ЭСБЕ/Морской царь

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Морской царь
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Михаила орден — Московский Телеграф. Источник: т. XIXa (1896): Михаила орден — Московский Телеграф, с. 911—912 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Морской царь — встречается в былинах о Садке и народных сказках. В первых он носит разные названия, то царя Водяника (Рыбников, I, 368), то Поддонного царя (там же, III, 242), то М. или заморского царя (там же, I, 371, 377). Всюду он изображается царем, причем упоминается дворец, поддонная царица Водяница и толпы М. девиц. Жилище М. царя помещается неопределенно: то в синем море, то на острове, то в Ильмень-озере. М. царь владычествует над рыбами и загоняет их в неводы тех людей, которым покровительствует. В былинах о Садке он сначала создает богатство Садку, а потом, когда Садко разбогател, требует его к себе в подводное царство. Кроме былины о Садке, М. царь играет значительную роль в сказке о Василисе Премудрой («Народ. рус. сказки» Афанасьева, V, № 23; VI, №№ 48, 49, 60, 61). Здесь он также хочет оставить у себя в подводном царстве героя (Ивана-царевича), но полюбившая царевича дочь М. царя, Василиса, убегает вместе с ним и спасает его от погони отца. Варианты этой популярной сказки с личностью, соответствующей нашему М. или водяному царю, широко распространены в европейском фольклоре и на Востоке (см. ст. Lang’a, «A far-travelled tale», в его книге «Custom and Myth»), Нашего былинного и сказочного М. царя следует отличать от Водяного духа (см.), который еще до сих пор занимает видное место в демонологических верованиях простонародья, особенно на С. Эти водяные, с одутловатым брюхом и опухшим лицом, живущие в омутах, особенно около мельниц, известные пьяницы, посещающие кабаки, играющие в кости, ворующие лошадей и коров и топящие людей, — совершенно отличны от былинного М. царя, который живет в богатых палатах и изображается страстным любителем музыки. По предположению Вс. Миллера, на былинный образ М. царя могли повлиять финские, усвоенные русским населением Севера, представления о М. боге Ахто или Ахти, так же как на гусляре Садке — отразиться финские сказания о дивном музыканте Вейнемейнене (эстон. Ваннемуйне). Ахти принадлежал у языческих финнов к числу великих богов, представлялся маститым старцем с травяною бородой, носил эпитет царя волн и владычествовал над водами и рыбами. Его богатства считаются неисчислимыми и состоят из больших кусков мифической драгоценности Сампо, упавшей с лодки музыканта Вейнемейнена к нему на дно морское. Вместе с Ахти царствует над водами его жена Велламо, добрая, щедрая хозяйка, благорасположенная к людям. Она соответствует нашей былинной царице Водянице, иногда помогающей Садку выбраться на Божий свет. Царя и царицу окружают толпы водяных дев — Велламон Нейот, т. е. девы Велламо. Финский Ахти представляется, как и наш М. царь, любителем музыки и ценителем дивной игры Вейнемейнена. Как М. царь дает богатый улов рыбы своему любимцу Садку, так бог Ахти загоняет рыбу в сети Вейнемейнена и, между прочим, щуку, проглотившую огонь (напоминающую былинную рыбу златое-перо). Более детальное сопоставление былинного М. царя с финским богом моря, изображаемым Калевалою (см.), и финскими сказками, см. в ст. Вс. Миллера «Отголоски финского эпоса в русском» («Журн. Мин. нар. пр.», ч. CCVI, отд. 2). Еще в настоящее время, по представлениям карел Олонецкой губ., водяник (называемый ими ведэпинэ или вези-кунингуой, т. е. водяной король) живет в озере или реке во дворце. Палаты его очень роскошны и сделаны из хрусталя, такого чистого, как первый осенний лед. Под водой у него целое хозяйство: он живет как богатый запасливый помещик, не зная ни в чем нужды, имеет даже стада коров комолых, с короткой лоснящейся шерстью и очень сытых (см. «Живая старина», 1893; вып. III, стр. 417). М. царь, изображаемый злым колдуном в сложной сказке о Василисе Премудрой, как и другие мотивы этой популярной сказки, мог войти в нее из бродячих сказаний, так что едва ли пригоден для уяснения русских языческих верований. Личность, соответствующая ему и притом с тем же эпитетом Morski Kralj, известна, напр., в хорутанской сказке в сборнике Валявца (стр. 186—191). Наконец, водяной царь встречается и в народных заговорах (см. «Великорусские заклинания», изд. Л. Н. Майковым, №№ 245 и 248), в которых исконные народные верования сильно смешаны с литературной традицией.