ЭСБЕ/Норт, Дадли

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Норт, Дадли
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Нибелунги — Нэффцер. Источник: т. XXI (1897): Нибелунги — Нэффцер, с. 377—378 ( скан · индекс ) • Другие источники: НЭС : DNB (1885—1900)


Норт (Sir Dudley North) — англ. политико-эконом (1644—91), вел обширную торговлю с Востоком, написал книгу под названием «Discourses upon trade; principally directed to the cases of the interest, coinage, clipping and increase of money» (Лонд., 1691). Н., в противоположность господствовавшей тогда меркантильной системе, выступил защитником свободы торговли; из опасения лишиться должности на государственной службе, он сам скупил почти все отпечатанные экземпляры своей книги и уничтожил их. Только в 1822 г. случайно был найден экземпляр этой книги, и тогда же она была вновь издана. Н. — один из наиболее выдающихся мыслителей XVII ст.; многие его мысли и положения опередили Адама Смита на целое столетие. Главные положения книги Норта: все цивилизованные государства в мире составляют один народ; отношение их к этому народу такое же, как города к государству, семьи к городу; промышленный кризис, разразившийся в каком-нибудь государстве и прервавший его торговые сношения с другими государствами, касается не только данной страны, но затрагивает интересы всей мировой торговли. Застой в торговле зависит не исключительно от недостатка денег, но также от переполнения рынков товаром или от запутанных внешних торговых сношений. Вывоз денег из страны не уменьшает, а увеличивает народное богатство, ибо в торговом обороте происходит взаимный обмен излишков. Нет торговли, которая не приносила бы пользы обществу; прибыль купца есть и польза общества, в состав которого купец входит. Деньги — это товар, иногда бывающий в изобилии, а иногда чувствуется недостаток его; во время войны сокращается денежный оборот, при заключении мира он возобновляется. Нельзя назвать человека богатым лишь ввиду того, что у него есть деньги; необходимо принять во внимание то, что он может приобрести на свои деньги. Естественному установлению цен не должно мешать государственное законодательство; точно так же нерациональны узаконения об уменьшении размера процентов, потому что изменение размера процентов зависит вполне от закона спроса и предложения. Происхождение земельной ренты — то же, что и процентов: в одном случае капиталист отдает взаймы излишний капитал, в другом лендлорд — излишнюю землю; но так как отданные взаймы деньги подвергаются опасности от нападений воров, а земля — нет, то плата за землю должна быть ниже, чем за капитал. Подробно останавливается Н. на вопросе о роскоши и ограничении ее законодательством. Страны, в которых действуют законы о роскоши, почти все бедны, ибо ограничение потребностей естественно действует угнетающим образом на предприимчивость населения; притом почти невозможно отделить излишние расходы по хозяйственной деятельности от личных расходов. Роскошный образ жизни богатого промышленника, конечно, может вызвать подражание; но ведь чем больше людей будет стремиться к накоплению богатств, тем больше увеличится народное благосостояние. В заключение, Н. указывает действительные причины предпочтения благородных металлов всякому другому имуществу: это — их редкость и обусловленная ею дороговизна их, плотность и малый объем, что особенно удобно при употреблении и пересылке их.