ЭСБЕ/Лавров, Петр Лаврович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лавров
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Кошбух — Лященко
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Култагой — Лед. Источник: т. XVII (1896): Култагой — Лед, с. 216 (индекс); доп. т. II (1906): Кошбух — Прусик, с. 51—52 (индекс) • Другие источники: ВЭ : МЭСБЕ 


Лавров (Петр Лаврович) — философ позитивистического направления, русский эмигрант. Род. в 1823 г.; окончил курс в артиллерийском училище; был преподавателем математики, помощником редактора «Артиллерийского Журнала», в 1861—64 гг. — редактором выходившего тогда «Энциклопедического Словаря», негласным редактором «Заграничного Вестника». В конце шестидесятых годов Л. подвергся административной ссылке и бежал за границу, где редактировал социалистические издания на русском языке. Помимо множества статей по философии, педагогии, антропологии, истории, литературе, политической экономии, помещенных в разных журналах и газетах, Л. издал отдельно: «Очерки вопросов практической философии» (СПб., 1860); «Три беседы о современном значении философии» (СПб., 1861); «Очерк истории физико — математических наук» (вып. 1 , СПб., 1866; в «Мор. Сборнике» 1865—66 г. напечатано гораздо больше, чем в отдельном издании); «Исторические письма» (СПб., 1870); «Опыт истории мысли» (вып. 1, СПб., 1874); «L’idée du progrès dans l’anthropologie» (П., 1873); «Опыт истории мысли нового времени» (т. I, Женева, 1888 и сл.); «Государственный элемент в будущем обществе» (Л., 1876). Л. называет свое учение антропологизмом и видит элементы его у Протагора, древних скептиков, сенсуалистов, Конта и особенно у Фейербаха. Философская мысль есть специально мысль объединяющая, теоретически-творческая. Она черпает весь свой материал из знания, верования и практических побуждений, но вносит во все эти элементы требование единства и последовательности. Всякое мышление и действие предполагает, с одной стороны, мир, как он есть, с законом причинности, связывающим явления, с другой — возможность постановки вами целей и выбора средств по критериям приятнейшего, полезнейшего, должного. Но то и другое существует не само по себе, а для нас; следовательно, исходной точкой философского построения является человек, проверяющий себя теоретически и практически и развивающийся в общежитии. Антропологизм допускает три здоровые области зрелого теоретического мышления: знание, свободное сознательное творчество искусства, критически-объединяющее творчество философское. Нравственность не прирождена человеку: далеко не все вырабатывают себе нравственные побуждения, точно так же как далеко не все доходят до научного мышления. Прирождено человеку лишь стремление к наслаждению; развитой человек вырабатывает наслаждение нравственной жизнью и ставит его на высшую ступень в иерархии наслаждений. Большинство останавливается на способности расчета пользы. Нравственная жизнь начинается в элементарной форме выработкой представления о личном достоинстве и стремлением воплотить его в жизни; она получает прочную основу, когда человек сознает, что процессу этой жизни присуще развитие, вырабатывает в себе способность наслаждения собственным развитием и потребность развиваться. По самой сущности этого процесса с ним нераздельна критика. Дальнейшим признаком нравственного убеждения является требование нравственности общественной, заключающейся в укреплении и расширении общественной солидарности. Отсюда признание за другими личностями человеческого достоинства и требование поступать с ними сообразно их достоинству. Вся этика исчерпывается основными понятиями достоинства, развития, критического убеждения и справедливости. Для развитого человека они так же определенны и обязательны, как понятия геометрии. Социология исследует формы проявления, стремления и ослабления солидарности между сознательными органическими особями и потому охватывает, с одной стороны, все животные общества, в которых особи выработали в себе некоторую степень индивидуального сознания, с другой — не только существующие уже формы человеческого общежития, но и те общественные идеалы, в которых человек надеется осуществить более солидарное, а вместе и более справедливое общежитие, и те практические задачи, которые вытекают из стремления осуществить эти идеалы. Прогрессом Л. считает одновременное усиление сознательных процессов в особи и солидарности в обществе. Прогрессивное движение прочно лишь тогда, когда интересы большинства совпадают с убеждениями наиболее развитого меньшинства. История, как процесс, есть процесс развития, обусловленный положительным или отрицательным проявлением прогресса. История, как наука, есть отыскание закона последовательности в развитии индивидуального сознания и в фазисах солидарности между личностями. Главная ее задача — отделение для каждой эпохи, в области сознания и солидарности, характеристических черт от переживаний старого и от зародышевых состояний нового. О Л. см. Антонович, «Два типа современных философов» («Совр.» 1 8 61, 4), Д. Писарев. «Схоластика XIX в.» («Рус. Сл.» 1861, 5); Н. Шелгунов, «Историческая сила критической личности» («Дело», 1870, 11); П. Щебальский, в «Русском Вестнике» (1871, 2); А. А. Козлов, в «Знании» (1871, 3); С. Южаков, «Субъективный метод в социологии» («Знание», 1873,10); П. Никитин (Ткачев), «Роль мысли в истории» («Дело», 1875, 9 и 12); В. А. Попов, «О самозарождении организмов» («Прав. Собес.» 1877, 5); В. К., «Позитивизм в русской литературе» («Рус. Бог.» 1889, 4—6); Н. Г. Дебольский. «О высшем благе» (стр. 2—7, 26—51); J. Kolubowsky, «Philosophie in Russland» («Zeitschr. f. Philos.», т. 103) .

Дополнение[править]

Лавров (Петр Лаврович) — русский политический деятель, философ и публицист (дополнительная статья о той стороне деятельности Л., о которой ранее нельзя было писать по цензурным условиям). В 1866 г., после покушения Каракозова, Л. был арестован и предан военному суду. Непричастность его к Каракозовскому делу не подлежала ни малейшему сомнению; суд признал его виновным только в сочинении нескольких революционных стихотворений, в близости к людям преступного направления (Чернышевскому, Михайлову и др.) и в проведении вредных идей путем легальной печати. Л. был приговорен к увольнению со службы (в чине полковника) и ссылке в Кадников Вологодской губернии. Оттуда он сотрудничал в «Отечественных Записках» и «Неделе»; в последней им были напечатаны в 1868—69 гг. его знаменитые «Исторические Письма», подписанные псевдонимом: Миртов. В феврале 1870 г. Герман Лопатин организовал побег Л. из Кадникова. Л. поселился в Париже, где его застала осада города германскими войсками и коммуна; во время последней он сблизился со многими коммунарами, в особенности с Варленом. Из Парижа Л. отправился в Лондон, где познакомился с Марксом и Энгельсоном, с которыми сохранял дружеские отношения до их смерти. Там он вступил в международное общество рабочих. В 1872 г. делегаты от русских революционных кружков предложили Л. организовать издание русского заграничного журнала. Л. согласился, переехал в Цюрих и с 1873 по 1875 г. издал 3 тома непериодического издания «Вперед» (см. доп. ст.), при котором в 1875—77 гг. выходила двухнедельная газета под тем же названием. «Вперед» выступил с программой рабочего и в особенности крестьянского социализма, выставив своей задачей подготовление социальной революции. Программа была построена на признании двух родов борьбы, которую должен вести всякий мыслящий человек: «борьбы реального миросозерцания против миросозерцания богословского, науки против религии», и «борьбы труда против праздного пользования благами жизни, борьбы равноправности личности против монополии во всех ее формах и проявлениях, борьбы рабочего против классов, его эксплуатирующих, борьбы свободной ассоциации против обязательной государственности, короче говоря, борьбы за реализацию справедливейшего строя общества». Главным классом, на который рассчитывал «Вперед», был тем не менее не класс рабочий, а класс крестьянский; социализм журнала «Вперед» был вполне окрашен в крестьянский оттенок. Журнал, редактированный Л. (кроме последнего, 5-го тома), был органом революционного народничества, выразившегося в так называемом хождении в народ в 1870-х гг. Он вел борьбу не только с русским правительством, но и с анархизмом Бакунина. Л. не вполне разделял надежды тогдашних народников на революцию и ее торжество в скором времени, самое большее в 2—3 года, но все же был не очень далек от подобных верований. Вера в близость революции создала в России благоприятную почву для идеи Бакунина и Ткачева, находившей сильный отголосок даже в кругах народников (напр. у Мышкина), что живому человеку теперь поздно учиться, что он все свои силы должен посвятить активной деятельности, довольствуясь тем запасом знания, какой у него имеется, подобно тому как, находясь у постели умирающего, поздно отправляться в медицинскую школу, а нужно лечить на основании имеющихся знаний. Л., напротив, очень высоко ценил науку и знание и потому энергично боролся с этой идеей, требуя от молодежи ученья. Арест почти всех деятелей народнической фазы революционного движения в России (1874—5 гг.), за которым последовал ряд политических процессов (так называемый процесс 50-ти в Москве и 193-х в Петербурге 1877—78), нанес сильный удар народническому направлению, особенно в практической его деятельности, и последняя должна была изменить свой характер. Под влиянием событий в России произошло изменение и в политическом миросозерцании Л. Увлекаемый ходом революционной мысли в России, ни в каком случае не идя впереди ее, он в конце 1870-х гг. сделался, хотя и не безусловным и несколько колеблющимся, сторонником нового революционного направления, известного под именем народовольчества (см. Народная Воля). В 1882 г. Л. был одним из основателей в Париже «Красного Креста Народной Воли» (см.), за что был выслан из Франции; в 1883 г. он получил возможность вернуться в Париж, где и жил до самой смерти. С 1883 по 1886 гг. он был одним из редакторов непериодического издания: «Вестник Народной Воли». В 1892—96 гг. Л. принимал участие в издании «Материалов для истории русского социально-революционного движения», в которых поместил две статьи: «История социализма и русское движение» и «Народники 1873—78 гг.». Вообще Л. писал чрезвычайно много как в легальных, так и в нелегальных изданиях. Его псевдонимы в легальной литературе Миртов, Щукин, П. Кедров, П. Угрюмов, П. Крюков, С. Кошкин, П — ский и многие др. Библиографию его сочинений см. в «Вопросах психологии и философии» (1890), в «Материалах для истории философии в России» Я. Н. Колубовского и во «Введении в изучение социологии» Н. И. Кареева. Библиографии его нелегальных сочинений нет. Начиная с конца 1890-х гг. стали появляться также в России частью старые, частью новые работы Л., выходившие под разными псевдонимами. Так появились: С. С. Арнольди, «Задачи понимания истории. Проект введения в изучение эволюции человеческой мысли», издание М. Ковалевского (Москва, 1898); Арнольди, «Современные учения о нравственности и ее истории» (СПб., 1904); Арнольди, «I. Кому принадлежит будущее. II. Из рукописей 1890-х гг.» (СПб., 1905); Доленга, «Важнейшие моменты в истории мысли» (М., 1903; несколько сокращенная по цензурным причинам перепечатка самого замечательного из философских сочинений Л., изданного за границей и оставшегося неоконченным: «Опыт истории мысли»); «Исторические письма» (издание редакции «Русское Богатство», СПб., 1905). Л. писал и на иностранных языках, преимущественно статьи о России. В первом томе «Jahrbuch f ür Sozialwissenschaft und Sozialpolitik, herausgegeben von Dr. Ludwig Richter» (Цюрих, 1879) ему принадлежит обозрение истории революционного движения в России. В «Neue Zeit» 1889 г. он напечатал биографию и характеристику своего друга Германа Лопатина. Умер Л. 25 января 1900 г. См. П. Н. Милюков, «П. Л. Л.» (некролог, «Мир Божий», 1900, № 3); С. Ан-ский, «П. Л. Л.» («Русское Богатство», 1905, № 8); «Воспоминания педагога», В. Г. фон Бооля («Русская Старина», 1904, № 9); «Страничка из воспоминаний», Лесевича, в сборнике «На Славном Посту»; Засодимский, «Страничка из литературных воспоминаний» («Исторический Вестник», 1904, № 5); «Семидесятилетие П. Л. Л. Отчет о праздновании 14 июля 1893 г.» (издание группы старых народовольцев, Женева, 1898); Кареев, «Теория личности П. Л. Л.» («Историческое Обозрение», 1901); М. Негрескул (дочь Л.), «Отрывки из воспоминаний» (о бегстве П. Л. Л. из Кадникова, «Сын Отечества», 1905, № 245); J. Halaida, «Peter Lаwrow» («Socialistische Monatshefte», 1900).