ЭСБЕ/Миних, Бурхард Христофор

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Миних
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Мекенен — Мифу-Баня. Источник: т. XIX (1896): Мекенен — Мифу-Баня, с. 368—369 ( скан ) • Другие источники: ВЭ : МЭСБЕ : ADB : Britannica (11-th)


Миних, фон (Бурхард Христофор Münnich, 1683—1767) — русский государственный деятель. Родился в графстве Ольденбургском. Отец М., Антон Гюнтер, дослужился в датской службе до чина полковника и от датского короля получил звание надзирателя над плотинами и всеми водяными работами в графствах Ольденбургском и Дельменгортском; в дворянское достоинство возведен в 1702 г. Первоначальное образование М. было направлено на изучение, главным образом, черчения, математики и французского языка. Шестнадцати лет он вступил во французскую службу по инженерной части, но ввиду готовившейся между Францией и Германией войны перешел в гессен-дармштадтский корпус, где скоро получил чин капитана. Когда во время Войны за испанское наследство на англо-голландские деньги был нанять гессен-кассельский корпус, М. вступил в его состав и сражался под начальством принца Евгения и Мальборо. В 1712 г. был ранен и взят в плен, где и находился до окончания войны. В 1716 г. поступил на службу к Августу II, но не поладил с любимцем его, графом Флеммингом, и стал искать новой службы, колеблясь между Карлом XII и Петром I. Выбор его решила смерть Карла XII. Познакомившись с русским посланником в Варшаве, князем Г. Долгоруким, М. передал через него Петру I свои сочинения о фортификации, и в 1720 г. получил предложение занять в России должность генерал-инженера. М. согласился, не заключив даже письменного условия, и в феврале 1721 г. прибыл в Россию. Обещанный ему чин генерал-поручика был дан ему только год спустя; тогда же М. представил письменные «кондиции», по которым обязывался служить России 5—6 лет, наблюдая за гидравлическими работами на балтийском побережье. В 1723 г. ему было поручено императором окончание Ладожского канала, начатого под надзором генерал-майора Писарева еще в 1710 г., поглотившего массу жизней и денег и, тем не менее, мало подвинувшегося вперед. Писареву покровительствовал Меншиков, а потому в последнем М. нажил себе заклятого врага. Канал был окончен М. уже после смерти Петра I. С восшествием на престол Екатерины I М. постарался точнее определить свои отношения к России. Он представил императрице новые «кондиции», которыми обязывался служить в России еще десять лет, после чего мог уехать; детей в это время он мог воспитывать за границей; требовал гарантии со стороны России своих поместий в Дании и Англии, на случай войны между последними; соглашался на замену их соответствующим количеством поместий в России; просил об отдаче ему «в диспозицию» всех таможенных и кабацких сборов на Ладожском канале. «Кондиции» эти были утверждены уже Петром II, назначившим М. главным директором над фортификациями. В 1728 г. он вступил во второй брак с вдовой обер-гофмаршала Салтыкова, урожденной баронессой Мальцан, следовавшей за ним во всех превратностях его судьбы. Когда замыслы верховников, в начале царствования Анны Иоанновны, не удались, М. сблизился с Остерманом, а через него — с императрицей и Бироном, и был сделан членом кабинета по военным и внешним делам. В 1731 г. М. был назначен председателем особой комиссии, имевшей целью упорядочить состояние войска и изыскать меры к содержанию последнего без особого отягощения от того народа. В этом звании он начертал новый порядок для гвардии, полевых и гарнизонных полков, образовал два новых гвардейских полка — Измайловский и конной гвардии, завел кирасир, отделил инженерную часть от артиллерийской, учредил сухопутный кадетский корпус, принял меры к более правильному обмундированию и вооружению войск, устроил двадцать полков украинской милиции, из однодворцев белгородского и севского разрядов. Опасаясь влияния М. на императрицу, Остерман, Бирон, граф Головкин постарались удалить его из СПб. Во время борьбы за польский престол в 1733 г. М. был послан на театр военных действий и взял Данциг (1734). Вскоре за тем началась Турецкая война. В главнокомандующие был предназначен киевский генерал-губернатор фон Вейсбах, но он накануне похода умер; преемник его, Леонтьев, выступил в поход поздней осенью и потерял от болезней много солдат. Тогда приказано было М., который в то время был в Польше, передвинуть войско в Украину и принять главное начальство над армией. М. сошелся с запорожцами и при помощи их стал совершать походы в Крым, затем взял Очаков, овладел Хотином (1739) и проч. Он не жалел солдат, гибнувших во множестве от голода, холода и различных болезней. Поход в Крым, например, стоил России до 30 тыс. человек. Во время похода в Бессарабию (1738) от болезней, в особенности от поноса и скорбута, умерло 11060 человек солдат и 5000 казаков. Подобное обращение с солдатами вызывало ропот против М. как среди офицеров и солдат, так и среди русского общества. После победы при Ставучанах (1739) и занятия Хотина М. мечтал о переходе через Дунай, о завоевании Константинополя, об образовании особого молдавского княжества под протекторатом России, причем он, М., был бы господарем молдавским, как Бирон — герцогом курляндским. Надежды М. не осуществились. Союзники России, австрийцы, вступили с Турцией в переговоры и заключили в Белграде мир отдельно от России, а 7 октября 1739 г. к этому миру присоединился и спб. кабинет (см. Белградский мир). Военные успехи М. не имели почти никаких результатов для России. М. был в числе лиц, присутствовавших при последних часах жизни Анны Иоанновны; он просил Бирона принять регентство во время малолетства Иоанна Антоновича и содействовал составлению завещания Анны Иоанновны в этом смысле. Когда же Бирон сделался регентом, М. сблизился с Анной Леопольдовной и 8 ноября 1740 г. совершил переворот: Бирон был арестован и впоследствии сослан в Пелым, Анна Леопольдовна была провозглашена правительницей, а М. был сделан первым министром. М. был теперь самым сильным человеком в России; но это продолжалось недолго. Вследствие интриг Остермана, между М. и мужем правительницы, Антоном-Ульрихом, происходили постоянные разногласия и столкновения по отношению к войску (Антон-Ульрих был генералиссимусом русских войск). Столкновения эти имели последствием охлаждение правительницы к М.; последний принужден был подать в отставку (6 марта 1741 г.). После переворота, возведшего на престол Елизавету Петровну, М. был отправлен в ссылку, в тот самый Пелым, куда он сослал Бирона. Двадцать лет пробыл М. в Пелыме, молясь Богу, читая священное писание, ревностно посещая богослужение, которое, после смерти бывшего при нем пастора, совершал сам. Это не мешало ему, однако, посылать в Петербург различные проекты с просьбами о помиловании — и эти посылки были так часты, что около 1746 г. были даже запрещены, но с 1749 г. возобновились опять. Указом Петра III М. в 1762 г. был возвращен из ссылки и восстановлен во всех своих правах и отличиях. С Петром III М. не сошелся, так как не сочувствовал ни замышляемой императором войне с Данией, ни стремлению его переодеть и переделать русскую армию по прусскому образцу. Во время переворота 28 июня 1762 г. М. находился при Петре III и советовал ему ехать в Ревель, а оттуда, на русской эскадре, за границу и с голштинскими войсками вновь придти добывать престол. Когда дело Петра было проиграно, М. присягнул Екатерине и был назначен главноначальствующим над портами Рогервикским, Ревельским, Нарвским, Кронштадтским и над Ладожским каналом. Он занимался, главным образом, постройкой рогервикской гавани, для которой составил когда-то чертеж. Екатерина II относилась к нему со вниманием: один из первых экземпляров своего «Наказа» она передала М., с просьбой прочитать его и сообщить ей свое мнение. Думают также, что «Записки М.», где он старается доказать необходимость учреждения государственного совета, чтобы «наполнить пустоту между верховной властью и властью сената», — написаны для Екатерины и с ее согласия (мнение К. Н. Бестужева-Рюмина). Похоронен М. в имении его Луния, в Лифляндии, недалеко от Дерпта. Личность М. не нашла еще беспристрастной оценки в русской историографии: М. Д. Хмыров преувеличивает значение фактов, неблагоприятных для него; Н. И. Костомаров, наоборот, старается представить личность М. в возможно симпатичном свете.

«Записки фельдмаршала графа M.» («Ebauche pour donner une idée de la forme du gouvernement de l’empire de Russie») изданы во 2-м томе «Записок иностранцев о России в XVIII ст.» (СПб. 1874), где помещены также: 1) «Отрывок из дневника М.», обнимающий время с мая 1683 г. по сентябрь 1721 г.; 2) статья М. Д. Хмырова: «Фельдцейхмейстерство графа М.» и 3) Указатель книг и статей о Минихе. Ср. Костомаров, «Фельдмаршал М. и его значение в русской истории» («Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей»).