ЭСБЕ/Лопатин, Лев Михайлович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Лопатин, Лев Михайлович
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Лопари — Малолетние преступники. Источник: т. XVIII (1896): Лопари — Малолетние преступники, с. 3 (индекс)


Лопатин (Лев Михайлович) — философ спиритуалистического направления, преимущественно психолог, один из лучших философских писателей в России; род. в Москве в 1855 г.; окончил московский университет, в котором теперь состоит профессором. Вице-председатель Московского психологического общества и один из редакторов журнала общества «Вопросы философии и психологии». Главный труд Л.: «Положительные задачи философии» (М., 1886—1891). Ему же принадлежит ряд статей по этике и психологии в редактируемом им журнале. Во всех своих работах Лопатин энергично настаивает на необходимости умозрительного начала во всяком цельном миросозерцании. Эмпирический принцип, раскрытый до конца, не опирающийся на умозрение, приводит к неизбежному отрицанию знания и скептицизму. Нельзя искать основ для выработки миросозерцания и в одной только вере, так как, отказываясь от умозрения в принципе, она постоянно исходит из него в действительности. Умозрительная философия есть знание действительных вещей в их началах и конечном назначении. Для возможности метафизических построений вопрос о законе причинности должен иметь решающее значение. Этот закон, именно в том коренном значении, которое он имеет для всякой непосредственной деятельности разума, т. е. как требование производящей, или творческой, причинности, получает действительное удовлетворение только в спиритуалистическом миросозерцании. Обзор умозрительных понятий о действительности приводит, таким образом, Л. к системе конкретного спиритуализма или к психологической метафизике. Предполагая для явлений духа субстанцию, свойства которой существенно отличны от того, что непосредственно дано в этих явлениях, т. е. субстанцию трансцендентную, мы создаем понятие бесплодное и противоречивое. Если же, отбросив всякую субстанцию, мы начинаем смотреть на душевную жизнь как на чистую последовательность абсолютных состояний (точка зрения «феноменизма»), мы получаем такое представление о душе, которое глубоко расходится с ее самыми основными признаками и распадается в неисцелимых внутренних противоречиях. Выход отсюда один: субстанция души не трансцендентна, а имманентна своим явлениям, т. е. она открывает или проявляет себя и свою природу в наших душевных состояниях. Явления духа должны быть не только показателями, но и прямой реализацией его существа. Исходя из понятия о душе как производящей причине, Л. пытается защищать принцип свободы воли на психологической почве (умеренный индетерминизм). В вопросе о сущности мирового порядка Л. примыкает к Лейбницевой монадологии. — Все работы Л. тщательно продуманы и отличаются обстоятельностью аргументации при простом и одушевленном изложении.

Я. Колубовский.