ткани предварительно промасленной всегда значительно ярче, чем на непромасленной. Обыкновенно для пропитывания тканей ализариновым маслом заготовляется 10—12% водный раствор его. В значительных количествах как протрава употребляются и дубильные вещества (см.), а именно всего чаще чернильные орешки, сумах и валлония, а в последнее время все более и более распространяется употребление таннин-экстрактов, представляющих материал значительно более чистый. Употребление таннина основывается на его способности давать нерастворимые в воде осадки с металлическими окислами и сложными органическими основаниями; его в особенности много расходуется для закрепления на хлопчатобумажных волокнах искусственных пигментов щелочного характера, напр. фуксина, метиленовой сини и др. В известном смысле дубильные вещества могут быть рассматриваемы также как пигмент, так как с железной протравой они образуют синевато-черный цвет и, в особенности прежде, часто употреблялись для этой цели в весьма значительных количествах при окрашивании шелка и хлопка. По отношению к шерсти таннин не представляет протравы, так как шерсть к водному раствору таннина относится индифферентно. Что касается до шелка, то хотя последний энергично поглощает таннин из водного раствора, почти до 15% своего веса, и при этом увеличивается в объеме, тем не менее таннин не только не содействует закреплению пигментов на шелковое волокно, но и, в полную противоположность с хлопком, даже вредит окрашиванию. Этим свойством иногда пользуются при окрашивании смешанных тканей. Так, если смешанную хлопчатобумажную и шелковую ткань окрашивать без всякой подготовки раствором какого-нибудь анилинового пигмента, напр. фуксина, то окрасятся только шелковые нити в красный цвет, а хлопчатобумажные после промывки останутся белыми. Затем, ткань помещается в раствор таннина, причем хлопчатобумажные нити приобретают способность фиксировать анилиновые пигменты, а шелковые, наоборот, в очень значительной степени теряют ее. Поэтому, если после такой подготовки окрашивать ткань в растворе какого-нибудь анилинового пигмента другого цвета, например, зеленого или синего, то хлопчатобумажные волокна окрасятся в синий или зеленый цвет, а шелковые останутся неизменно окрашенными в красный. Вода в красильном деле играет первенствующую роль. В особенности вредна жесткая вода, содержащая много известковых и магнезиальных солей. Такая вода не только обусловливает избыточный расход мыла (1 гр. извести связывает 15,5 гр. мыла) и пигментов, но и пятнистость, неоднородность окрашивания. Весьма вредно также содержание железа и свободных органических, гумусовых кислот. Цвет окрашенной ткани с течением времени, под влиянием тех или других условий, большей частью изменяется. Устойчивость краски или прочность ее находится в зависимости не только от природы пигмента, но также, в очень значительной степени, и от способа его закрепления. Безусловно прочными красками называются такие, которые не изменяются при нагревании с мылом, слабыми кислотами и щелочами, а также и при продолжительном действии света. Таких, однако, прочных красок сравнительно немного; примерами их могут служить красная пунцовая и синяя кубовая. В особенности сильное влияние на выцветание красок оказывает свет. Обесцвечивающая способность различных световых лучей далеко не одинакова; белый свет по отношению к краскам наиболее деятелен, за ним по порядку следуют желтый, синий, оранжевый, фиолетовый и красный. Разрушающее действие света на краски в значительной степени усиливается в присутствии влаги и кислорода; немалую роль в этом случае играет также природа волокна и состав протравы: некоторые краски оказываются стойкими на животных волокнах и непрочными на растительных, и обратно, точно так же как один и тот же пигмент с различными протравами дает лаки различной прочности. Непрочные краски выцветают уже после двадцатичетырехчасового действия солнечного света.

Хотя К. представляет по преимуществу химический процесс, тем не менее в красильном производстве имеет большое значение также и механическая сторона дела. Это в особенности справедливо потому, что К. в настоящее время теряет характер мелкого производства и все больше и больше концентрируется на больших фабриках. Это, вероятно, объясняется тем, что единовременное окрашивание больших количеств пряжи или тканей обходится значительно дешевле и требует относительно меньшей затраты силы и времени. Преобладающая же тенденция единовременного окрашивания больших количеств ткани всего резче выражается в непрерывности производства, в свою очередь вызывающей необходимость в более или менее сложных механических приспособлениях. В зависимости от природы окрашиваемых материалов (шелк, шерсть, хлопок), а также и от приема К., употребляемые для этого аппараты весьма различны. Необходимость различия в конструкции видна а priori, если вспомнить разницу в физических свойствах шерсти, шелка и хлопка, как в виде сырья, так и в виде изделий, пряжи и тканей. Таким образом, существует целый ряд механических приспособлений для К. волокнистых веществ до механической их переработки в пряжу (напр. шерсти в руне, хлопка сырца), затем употребляются машины совершенно другого устройства для К. пряжи, и, наконец, третья группа совершенно особых машин для К. тканей. В том случае, если К. производится каким-нибудь полигенетическим пигментом с употреблением протравы, то на волокно еще до К. наносится протрава помощью фулардных или солильных машин, квасцевальных или таннинных барок, в которых пряжа или ткань по возможности однородно пропитывается раствором протравы. После нанесения протравы приходится закреплять ее на ткани, для каковой цели пользуются или действием высокой темп. [разного рода механические сушилки, гот-флю (см.), зрельни (см.)], или действием слабых щелочей: пассира, фосфорнокислых солей, мела и т. п., пропуск протравленной ткани через каковые делается на пассирных или меловых барках, и после прохода через которые ткань тщательно промывается для удаления закрепителя на промывных машинах. После К., которое ведется на барках очень различной конструкции, в зависимости от волокна и пигмента, часто следует оживка или очистка цвета, которая достигается или отваркой с различными веществами в кубах, под давлением, или пропуском через горячий мыльный раствор на мыльных машинах. Приборы, в которых ведется собственно К. (котлы, чаны и барки), большей частью делаются деревянными, реже медными и еще реже каменными. При К. шерсти и шелка красильные барки редко употребляются большого размера, обыкновенно на 100 фн. окрашиваемого материала; при К. же хлопчатобумажных тканей обыкновенно значительно больше. Так как К. ведется большей частью при нагревании, то красильные барки снабжаются медными змеевиками, по которым циркулирует пар. Металлические красильные котлы иногда снабжаются паровой рубашкой. Нагревание котлов непосредственно огнем мало употребительно, хотя все еще практикуется на маленьких заводах. Точно также на мелких заводах ткани окрашиваются погружением в сосуд с красильным раствором вручную, тогда как на больших красильные барки и коробки приводятся в движение от привода. Химическая сторона К. состоит в предварительной подготовке волокон очисткой и белением, в нанесении и закреплении на них протрав, органических или минеральных, а иногда и тех, и других вместе и, наконец, в приготовлении красильной ванны и самом процессе окрашивания. Предварительная подготовка волокон к К. составляет большой самостоятельный отдел химической технологии волокнистых веществ (см. Беление). Подготовка шелка-сырца к К. состоит в выхаживании (см.) и отварке шелка в мыльном растворе или в так наз. «суллировании» его (см. Шелк). Так как некоторые сорта шелка более или менее окрашены, то шелк после отварки подвергается белению (см. Беление и Шелк). Подготовка к К. шерсти представляется уже значительно более сложной, что, конечно, зависит от того, что сырая, немытая шерсть — продукт гораздо менее чистый, чем шелк. Сырая шерсть, руно, в том состоянии, как оно снято с овец, содержит действительно сравнительно мало собственно шерсти (20—40%) и очень много посторонних веществ (80—60%), состоящих из грязи, минеральных веществ, преимущественно известковых и магнезиальных солей, растительных остатков: сена, соломы, репейника и т. п. и, наконец, значительное количество шерстяного пота (см. Шерсть). Относительно мойки грязной шерсти, слагающейся из двух собственно основных операций: замачивания в теплой воде и выхаживания на особой конструкции шерстомойных машинах в растворе мыла и слабых щелочей, напр. соды, углекислого аммиака и т. п., см. в ст. Шерсть. Вымытая шерсть, если только она нe окрашивается в руне (иногда в таком виде она красится в синий кубовый цвет индиго), поступает для механической переработки в пряжу и ткани, причем для удобства прядения она промасливается, а для удобства ткачества часть пряжи, основа, проклеивается шубным клеем. До окрашивания эти примеси должны быть вновь удалены, что достигается обрабатыванием шерстяной ткани растворами слабых щелочей, напр. соды и мыла. Так как шерсть не вполне бесцветна, то, подобно шелку, шерстяные изделия подвергаются белению (см. Беление и Шерсть). Хлопок сырец, по сравнению с шерстью, представляет материал уже значительно более чистый и потому он или непосредственно поступает в окрашивание (черным анилином), или же предварительно вываривается в щелочах (при окрашивании индиго в синий цвет). При механической обработке хлопка сырца в ткани, часть пряжи для большей прочности подвергается шлихтовке, причем на волокно наносятся посторонние вещества — крахмал, глицерин, патока, хлористый цинк и т.п. Понятно, что перед К. как эти искусственно прибавленные примеси, так и естественные (воски, жиры, пигмент, пектиновые вещества и т. п.) должны быть удалены. Очистка, беление хлопчатобумажных изделий сводится, главным образом, к повторным кипячениям их в слабых щелоках под давлением и к последующей обработке слабым раствором белильной извести. Однако, во многих случаях, при К. в темные цвета не производится обесцвечивания (удаления пигмента хлором), так как слабый желтый оттенок пигмента не портит придаваемого ткани темного цвета. Первая же операция, варка со щелоками, является существенно важной, так как после такой обработки волокно приобретает способность легко пропитываться растворами. Очистка и подготовка к К. льняных изделий представляется аналогичной с изложенной; разница состоит лишь в том, что ввиду большего содержания посторонних веществ, главным образом, пектиновых, обработка щелоками повторяется большее число раз. О подготовке джута см. Джут (X, 563). Подготовленные таким образом к К. волокна подвергаются затем или окрашиванию, если они способны непосредственно фиксировать пигменты, или же, в том случае, если для закрепления краски требуется содействие посредствующего вещества — протравы, предварительно пропитываются ею. Нанесение протравы производится большей частью в водном теплом растворе и одним из существенных условий однородности окрашивания является, по возможности, равномерное пропитывание ткани протравой. Именно с этой целью в барках, употребляемых для нанесения протравы, ткань проходит довольно длинный путь по направляющим роликам и подвергается несколько раз отжиму между отжимными валами. Если как протрава употребляются металлические основные соли (основной сернокислый глинозем, хромовые квасцы, уксуснокислый глинозем, железница и т. п.), то, ввиду способности этих солей разлагаться при нагревании, температура ни в каком случае не должна подыматься выше 50° Ц. Впрочем, пропитывание ткани даже и в неизменяющихся протравах, напр. растворах ализаринового масла и таннина, происходит гораздо более равномерно при слабом нагревании. Пряжа в мотках пропитывается растворами протрав повторным погружением и последующим скручиванием, для каковой цели конструирован ряд специальных машин. По нанесении протравы, последняя закрепляется на волокне, что достигается или вызреванием (см.) в особого устройства камерах, так наз. зрельнях, или пропуском через растворы закрепителей: пассира, силиката, фосфорно-и мышьяковонатровой соли, мела, иногда соды, аммиака и т. п. Пропуск через раствор закрепителя производится большей частью по предварительном высушивании ткани в так называемых пассирных барках, имеющих много общего с барками, употребляемыми для нанесения протравы. В последнее отделение такой барки втекает непрерывной струей вода; ткань, после пропуска через закрепитель, тщательно промывается, после чего поступает уже на окрашивание. К., собственно, ведется всегда в водном растворе и при том, по возможности, слабом, так как иначе окрашивание получается неоднородное. В том случае, если пигмент нерастворим или мало растворим в воде, как напр. ализарин, с целью содействовать однородности красильной ванны прибавляются или отруби, или же немного какого-нибудь растворителя, напр. аммиака. Часто красильная ванна имеет весьма сложный состав и заготовка ее производится задолго (12—30 час.) до начала К., как это, напр., практикуется в кубовом К. Иногда красильная ванна составляется из смеси раствора пигмента и какой-нибудь инертной соли, напр., глауберовой, поваренной, фосфорнонатровой и т. п., как это имеет место при К. бензидиновыми производными. При К. экстрактами красильных деревьев очень часто красильная ванна приготовляется из смеси экстрактов: кампеша, кверцитрона, красного дерева и т. п. То же самое часто практикуется и при К. искусственными пигментами для получения различных смешанных оттенков цвета, так наз. модных цветов. Так как некоторые пигменты очень энергично фиксируются волокном, то для получения равномерного окрашивания раствор пигмента вливается не весь зараз, а только половина; вторую же половину вливают уже после того, как через раствор пропустят один раз всю окрашиваемую ткань. Такой прием работы называется К. в два конца. Окрашенная ткань поступает на промывку, часто несколько раз подряд. После промывки ткань высушивается и иногда аппретируется, или тем или другим способом отделывается.

К. хлопка и хлопчатобумажных изделий. Хлопок сырец до механической переработки его в пряжу и ткани окрашивается сравнительно редко; большей частью окрашиваются готовые изделия: пряжа в початках и мотках и различные ткани. Хлопок по отношению к огромному большинству пигментов обладает незначительной притягательной силой, и это обстоятельство вынуждает вести К. хлопка большей частью при содействии протрав. Весьма характерным исключением является группа недавно открытых азокрасок, обладающих резко выраженной способностью окрашивать растительные волокна без содействия протравы, а также индиго, черный анилин и нек. др. Из естественных пигментов чаще других для К. хлопка употребляются: индиго, кашу, кампеш, желтое дерево, кверцитрон и куркума. Из искусственных в наибольшем количестве употребляются: ализарин, азокраски и в особенности бензидиновые производные и пигменты щелочного характера. Индиго расходуется в очень значительных количествах для К. хлопчатобумажных пряжи и тканей. Так как синее индиго нерастворимо в воде, то красильную ванну предварительно заготовляют, обрабатывая разболтанное в воде индиго восстановляющими веществами (железный купорос, гидросернистонатровая соль, цинковая пыль со щелочами и т. п.), а также с помощью гнилостного брожения, причем синее индиго переходит в белое, растворимое уже в водных растворах щелочей. Ход К. — см. Индиго. Для К. хлопчатобумажных тканей в серый (дикий) и черный цвета до сих пор расходуется много кампеша. К. в дикий цвет ведется большей частью непрерывно, пропуская окрашиваемую ткань последовательно сперва через слабый раствор смеси кампешевого и кверцитронного экстрактов, затем через раствор зеленого купороса и, наконец, через воду для промывки окрашенной ткани. Основной способ К. кампешем в черный цвет состоит в нанесении на ткань и закреплении железной протравы, чаще других уксуснокислого или азотнокислого железа, и в последующем выкрашивании протравленной ткани в растворе кампеша. Часто практикуется также способ К. кампешем в черный цвет с хромовой протравой, в этом случае ткань медленно выхаживается при нагревании в водном растворе кампешевого экстракта, хромпика и соляной кислоты. Красное дерево, кверцитрон и куркума, как самостоятельные краски, употребляются уже значительно реже. К. ими ведется аналогично кампешу при употреблении глиноземной или оловянной протравы. Для получения же неопределенных модных оттенков, в смеси с другими красящими веществами их расходуется довольно много. Из искусственных органических пигментов для К. хлопчатобумажных пряжи и тканей наибольшее значение имеет ализарин, который расходуется в громадных количествах при К. в красный, пунцовый, адрианопольский или турецкий цвет. Пунцовое К. особенно развито в России, где годовая производительность пунцовых фабрик доходит до нескольких миллионов штук, на сумму нескольких десятков миллионов рублей. Характерной особенностью этого рода К. является нанесение на ткань и закрепление двух протрав: минеральной (гидрата глинозема или основной серноглиноземной соли) и органической (ализаринового масла), в результате взаимодействия которых, можно думать, отлагаются в порах волокна глиноземные соли жирных оксикислот, в соединении с ализарином, при последующем окрашивании, дающие пунцовый лак ярко-красного цвета и выдающейся прочности по отношению к свету, мылу и щелочам. Общеизвестный кумач и представляет миткаль, выкрашенный в красный пунцовый цвет. Основной прием этого К. слагается из следующих операций: 1) пропитывание на солильной машине отбеленного или отваренного с содой и затем высушенного миткаля в 10% растворе ализаринового масла; 2) высушивание и так назыв. «прижигание» нанесенного масла при 60° Ц.; 3) пропуск через усредненный раствор квасцов или сернокислого глинозема в 14½° Б. или нанесение глиноземной протравы; 4) высушивание; 5) меловка (пропуск через разболтанный в воде мел) или операция закрепления на ткань минеральной протравы; 6) промывка; 7) К. в разболтанном с водой и отрубями ализарине; 8) оживка цвета варкой под давлением с слабыми кислотами или с мелом и оловянной солью. В зависимости от желаемого оттенка красного цвета (синеватый или желтоватый) употребляются при окрашивании те или другие продажные марки ализарина, представляющие большей частью смеси диоксиантрахинона и двух изомерных триоксиантрахинонов. На цвет выкрашиваемой ткани влияет также состав масляной и глиноземной протравы. С введением в фабричную практику искусственного ализарина ход пунцового К. существенно изменился. Прежде, еще сравнительно не так давно, в 70-х годах, для окрашивания одной штуки в красный пунцовый цвет требовалось не менее двух недель и затрата большого количества труда, теперь же окрашивание заканчивается не более как в два дня. В настоящее время в красный пунцовый цвет окрашивается также много пряжи, которая идет на ткацкие фабрики для цветного и узорного ткачества. Ввиду распространенности и сравнительной сложности этого рода К. теперь существует много модификаций основного приема работы, которые сводятся или к изменению последовательности хода операций, или замене одних протрав другими. Часто, напр., в особенности за границей, вместо сернокислого глинозема употребляется уксуснокислый, кроме ализаринового масла на ткань наносят еще и таннин или кверцитрон и т. п. Из других искусственных органических пигментов большое значение в К. хлопчатобумажных тканей имеет черный анилин. Эта краска образуется непосредственно на волокне из анилинового масла при содействии окислителей; для получения хорошего черного цвета существенно важно, чтобы анилиновое масло было, по возможности, чисто и не содержало примеси толуидинов. Несмотря на то, что первые попытки технического применения этой окраски начались не далее 30 лет тому назад, в настоящее время К. черным анилином представляется одним из распространенных. Ныне существует собственно два основных приема К. в гладкий черный цвет анилином: 1) К. пряжи или ткани в барках в смеси растворов анилиновой соли, окислителя, чаще всего хромпика, и какой-нибудь кислоты, соляной или серной; 2) плюсование или пропитывание ткани смесью растворов анилиновой, красной кровяной и бертолетовой солей и, по высушивании, вызревание нанесенной на ткань смеси в зрельне, при чем и происходит образование черного цвета в порах волокна. К. в барках происходит или на холоде или при нагревании; в последнем случае, хотя, ввиду более энергичного действия окислителя, образование черного анилина и идет значительно скорее, тем не менее является опасность порчи, ослабления ткани вследствие образования оксицеллюлозы, а также преимущественно поверхностного закрепления пигмента, вследствие чего ткань пачкает. Черный анилин, приготовляемый вторым способом, так наз. зрельниковый, дает, в смысле однородности и прочности окрашивания, лучшие результаты. Пропитывание раствором производится на солильной или фулардной машине, причем для однородности пропитывания существенно важно, чтобы ткань проходила в растворе постоянно один и тот же путь и чтобы отжим все время работал одинаково. Пропитанная ткань идет в механич. зрельню, где под влиянием влаги и повышенной температуры происходит образование черного цвета. Для закрепления последнего, выкрашенная ткань по вызревании пропускается через слабый раствор хромпика. Группа искусственных пигментов щелочного характера (фуксин, сафранин, метил-фиолет, метиленовая синь, бриллиантовая зелень и т. п.) закрепляется на хлопке при помощи или таннина, или, что реже, ализаринового масла и глиноземной протравы. Для получения однородного окрашивания существенно важно прибавлять в красильную ванну не все нужное количество пигмента зараз, а понемногу. Иногда, как например для закрепления сафранина, таннированная ткань пропускается до К. через слабый раствор хлористого олова, промывается, пропускается через раствор мыла и затем уже красится в растворе пигмента. При К. основными зелеными пигментами в красильную ванну прибавляется до 5% уксусной кислоты. Эозины закрепляются или при помощи ализаринового масла и глиноземной протравы, или при помощи мыльного раствора и свинцовой соли. Метиленовая синь представляет одну из распространенных синих красок для хлопка; ткань предварительно мордансируется теплым раствором сумаха, затем пропускается через 2—3% раствор рвотного камня, промывается и окрашивается в растворе пигмента, подкисленном уксусной кислотой. Группа красок, в последнее время приобревшая огромное значение, так называемых азокрасок и в особенности специально бензидиновых производных, к своей большой выгоде, отличается от других искусственных пигментов тем, что легко окрашивает хлопок без содействия протравы. Наибольшее применение в практике имеют: конго, бензопурпурин, дельтапурпурин, хризамин, хризофенин, микадо-оранж, гессенская желтая и бензоазурин. Общий прием К. ими отличается большой простотой и заключается в постепенном нагревании ткани в растворе пигмента, к которому прибавлено 10—12% каких-нибудь индифферентных солей, напр. поваренной, глауберовой, фосфорно-натровой и т. п. Нередко также окрашивание ими ведут в мыльном растворе, к которому прибавлено некоторое количество соды. Бензидиновые краски отличаются той особенностью, что могут служить протравой по отношению к целому ряду других органических искусственных пигментов — обстоятельство, которое, конечно, расширяет пределы их распространения и дает возможность получать различные неопределенные, модные оттенки. В настоящее время нередко практикуется также метод непосредственного образования азокрасок на волокне. Для этой цели окрашиваемая ткань сперва пропитывается раствором какого-нибудь органического основания, напр. анилина, мета-или паранитроанилина, амидоазобензола, ортоамидоазотолуола и т. п., затем пропускается через подкисленный холодный раствор азотисто-натриевой соли, причем образуется на ткани диазосоединение. При пропуске таким образом подготовленной ткани через щелочной раствор фенолов или нафтолов, на ткани, в порах волокна, образуется красящее вещество того или другого оттенка. При потреблении напр. β-нафтола, если на ткань первоначально был нанесен анилин, получается желто-оранжевое окрашивание, если α-нафтиламин — синеватое бордо, β-нафтиламин — пунцовое красное, бензидин — пюсовое и т. п. Аналогично же практикуется прием двойного окрашивания азокрасками, когда на ткань предварительно наносится какой-нибудь пигмент, напр. примулин, желтого цвета и при последующем пропуске через подкисленный раствор азотисто-натриевой соли и щелочной раствор β-нафтола на ткани образуется красный цвет.

К. льняных изделий. В огромном большинстве случаев льняные ткани поступают в продажу в неокрашенном виде и весьма возможно, что это зависит от того, что льняные волокна окрашиваются значительно труднее хлопчатобумажных. Чаще других практикуется К. льняных изделий в кубовый цвет индиго (см. Индиго) совершенно подобным же образом, как это имеет место и при К. хлопчатобумажных; окрашенная в синий кубовый цвет льняная ткань составляет распространенный материал для рабочих блуз. Из других естественных пигментов изредка употребляются кампеш для К. в серый, дикий цвет и кашу для К. в коричневый цвет. Из искусственных пигментов применяется, тоже весьма редко и преимущественно для К. пряжи, черный анилин, а в последнее время и бензидиновые пигменты, которые дают возможность окрашивать в самые разнообразные цвета и оттенки.

К. джута — см. Джут (X, 563).

К. шерсти. Подобно хлопку сырцу окрашивается иногда и шерсть в руне, большей частью в синий кубовый цвет. Много шерсти окрашивается также в виде пряжи, для каковой цели существуют специальные машины различной конструкции. Из естественных пигментов в наибольшем количестве для шерстяных изделий расходуется индиго, причем К. ведется в так наз. горячих кубах, заправка и ведение которых, по сравнению с холодными, представляет значительно больше трудностей (см. Индиго). Кампеш расходуется тоже много для К. шерсти в черный цвет, при употреблении как протравы хромпика. С этой целью шерсть сперва кипятится в 3% растворе хромпика, к которому прибавлен 1% серной кислоты, в течение часа, отжимается, промывается и окрашивается в раствор экстракта кампеша, к которому прибавлено немного фустика (желтое дерево). Более дешевый способ К. в черный цвет заключается в употреблении как протравы железного купороса. С глиноземной протравой кампеш дает на шерстяной ткани очень красивый синий цвет; с этой целью ткань сперва кипятится в течение полутора часа с 4% раствором сернокислого глинозема, к которому прибавлено немного винного камня, затем промывается и кипятится в растворе экстракта кампеша. Из других естественных пигментов некоторое значение при окрашивании шерстяных тканей сохранила еще кошениль, закрепляемая на волокне при содействии оловянной протравы и кремортартара. Для получения смешанных модных, неопределенных оттенков цвета употребляются также красное дерево, фустик, кверцитрон и орсейль. Последний, впрочем, употребляется и как самостоятельная краска для К. пряжи. В синий цвет шерсть иногда окрашивается и минеральной краской, берлинской лазурью; краска образуется в порах волокна при постепенном нагревании окрашиваемой шерсти в смеси растворов красной синильной соли и серной кислоты. Из искусственных красок, дорогие антраценовые пигменты: ализарин, нитро-ализарин, синий ализарин, по сравнению, с применением их для хлопка, при К. шерсти употребляются в меньших количествах. При К. ализарином в красный цвет протравой служат сернокислый глинозем и кремортартар; в оранжевый — оловянная соль в смеси тоже с винным камнем; в коричневый, красно-бурый цвет — смесь хромпика и серной кислоты; в фиолетовый — смесь железной протравы и кремортартара. К. синим ализарином производится при употреблении хромовой протравы. Анилиновые пигменты и азокраски легко и прочно окрашивают шерсть. Как общее правило, имеющее сравнительно мало исключений, можно принять, что окрашивание ими шерсти производится без всякой предварительной подготовки, кипячением в растворе пигмента, к которому прибавлено 10% глауберовой соли и от 2 до 4% серной кислоты. Фиолет Гофманна и аурамин окрашивают шерсть в нейтральном растворе. Для К. метиленовой зеленью в поры волокна осаждается аморфная сера (пропуском сперва через раствор серноватистонатриевой соли и соляной кислоты) и К. ведется в присутствии буры. Сравнительно редко употребляются галлеин и церулеин; протравой для них служит хромпик.

К. шелка. Так как шелк обладает резко выраженным сродством к пигментам, то К. его происходит очень легко. Обыкновенно К. шелка ведется в мыльном растворе, остающемся как побочный продукт при выхаживании шелка и содержащем сероцин; практика показала, что если К. ведется в водном растворе без мыла, то цвет получается гораздо менее яркий. Присутствие мыла, содержащего шелковый клей, придает окрашиваемому шелку блеск и однородность. Из естественных пигментов в наибольших количествах при К. шелка употребляются кампеш и кашу. В особенности много идет кампеша для К. в черный цвет с привесом. Основной прием К. в этот цвет заключается в следующем: шелк сперва вымачивается в растворе уксуснокислого железа, промывается, погружается в теплый мыльный раствор, затем в раствор желтой синильной соли, вновь промывается, опять идет на раствор железной соли, промывается, лежит в течении 10—12 часов в растворе кашу или сумаха, и после промывки, выкрашивается в отваре кампеша, содержащем немного мыла. Ввиду высокой стоимости шелка, окрашивание его с привесом, отяжеление его производится иногда в совершенно невероятных размерах. Рядом последовательных обработок растворами железных солей, желтой соли, кашу и таннина первоначальный вес шелка увеличивается иногда даже на 400%. Отяжеление в таких размерах конечно сильно ухудшает качество волокна и делает его часто огнеопасным настолько, что некоторые железные дороги за границей, при транспорте шелка, окрашенного в черный цвет, требуют той же укупорки, что для пороха и спичек. Индиго при К. шелка употребляется сравнительно редко и то только в виде индиго-кармина (см. Индиго-кармин). Из искусственных пигментов для К. шелка всего чаще применяются анилиновые, азокраски и эозины, дающие в особенности яркие цвета, ализарин же и другие антраценовые производные употребляются сравнительно редко, ибо хотя и дают очень прочные цвета, но не обладают той яркостью, как вышеупомянутые пигменты.

Литература. Дидковский и Фурман, «Беление, крашение и ситцепечатание»; Каретников, «Крашение хлопчатобумажных тканей»; Crace-Calvert, «Traité de teinture des tissus»; Moyret, «Traité de la teinture de la soie»; Renard, «La teinture du coton»; Hummel-Knecht, «Bleicherei und Färberei der Gespinnstfasern»; Knecht, Rawson und Loewenthal, «Färberei der Gespinnstfasern»; Ganswindt, «Handbuch der Färberei»; Herzfeld, «Die Praxis der Färberei»; Napier, «A System of Chemistry applied to Dyeing»; Sansone, «Dyeing»; Hummel, «The Dyeing of Textile Fabrics»; Crookes, «Dyeing and Tissue Printing».