ЭСБЕ/Патенты на изобретения

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Патенты на изобретения
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Патенты на изобретения — Петропавловский. Источник: т. XXIII (1898): Патенты на изобретения — Петропавловский, с. 1—7 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Патенты на изобретения — т. е. на права исключительного пользования новыми изобретениями в сфере промышленности. П. называется иногда (английский, русский законы) документ на патентное право (brevet d’invention, letters-patent), которое носит тогда имя привилегии (русский закон 1896 г., португальский, австрийский 1852 г.). Правильнее держаться терминологии германского закона (по его примеру — венгерский и новый австрийский): П. — не документ, а самое субъективное право. Это более соответствует современному представлению о П. как об одном из видов имущественных прав, существующем отнюдь не в силу милости государственной власти. Хотя законы о П. появились в большинстве стран в середине XIX века или еще раньше (Англия 1623, 1852 гг.; Франция 1791, 1844 гг.; Соединенные Штаты Северной Америки 1836 г., Бельгия 1854 г.; Россия 1833 г., а как личная привилегия — впервые в 1814 г.), но еще в 60-х гг. потребность в таком институте отрицалась представителями промышленности и теоретиками в Англии (Bright), Франции (M. Chevalier) и Германии (Schäffle): говорили, что П. не оправдывается свойством труда, затраченного на изобретение, и не нужен самому изобретателю. В 70-х гг. наступил поворот во мнениях, и началось движение в пользу международной защиты изобретателей. Вопросы патентного права обсуждаются на международных конгрессах (важнейшие — Вена 1873 г., Париж 1878 и 1889 гг.), постановления которых выражают собой обыкновенно крайние пожелания изобретателей, урезываемые законодателями в интересах промышленности. На международном конгрессе в Брюсселе (8 мая 1897 г.) учреждена «международная ассоциация для выработки однообразия в нормах и дальнейшего развития защиты промышленной собственности». Усилия заинтересованных лиц в отдельных странах побудили правительства частью к пересмотру, частью к введению законов о П. (Германия 1877 г. и новелла 1891 г.; Швейцария 1888 г.; Англия 1883 г.; Испания 1878 г.; Турция 1880 г.; Швеция 1884 г., Япония 1885 г., Норвегия 1885 г., Венгрия и Португалия 1895 г., Россия 1896 г., Австрия 1897 г.). Некоторые государства еще в 1883 г. (Бельгия, Бразилия, Испания, Франция, Италия, Португалия, Сальвадор, Швейцария, Голландия, Сербия; позже к ним примкнули Гватемала, Англия, Соединенные Штаты Северной Америки, Тунис, Эквадор) заключили конвенцию, в силу которой подданные контрагентов и лица, имеющие оседлость в одной из стран союза, пользуются относительно П. защитой во всех других странах наравне с туземцами, под условием соблюдения местных формальностей. Союз имеет постоянное бюро в Берне. Государства, не примкнувшие к союзу, заключили сепаратные договоры, например, Германия — с Италией и Испанией (1883), с Австро-Венгрией (1891), Швейцарией (1892—1894), Австрия — с Сербией (1892). В настоящее время сомнения в целесообразности патентного права исчезли. Доказано, что только П. способен обеспечить интересы изобретателя, потому что не всякое изобретение можно сохранить в тайне; при отсутствии средств и предприимчивости трудно пустить его в ход; аванс во времени перед другими промышленниками благодаря огласке является мнимым. Доказаны и преимущества института для промышленности. Изобретателю нет надобности держать изобретение в секрете, и ни одно полезное изобретение не пропадает для человечества. Коренное условие П. — полное всеисчерпывающее раскрытие изобретения; недобросовестность влечет недействительность П. Обеспеченное на время обладание рынком привлекает к промышленности капиталы. Является стимул делать изобретения мелкие, незаметные, но все же двигающие промышленность; например, в 1896 г. в Англии из 30194 П. около 5000 пришлось на велосипеды. Во всяком случае П. есть наиболее целесообразное примирение интересов изобретателя со стремлениями промышленности к удешевлению производства. Статистика показывает, что развитие патентной защиты идет рука об руку с ростом промышленности. Так, в период по 1895 г. в 41 стране с патентными законами установлено 1544419 П.; из этого числа на одни Соединенные Штаты Северной Америки пришлось 562458 (почти треть). Сравнение периодов до 1870 г. и с 1870 по 1895 г. дает следующие данные: Франция — 100905 и 161796; Англия — 51337 и 171746; Бельгия — 33433 и 85746; Германия — 8833 и 92763; Италия — 3744 и 33654, Швеция — 1557 и 8208; Швейцария — 0 и 10738; Россия — 1379 и 4720. В России до 1833 г. было выдано всего 72 привилегии, до 1 июля 1896 г. — 6332 (министерством финансов), с 1890 г. — около 300 в год, преимущественно иностранцам; кроме того, с 1840 по 1897 г. министерством государственных имуществ выдано около 140 П. на сельскохозяйственные изобретения. Природа П. также спорна, как и природа авторского права. Воззрение, что П. есть договор с государством (плата за обнаружение секрета), упускает из вида, что власть не вправе отказать в патенте, если соблюдены законные условия. Оно имеет теперь мало сторонников; как риторическая фигура, оно встречается еще у французских писателей (Pouillet). Больше сторонников у теории умственной собственности; рассуждения аналогичны с аргументами в области авторского права (см. Литературная собственность); сравнение с собственностью не идет далее поверхностных аналогий (по Колеру, у права собственности и у П. одинаковое существо — исключительность экономической эксплуатации, одинаковое основание — труд). На самом деле, однако, между обоими институтами существует глубокое различие в целях: собственность защищает данный порядок имущественных отношений, П. — компромисс между изобретателем и обществом. Ближе к истине теория вознаграждения за услугу путем отмежевания рынка для исключительного сбыта (Шеффле). Наиболее правильная точка зрения выясняется при разграничении понятий права на изобретение и патентного права. В немецкой литературе много спорят о том, существует ли отдельное «право на изобретение», причем под изобретением разумеют воплощение технической идеи. Особого права на воплощенную идею нет, но есть, несомненно, право на имущественную выгоду, которую может доставить эксплуатация изобретения. Изобретатель, продавая свой секрет, уступает не само изобретение, а эту имущественную выгоду; в случае похищения изобретения и обнародования его изобретателю нельзя уже вернуть ни изобретения, ни имущественной выгоды, но в крайнем случае он может заставить похитителя вознаградить его за убытки. Североамериканские юристы метко определяют П.: an inchoate right (зародышное право). Путем П. имущественная выгода монополизируется в руках обладателя патента (не всегда являющегося и изобретателем) — и в этой исключительности все существо патента. Обладатель П. имеет исключительное право пользоваться изобретением в сфере промышленности и запрещать всякому другому это пользование; он один вправе изготовлять предмет изобретения, распространять, продавать и употреблять его для промышленных целей (кто изготовляет предмет чужого изобретения для своего домашнего обихода, для научных опытов и т. п., тот не нарушает П.).

Предмет П. — изобретение, т. е. новое решение какой-либо технической задачи в виде осязаемой вещи или способа. Изобретение прибавляет новую вещь (или новый способ производства уже известных вещей) к сумме материальных благ, созданных техническим трудом человека. Решение технической задачи на бумаге, без создания конкретной вещи или же способа в реальных формах, относится к области идей, которые объектом имущественного права становиться не могут; описание вещи или способа, существующих только в идее, может, в крайнем случае, стать только предметом авторского права. Не может быть предметом П. и открытие (хотя французский закон и русский 1833 г. и употребляют термины «изобретение» и «открытие», как синонимы): оно не создает новых вещей, а лишь обнаруживает существование в природе до тех пор неизвестных элементов и сил. Впрочем, строгое разграничение открытий и изобретений трудно, особенно в области химии (см. Изобретения и открытия). К изобретениям не причисляются конструктивные улучшения, свойственные развивающейся технике, но не обнаруживающие никакой творческой идеи; такой новый предмет подлежит защите разве как фабричный образец. Но и не всякое изобретение может быть предметом П.: во-первых, оно должно иметь промышленное применение, т. е. способность доставлять имущественную выгоду путем обращения в торговле его продуктов или путем применения его к созданию продуктов (североамериканское право: usefulness). Во-вторых, оно должно быть ново. Если изобретение составляет уже общее достояние, то сделать его объектом П. значит отнять у многих право на работу в известной области; патент тем и отличается от привилегий феодального строя, что не вторгается в сферу приобретенных прав, а распространяется на новую область. Определение новизны — важнейшая задача законодателя. По законодательству Соединенных Штатов, новизна относится к моменту концепции, когда в пределах С. Штатов явилось воплощение идеи в законченной модели: с этого момента изобретатель может еще целых два года не требовать П., описывать и публично приводить свое изобретение в действие, не теряя права на П. Не новым изобретение признается только в таком случае, если оно описано было раньше, чем сделана модель. Напротив, европейские законы относят новизну к моменту заявления об изобретении патентному учреждению. За исключением Англии, где заявитель должен письменно удостоверить, что он и есть изобретатель (в Соединенных Штатах требуется даже присяга), всюду в Европе спрашивают только, известно ли уже изобретение. Нужно, чтобы в момент заявления оно не было ни описано в обнародованных произведениях печати, так чтобы всякий сведущий мог воспроизвести его, ни публично употребляемо. Относительно предшествующих описаний законы (русский, французский) не различают обыкновенно ни времени, ни места. Германский закон 1891 г. ввел ограничение справок столетием до дня заявления: это устраняет возможность отказа вследствие случайного описания в старом сочинении. Отождествление иностранной литературы с туземной делает, однако, почти невозможным для иностранца получить П. за границей после того, как его изобретение уже описано в официальном издании патентного учреждения его родины. К устранению этого неудобства направлено правило германского, австрийского и других законов, по которому иностранец не теряет права на П. в течение известного срока (3—6 мес.) со дня обнародования заграничного официального описания; но появление описания в частном издании уже мешает получить П. В Англии заграничное печатное описание не должно находиться в какой-либо публичной библиотеке страны. У нас льготного срока для иностранца не существует, но при тождестве заявителя и обладателя заграничного П. все-таки можно получить П. Другим препятствием всюду в Европе служит публичное употребление или демонстрирование в пределах страны, когда всякий сведущий может повторить его (в противоположность секретному употреблению на своей фабрике или демонстрированию в узком кругу приглашенных). Международная конвенция 1883 г. установила, что обладатель П. в одной из стран союза сохраняет в течение 6 месяцев (7 — для заморских стран) приоритет на П. во всех других странах союза, несмотря на обнародование и публичное употребление. Чтобы не удерживать изобретателей от участия на международных или национальных выставках, придуманы так называемые выставочные П. (швейцарский, французский, австрийский законы; конвенция 1883 г.): в течение известного срока с открытия выставки возможно исполнить формальность, которая гарантирует право и по закрытии выставки в известный срок получить П. Постепенно (но еще не везде: ср. португальский закон 1895 г.) исчезают так называемые ввозные патенты: с чисто территориальной точки зрения признавалось новым всякое изобретение, неизвестное в стране (франц. 1791 г., англ. до 1883 г.), и патент получал тот, кто первый привез из-за границы изобретение, хотя бы явно чужое. Теперь большинство законодательств уже не награждает любознательных путешественников, и право на П. имеет только обладатель заграничного П. У нас закон отказывает в П., если изобретение известно за границей и там не привилегированно. Из общего правила о защите новых промышленных изобретений всюду изымаются изобретения противные законам и добрым нравам. Чтобы не поднимать цену на предметы народного продовольствия, большей частью не подлежат П. питательные и вкусовые вещества (германский, русский, австрийский; наоборот — французский законы); чтобы не поощрять медицинского шарлатанства за счет легковерия болящих, изымаются лекарственные вещества. Способы приготовления всех этих веществ обыкновенно входят в область П. (у нас исключаются и способы приготовления лекарств). Особо стоят по разнообразию норм химические вещества и их приготовления. Одни законы не дают П. на химические вещества, так как видят в них предмет открытия, но защищают способы приготовления (германский, русский); другие не защищают и способов приготовления (напр. в Швейцарии, где это — уступка химической промышленности; отсюда правило швейцарского закона, что П. возможен только на изобретения, представленные в модели); третьи (французский, английский, Соедин. Штатов) дают и на сами вещества, раз они имеют промышленное значение и производят технический результат (например новые краски).

По самому свойству П. он не может быть установлен раньше, чем изобретение закончено: до тех пор, пока нет объекта, имеющего промышленное значение, и невозможно провести границу между новым и известным. Раз изобретение закончено, его признаки должны быть кристаллизованы, иначе неизбежно было бы вторжение изобретателя в чужие сферы деятельности и, наоборот, немыслима была бы защита от нарушений П. Кристаллизация признаков достигается описанием изобретения. С момента передачи описания патентному учреждению никакие изменения по существу изобретения не допускаются, или же днем заявления должен считаться новый момент; только таким образом возможно охранение приоритета. Допускаются только изменения формальные или второстепенные, но и те, пока не сделана вызывная публикация (герм., австр.); у нас — в течение 3 месяцев со дня заявления. После того всякое изменение может стать только содержанием дополнительного П. или отдельного П. на усовершенствование. Особенность дополнительного П. та, что срок его истекает вместе с окончанием главного П., но он не облагается периодической пошлиной. В Англии в Соединенных Штатах Северной Америки дополнительные П. неизвестны; изобретатель вправе во всякое время изменить свое описание, но с соблюдением условий для установления П. вообще. В некоторых странах обладатель П. имеет приоритет на заявление об усовершенствовании своего изобретения (напр., французский, русский законы — в течение 1 года). Когда П. на дополнение или усовершенствование приобретен другим изобретателем, для эксплуатации его необходимо соглашение с первым.

Независимо от П., предполагающего законченное изобретение, в Соединенных Штатах Северной Америки, Англии и Швейцарии существует специальная защита приоритета; она начинается раньше, чем изобретение готово. В Соединенных Штатах Северной Америки возникла система caveat’ов: сделанное в общих чертах описание изобретения хранится в течение года в патентном архиве; в это время изобретатель может работать дальше над своим изобретением, и если он в срок представит законченное описание, моментом концепции будет считаться время получения caveat’a; в промежутке его уведомляют о всяком заявлении аналогичного изобретения. Получение caveat’a далеко не всегда оканчивается взятием П. В 1896 г. в Соединенных Штатах было взято 2271 caveat и заявлено готовых изобретений 42077, а получено П. только 23312. В Англии различается защита на основании предварительного описания от защиты на основании полного описания: первое содержит сущность изобретения, но не указывает, как его осуществить; на представление второго изобретатель имеет 9 месяцев, и в продолжение этого времени охраняется его приоритет. В Швейцарии предварительный П. имеет силу 3 года и дается изобретателю до представления модели; но само описание должно быть закончено раньше получения предварительного П. Как и в Англии, предварительная защита только охраняет приоритет, но не дает права преследовать контрафакцию.

При установлении П. принадлежность изобретения обычно (о Соединенных Штатах Сев. Америки и Англии см. выше) не проверяется: на П. имеет право первый заявитель. Целесообразность правила очевидна: изобретатель вынуждается не медлить с заявлением. Когда одновременно сделано два заявления, П. предоставляется один общий для обоих или же сперва разрешается спор о приоритете. П., однако, есть премия не за скорость, а за изобретение, и потому в случае заимствования изобретения из чужих описаний, рисунков, приборов П. недействителен. В Германии действительному изобретателю дана льгота: в течение месяца после признания его права он может для охранения своего приоритета просить, чтобы моментом его заявления считался канун того дня, когда заявил похититель. Для обладания П. не требуется дееспособности: и подопечные, и несостоятельные должники могут получать П. Особое положение занимают изобретения фабричных рабочих или служащих и должностных лиц. Вопрос о принадлежности П. рабочему или хозяину может разрешаться договором; заслуживает внимания австрийский закон 1897 г. o недействительности договора, которым рабочий отказывается от участия в выгодах от его изобретения. Когда нет договора, в Соединенных Штатах Сев. Америки владелец фабрики ни в каком случае не может иметь П. на изобретение служащего, а вправе только требовать разрешения пользоваться им за плату (license). В Западной Европе, напротив, различают следующие случаи: если служащий, рабочий, чиновник прямо приставлены к тому, чтобы работать в направлении усовершенствования производства (колористы, инженеры строительных предприятий, офицеры на артиллерийских заводах), то П. на их изобретения (внутри страны, но не за границей) принадлежит владельцу предприятия; если же изобретение не входит в круг обязанностей рабочего и т. д., то, хотя бы оно сделано было в служебное время и в помещении фабрики, П. принадлежит самому рабочему. Швейцарский закон 1895 г. устанавливает право федерального совета на все профессиональные изобретения союзных чиновников; особое вознаграждение за важные и полезные изобретения выдается по усмотрению совета. Обыкновенно иностранцы не отличаются от туземцев, но особое условие существует всюду для лиц живущих за границей: для приобретения П. они должны иметь представителя. Местожительством последнего определяется подсудность по искам к обладателю П.; при отсутствии такого представителя нельзя начинать преследования за нарушение П. (герм., швейц., австр.). В Германии и Австрии образовались специальные «патентные адвокаты», стремящиеся к сословной организации; в Австрии представитель должен быть обязательно из их среды. Права иностранцев обыкновенно не обуславливаются взаимностью, но германские и австрийские законы содержат угрозу репрессалий против подданных тех государств, которые стали бы делать у себя различия между своими и чужими. В Соединенных Штатах Северной Америки иностранцы не имеют права на caveat, если прожили в стране меньше года. Существование П. всюду обусловлено уплатой пошлины, то ежегодной, то за более продолжительные периоды (например, в Англии сперва за первые 4 года, а потом ежегодно); то равномерной (во Франции — 100 франков в год), то прогрессивной (у нас с 15 руб. до 400 руб. за 15-й год; в Германии — правильная прогрессия — 50 марок в год). Пошлина (и единовременный предварительный взнос) покрывает расходы государства по проверке, публикациям, хранению коллекций и т. д.; в промышленных странах остается еще чистый доход (например в 1896 г. в Соединенных Штатах Сев. Америки из собранных 1324060 долларов осталось 210646, в 1895 г. — в Германии из 3411833 марок — 1936942 марки). У нас пошлина ни в каком случае не возвращается, на Западе — возвращается, если П. погашен раньше срока, до которого сделан взнос. П. не нарушает ранее приобретенные права: кто добросовестно пользовался изобретением в момент установления П. или приготовился им пользоваться, тот может пользоваться им и впредь, безразлично, в своей ли мастерской или давая заказы другим фабрикантам, но только для нужд своего предприятия; уступить свое пользование изобретением он вправе только вместе с продажей фабрики (германский закон). В Австрии такой предшествующий обладатель изобретения может потребовать от обладателя П. удостоверения, что он не нарушает П.; в Швейцарии его можно заставить выставить на своих изделиях № патента. Наш закон не предусматривает такого случая. Действие П. подвергается и другим ограничениям. Во-первых, государство может пользоваться военными изобретениями (если на них вообще выдается П.), не стесняясь существованием П.; у нас без всякого вознаграждения, на Западе — с платой. Во-вторых, орудия передвижения (пароходы, локомотивы), прибывающие в страну на время, не подвергаются действию П. (германский, английский законы); у нас это ограничение неизвестно. Как имущественное право, П. может быть объектом разнообразных гражданских сделок: завещания, продажи, залога, отдачи в пользование полное и частичное, за единовременное, периодическое или поштучное (тантьема) вознаграждение. В общественном интересе свобода распоряжения П. подвергается ограничениям. Возможна, во-первых, экспроприация П. (германский, швейцарский, австрийский, английский законы) в пользу государства или на пользу общую, за вознаграждение, определяемое судом. Во-вторых, свобода распоряжения П. прекращается, когда она вредит интересам национальной промышленности. Случается (Соединенные Штаты), что П. берутся и скупаются не для того, чтобы под их охраной эксплуатировать изобретение, а чтобы, напротив, уничтожить соперничество с другим. Случается и так, что иностранец берет П. и затем ввозит патентованный предмет из-за границы, ничего не делая для развития туземной промышленности, подготовки рабочих ко времени окончания П. и т. д. Отсюда законы о том, что изобретение должно быть не позднее известного срока приведено в действие в самой стране и что обладатель П. не вправе отказывать в разрешении эксплуатировать изобретение (Licenzzwang). Так, в Германии, Австрии, Англии, Швейцарии П. погашается через 3 года, во Франции — через 2 года, в России — через 5 лет, если обладатель П. не сделал всего, что нужно, чтобы привести изобретение в действие. На Западе это предполагает чью-нибудь жалобу и угрозу со стороны патентного учреждения отнять П., если в известный срок не будет исполнено требование закона; у нас погашение наступает само собой, и чтобы избежать его, нужно представить удостоверение фабричной инспекции. Фактически заграничные обладатели русских П. вовсе не приводят изобретения в действие в России. В Швейцарии для сохранения силы за П. достаточно приведение изобретения в действие за границей. Во Франции привоз патентованных вещей из-за границы влечет за собой прекращение П.; но Франция участвует и в международном союзе 1883 г., в пределах которого такой привоз разрешается. О принудительном дозволении эксплуатации наш закон ничего не знает; на Западе же, если с установления П. прошел известный промежуток времени (герм., англ., швейц., австр. — 3 года) и в интересе населения лежит развитие данной отрасли промышленности, а обладатель П. не дает разрешения — хотя ему предлагают и вознаграждение, и гарантию, — дозволение может быть дано против его воли и вознаграждение определено патентным учреждением (в Швейцарии могут совсем отобрать П., если обладатель при этом ввозит патентованные продукты из-за границы); так же точно поступают и тогда, когда разрешения требует обладатель П. на такое изобретение, которое тесно связано с другим и не может быть пущено в ход отдельно. От П. можно отказаться прямо или молчаливо — прекратив взнос ежегодной пошлины. Пропуск срока на взнос принимается за отказ. Восстановление срока не допускается французским, германским, русским законами; оно возможно в Англии. Нормально П. прекращается истечением законного срока. Срочность П. объясняется теми же соображениями, как и срочность авторского права (см.). По большинству законодательств продолжительность П. — 15 лет; в Соед. Шт. Сев. Америки 17 лет, в Англии 14 лет, в Бельгии 20 лет. Статистика показывает, что 15 лет вполне достаточно для вознаграждения изобретателя; так, в Англии в период 1891—1895 гг. только 30,7% достигали 5 летней продолжительности, 8 лет выживало только 14,6%, а 14 лет — всего 5,8%. Немногие законодательства допускают продление П. дальше законного срока (в Англии — еще на 14 лет, но в совершенно исключительных случаях). Во Франции в период с 1844 до 1889 гг. было всего два случая продления П. в законодательном порядке. Весьма важно точно определить начало действия П. Обыкновенно (франц., герм., швейц., англ.) это — момент подачи заявления об изобретении; иногда (австр.) — день вызывной публикации; у нас — день подписания П. министром (фактически это удлиняет защиту на 1—2 года). Забота об интересах национальной промышленности вызывала в прежних законах правило, что П. не может длиться долее, чем кратчайший из заграничных П. (французский; у нас осталось по закону 1896 г.). Новейшие законы, однако, отказываются от этого ограничения (германский, английский 1883, австрийский 1897, Соед. Штатов Сев. Америки с 1 января 1898 г.), потому что, если проводить его последовательно, для выдачи П. необходимо взятие его повсеместно, между тем как в Голландии, например, совсем не существует законодательства о П. Во Франции П. признается недействительным, если суд установит, что изобретение не было ново, или касается лекарственных веществ, или представляет отвлеченную идею без промышленного применения, или противно общественному порядку, или умышленно не так названо, или описание составлено недобросовестно. В Германии, где порядок установления П. иной, реже возможны решения о недействительности П. вследствие недостатков в описании. В нашем законе смешиваются случаи прекращения действия П. и случаи признания их недействительными. Споры о недействительности П. часто ограничиваются известным сроком; так, в Германии иск о недействительности П. вследствие недостатков в самом изобретении возможен только в течение 5 лет; в Австрии спор против добросовестного обладателя неправильного П. допускается в течение 3 лет; у нас срок для спора против принадлежности и правильности выдачи П. — только 2 года, а после того возможно только уголовное преследование за присвоение; не ограничено сроком у нас требование уничтожения П. вследствие недостатков в описании, так что предварительная проверка у нас мало гарантирует и публику, и изобретателя.

В отношении порядка установления патентов законодательства распадаются на две большие группы, между которыми лежат переходные формы. Порядок регистрации заявлений наиболее удобен для изобретателя; достаточно представить описание, и, если оно ясно и не касается явно запрещенных предметов, патент устанавливается. Ни новизна, ни принадлежность изобретения, ни добросовестность описания не проверяются; П. устанавливается на риск и страх заявителя, без ручательства правительства в чем бы то ни было. Так организовано установление П. во Франции, Бельгии, Италии Испании и Португалии, а вне Европы — в Бразилии и Японии. В пользу этой организации приводят ее крайнюю простоту (например во Франции префекту подается запечатанный пакет для отметки дня; пакет отсылается в министерство земледелия и торговли, где заявление рассматривается с формальной точки зрения. и затем выдается свидетельство на П.); П. выдается скоро; непризнанный гений не рискует получить отказ; все возражения против П. проверяются позже, в случае спора — а так как количество споров ничтожно по сравнению с числом всех П., то огромное большинство изобретателей пользуются спокойствием с самого начала. Противники этого порядка возражают, что нередко П. берутся на мнимые изобретения, ради рекламы; описания не содержат в себе всей правды; вследствие косности публики споры часто вовсе не возбуждаются, и промышленность терпит ненужные стеснения и убытки. Некоторую модификацию этого порядка представляет Швейцария: федеральное «бюро для умственной собственности» секретно предупреждает заявителя, что его изобретение не ново; затем от него самого зависит, установить ли П. или отказаться от заявления. Переход ко второй группе представляет вызывной порядок (Венгрия): предварительная проверка патентоспособности ставится в зависимость от инициативы публики; делается публикация, и если в известный срок явится возражение, то патентное учреждение приступает к проверке. Вызывная публикация составляет только одну из стадий производства при системе предварительной проверки, которая действует в Соединенных Штатах Сев. Америки, Англии, Германии, Швеции, Норвегии, Дании, Австрии (с 1900 г.) и России и имеет в виду главным образом охранение публичного интереса. При ней почти устраняется возможность эксплуатации рынка недобросовестными обладателями П. и опасность вовлечения в предприятие людей, верящих в достоинство или принадлежность изобретения. Описания должны обнимать собой все изобретение, без утайки. Неосновательный отказ возможен, но при хорошей организации порядка обжалования опасность незначительна. Помимо всего, в составе патентных учреждений формируется персонал специалистов, стоящих на уровне технического прогресса. Как отзывается проверка на количестве П., показывает статистика: например в 1894 г.

Страны с системой регистрации Заявлено
изобретений
Выдано
патентов
Франция 10792 10431
Бельгия 5566 5548
Италия 2460 2420
Швейцария 1949 1690
Страны с предварительной проверкой
Соединенные Штаты Сев. Америки 37082 20039
Англия 25386 11699
Германия 14964 6280
Швеция 1386 877

Предварительная проверка возлагается на специальные патентные учреждения (у нас — комитет по техническим делам при департаменте торговли и мануфактуры). Это — административные учреждения, состав которых на Западе пополняется из техников и юристов; тщательно определен и порядок обжалования в случае отказа в выдаче П. В Германии и Австрии патентные учреждения делятся на отделения, из которых одно проверяет заявление, а другое рассматривает жалобы на первое. В Англии на Comptroller’a существует апелляция к law-officer’y; в Соединенных Штатах Сев. Америки отказ можно обжаловать в высший суд Колумбийского округа. У нас комитет распадается на отделы без определенной компетенции; жалоба направляется в общее присутствие комитета. В Германии при известных условиях члены патентного учреждения пользуются несменяемостью. При системе предварительной проверки производство по установлению П. проходит несколько стадий: проверка, есть ли основание публиковать о заявлении изобретения; публикация о вызове на возражения (при этом на 3ападе для облегчения возможности установить П. за границей публикация может быть отсрочена на 3 или 6 месяцев); разбор дела по возражениям и новая проверка; определение о выдаче П. или отказ. О результатах свидетельствует, например, статистика Германии за 1896 г.: заявлено было изобретений 14686; дошло до вызывной публикации 6205; выдано всего 5410 П. Пределы проверки не везде одинаковы: так, в Германии новизна проверяется с абсолютной точки зрения, в Англии — лишь по сравнению с еще не рассмотренными заявлениями. На обязанности патентных учреждений лежит обнародование описаний, составление библиотек и коллекций, которые доступны обозрению всех желающих, ведение реестров, в которых отмечаются все изменения, касающиеся отдельных П. Споры об уничтожении П. разбираются обыкновенно общими судами; в Германии и Австрии устроены для этого специальные суды — третьи отделения патентных учреждений; в Германии апелляция идет в имперский суд, в Австрии — в патентный суд (из членов кассационного суда). У нас споры эти ведаются общими (не мировыми или коммерческими) судами.

Нарушение патентного права (контрафакция, привоз из-за границы, продажа) связано с ответственностью за убытки. Если патентован способ приготовления, то в интересах изобретателя иногда (напр., германский закон) устанавливается презумпция, что всякий однородный предмет изготовлен патентованным способом. Умысел карается уголовным законом всюду, но только по жалобе потерпевшего; возможность примирения всюду вне сомнения; только в нашей судебной практике многие относят нарушение 1353 статьи Уложения о наказаниях к преступлениям против фабричного устава, не оканчивающимся примирением. Кара — штраф (у нас от 100 до 300 руб.), альтернативно штраф и тюрьма (герм.), или совокупно тюрьма и штраф (швейц.), или тюрьма при рецидиве (франц.). У нас отсутствует постановление о конфискации поддельных произведений (ср. франц. зак.) и о праве публиковать приговор за счет виновного. Вообще у нас и уголовная, и гражданская репрессия слабее. В Германии независимо от наказания, но взамен иска об убытках потерпевший может просить о присуждении ему до 10000 марок в виде гражданского вознаграждения. Уголовное преследование обыкновенно погашается сокращенной давностью (например Германия — 3 года, Швейцария — 2 года). В некоторых странах (Швейцария, Соед. Шт.) обязательно на патентованных предметах или на их упаковке обозначать, что предмет патентован; иначе или утрачивается право преследования контрафакции (швейц.), или обязанность доказывать умысел ложится на потерпевшего (герм.-швейц. договор 1892—94 гг.). Западные законодательства карают недобросовестную конкуренцию (Соед. Штаты Сев. Америки, Англия, Германия, Швейцария), например, ложное обозначение на изделиях или упаковке, будто предмет патентован, или употребление в рекламах и на вывесках знаков, могущих ввести в заблуждение относительно существования П. Во Франции карается пропуск слов sans garantie du gouvernement при обозначении, что имеется П.

Литература. Schäffle, «D. nationaloekon. Theorie der ausschliessenden Absatzverhältnisse» (1867); Kohler, «Deutsches Patentrecht» (1878); его же, «Forschungen aus dem Patentrecht» (1888); его же, «Aus dem Industrierecht» (1889); Mittler, «Beiträge zur Theorie des Patentrechts» (1894); Munk, «D. Patentrechtliche Licenz» (1897); Seligsohn, «Patentgesetz» (1892); «Stenogr. Berichte der Enquete-Kommission» (1896); Beck von Managetta, «Das neue oesterreichische Patentrecht» (1897); Pouillet, «Traité des brevets d’invention» (1889); Edmunds, «The Law and Practice of Letters Patent for Invention» (1890); Gfeller, «La protection de la propriété immatérielle en Suisse» (1895); Meili, «Principien d. schweizer. Patentrechts» (1890); Merill, «American and English Encyclopaedia of Law», sub verbo: patent; Gareis u. Werner, «Patentgesetzgebung» (продолж. — Neue Folge). Текущее законодательство, судебные решения и статистика в «Blatt für Patent-Muster und Zeichenwesen» (изд. в Берлине с 1894 г.). См. еще Энгельмейер, «Изобретения и привилегии» (1897).

М. Брун.