ЭСБЕ/Мир вечный

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Мир вечный
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Мекенен — Мифу-Баня. Источник: т. XIX (1896): Мекенен — Мифу-Баня, с. 436—438 ( скан ) • Другие источники: ВЭ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Мир вечный — как идеал человечества, по отношению к внутренним сношениям в известных территориальных единицах, нашел свое выражение в появлении государственной организации. По отношению к внешней жизни народов, до появления христианства, мы не находим предположений или попыток осуществления этого идеала, встречая, однако, родственный ему, но менее совершенный и, несомненно, менее осуществимый идеал всемирной монархии (см.). Народы древнего Востока искони жили под сенью теократии или деспотий, которые то замыкались сами в себе и игнорировали весь остальной мир, то вели друг против друга беспощадные истребительные войны. Греки не могли признавать вечного М. уже по своему отношению к варварам и вследствие постоянных внутренних раздоров; по утверждению Платона, «война — естественное состояние народов». М., господствовавший в обширной Римской империи (Pax Romana), был связан с порабощением многочисленных племен и народов; он основывался на национальном эгоизме и силе и падением своим доказал лишь несостоятельность «всемирного государства». Установление христианством общечеловеческой нравственности, отрицание им различий национальных, обрядовых и общественных дало твердое принципиальное основание идее вечного М. Древнейшие христиане смотрели неодобрительно на войну и военную службу, видя самый тяжкий грех в лишении человека жизни. Лактанций думал, что правда и вражда между народами несовместимы и не должны жить рядом в душах верующих; Августин признавал идеалом христианства вечный М. Союз церкви с империей внес и в ее учение воинственность, но идея М. уже не была потеряна. Она была виновницей установления Божьего перемирия (см. Мир Божий), послужила основанием земскому М. (см.) и дала начало первым обществам друзей М. В 1182 году французский плотник Дюран основал братство М., привлекшее к себе скоро лиц из всех сословий. В XIII в. доминиканцы и минориты проповедовали М. в Италии. Соборы, созываемые церковью, являются предвестниками новейших дипломатических конгрессов и конференций; но в то же время, однако, Западная церковь и противодействовала М., одобряя истребление еретиков и неверных. Важным фактором в пользу М. явилось зарождение в конце средних веков и в начале нового времени международного права. Конгрессы и конференции по общим делам появляются все чаще; Гроций в своем трактате «De jure belli ас pacis» (1625) уже высказывает мысль «о пользе и необходимости между христианскими державами таких собраний, на которых споры между ними решались бы третьими, беспристрастными государствами, а также принимались бы меры для принуждения сторон к М. на справедливых основаниях». Французский король Генрих IV думал для предупреждения международных войн организовать из европейских государств одну великую христианскую республику, причем сейм из делегатов европейских правительств решал бы все распри. Француз Эмери де ла Круа, в сочинении «Nouveau Cynée», предлагал постоянный конгресс как орган для охранения М. Через 100 лет, в разгар династических войн, аббат Сен-Пьер представил Утрехтскому конгрессу свой «Projet de traité conclu pour rendre la paix perpétuelle entre les souverains chrétiens» (Утрехт, 1713). Он думал соединить все европейские государства, не исключая и России, в одну лигу или союз, подобный старой германской империи. Общий сейм должен был служить законодательным и судебным органом союза, с принудительной властью в отношении всех членов; взаимные права установлялись общей конституцией. Сен-Пьер, таким образом, международный союз превращал в государственный и лишал каждый народ в отдельности права быть распорядителем судеб своих внутри и вне государства. Проект Сен-Пьера по идее своей нашел сочувствие у многих выдающихся мыслителей XVIII в. — Лейбница, Вольнея, Кондорсе и Ж.-Ж. Руссо, Тюрго и Адама Смита, Лессинга, Гердера и др. Все они предполагали возможность установления вечного М., но ожидали его не столько от создания особой политической комбинации, сколько от все более усиливающихся духовного единения всего цивилизованного мира и солидарности экономических интересов. На рубеже XVIII в. появляются оригинальные и глубокие проекты вечного М. Бентама и Канта. Бентам видел средство спасения от беспрерывных войн в постоянном конгрессе депутатов европейских держав; конгресс должен был иметь свое войско. Для предупреждения войн Бентам предлагал сокращение числа войск и освобождение колоний от метрополии. За федерацию стоял и Кант. Главное положение его: вечный М. не есть пустая мечта, он — та цель, к которой человечество приближается, правда, постепенно, но по мере своего усовершенствования, все с усиливающейся быстротой. Разум нам не говорит, что вечный М. будет осуществлен: это его не касается, но он говорит, что мы обязаны действовать так, как будто этот М. будет некогда достигнут. В числе новых политических идей, провозглашенных первой французской республикой, было осуждение войны, признание за всеми людьми одинаковых прав, обязанностей и интересов; вскоре, однако, революция эту политику М. заменила противоположной ей политикой пропаганды. Даже Наполеон I имел желание укрепить в Европе М. на основе общеевропейской федерации, но сам в конце концов должен был признать непрочность всего воздвигаемого одной силой. Продолжая традиции основателя династии, Наполеон III тоже одно время носился с идеями вечного М. На рубеже XVIII и XIX столетий идея вечного М. проникла и в Россию. Малиновский в 1803 г. доказывал, что все зло заключается в посланниках, которых надо уничтожить, а князь Платон Зубов составил фантастический проект раздела Европы, в котором Австрия совершенно упразднялась, а вся средняя Европа присоединялась к России. Творец священного союза император Александр I имел в виду основанием европейской пентархии дать прочные основы М.; державы высказали решимость «не отступать от строгого соблюдения принципов международного права» и обсуждать общие дела на особых съездах. Узость интересов отдельных держав и полицейский характер съездов парализовали, однако, всю деятельность конгрессов. Одновременно с этими практическими попытками все увеличивалось число теоретических проектов организации международного общества на началах представительства. Авторы этих проектов не требуют ни произвольного изменения и затем насильственного сохранения раз установленных границ государств, ни поглощения независимых народов в конфедерации, государственном союзе. Насколько возможно, они обращают внимание на фактические и жизненные условия, не позволяющие связывать государства подобной организацией, но допускают более свободное соединение государств, с подчинением их общеевропейскому конгрессу и международному суду. Так, швейцарский ученый Сарторий доказывал, что М. и развитие цивилизованных народов могут быть достигнуты только посредством учреждения всемирной представительной республики. Парье указывал на возможность учреждения международной комиссии, составленной из представителей правительств и народных собраний отдельных государств. Эдинбургский профессор Лоример в 1871 г. предлагает устроить ежегодные конгрессы уполномоченных от государств в Бельгии и Швейцарии для обсуждения и решения международных вопросов; по другому проекту его (1877 г.), международный конгресс должен заседать в Константинополе и состоять из палаты депутатов и сената; здесь же должен находиться и международный суд; в распоряжение их следует отдать международную экзекуционную армию. На представительстве государств основывает свой проект и Блюнчли; по его мнению, государства могли бы быть подчинены совету, в котором заседают лично государи или их уполномоченные, и сенату из депутатов от народных собраний; судебные дела должны решаться международным судом. Есть также анонимный проект царствовавшего монарха для установления «европейской империи цивилизации или синархии»; он предлагает три совета из выборных лиц — совет национальных церквей, национальных государств и национальных общин. Особый взгляд на возможность вечного М. высказывается графом Львом Толстым, желающим основать его на принципе непротивления злу насилием и распадения государств. В пользу вечного М. в настоящее время, помимо непрекращающейся пропаганды конгрессов М. (см.), все более распространяющегося убеждения о возможности мирного улаживания политических споров и страха перед опустошениями и общим разорением, которыми будет при новейших усовершенствованиях в военном искусстве сопровождаться европейская война, имеются следующие шансы: 1) разрастающиеся экономические потребности, приводящие все более к солидарности народов в экономическом отношении; 2) новые юридические начала, лежащие в основе новых государств и дающие менее простора династическим и т. п. притязаниям; 3) все более укрепляющийся международный союз государств («европейский концерт»), полной солидарности которого, однако, мешают главным образом 2 вопроса, могущие сделаться причиной будущей войны: эльзас-лотарингский и особенно восточный, в широком смысле.

Ср. Holtzendorff, «Die Idee des ewigen Völkerfriedens» (1882); Revon, «L’arbitrage international» (1892); Dreyfus, «L’arbitrage international» (1892); Larrogue, «De la guerre et des armées permanentes» (2 изд., 1864); Bluntschli, «Die Organisation des europäischen Staatenvereins» («Ges. kleine Schriften», 1881, т. III, и в «Gegenwart», 1878, 6—8—9); Rousseau, «Jugement sur le projet de paix universelle» (1761); Bentham, «A plan for an universal and perpetual peace» (в «Princ. of Intern. Law», ч. IV); Kant, «Zum ewigen Frieden» (1795); Moulins de Roqueforts, «De la solution juridique des conflits internationaux» (1889); Малиновский, «Рассуждение о мире и войне» (1803); Sartorius, «Organon des vollkommenen Friedens» (Цюрих, 1873); Lorimer, «Law of Nations» (1884, т. II); «Mission actuelle des souverains par l’un d’eux» (П., 1882); Pasquale Fiori, «Sul problema inernazionale della società giuridica degli stati» (1878); Fallati, «Die Genesis d. Volkergesellschaft» («Zeitschrift für d. ges. Staatswissenschaft», 1844); Roszkowski, «Ueber das Wesen und d. Organisation der internat. Staatengemeinschaft» (в «Zeitschrift für internat. Privat- und Strafrecht», 1893); граф Л. Камаровский, «О международном суде»; его же, «О политических причинах войны в современной Европе» («Ученые Записки Московского Университета»); «Война и мир» («Русская Библиотека», 1895, № 4); «Главные моменты идеи М. в истории» («Русская Мысль», 1895, 6) и «Факторы М. в современной жизни» (там же, 9).