ЭСБЕ/Платен, Август

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Платен
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Петропавловский — Поватажное. Источник: т. XXIIIa (1898): Петропавловский — Поватажное, с. 821—822 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ADB : Britannica (11-th)


Платен (фон Галлермюнде, Август, граф Platen, 1796—1835) — один из наиболее выдающихся поэтов Германии. Уже в самые молодые годы обнаружил задатки поэтического таланта и интерес к умственным занятиям; но по желанию родителей ему пришлось поступить в военную службу, прохождение которой (заставившее его, между прочим, принять участие в последнем походе против Наполеона в 1815 г.) не мешало ему усердно заниматься наукой и литературой и писать стихи, большею частью патриотически-политического характера. Получив после похода долговременный отпуск, он поступил в Вюрцбургский университет, где изучил языки латинский, греческий, персидский, арабский, итальянский, французский, испанский, португальский, английский, голландский и шведский. Из Вюрцбурга он перешел в унив. Эрлангенский, где сильное влияние оказал на него своими лекциями Шеллинг, заинтересовавшийся даровитым и любознательным юношей. Семилетнее пребывание в Эрлангене было временем широкой и непрерывной деятельности П. в избранной им сфере. Он находился еще тогда в оковах романтизма, и это направление его ума и фантазии нашло себе первое литературное выражение в появившихся в 1821 г. «Газелях» — плод того общего увлечения Востоком, толчок к которому дал Фр. Шлегель своими лекциями и особенно Гете своим «Восточно-западным Диваном». Затем последовали «Новые газели» и сборник стихов в том же роде под загл. «Зеркало Гафиза», которыми П. благодаря особенно их внешней форме вызвал одобрение многих истинных ценителей и самого Гете; в то же время появились и другие его стихотворения, не имевшие восточного характера, настолько незначительные, что сам автор, доходивший в своем самообожании до смешного, не включил их в позднейшее собрание своих сочинений. Первым драматическим опытом П. был написанный в прозе отрывок «Смерть Марата», за которым следовали: написанная под влиянием испанцев с одной стороны и Шеллинга с другой романтическая сказка «Стеклянная Туфля», комедия «Сокровище Рампсенита» (переход к особенно культивировавшейся автором впоследствии «аристофановской» комедии), комедия «Беренгар» — в стихах и прозе, драма «Верность за верность» и полуфантастич. пьеса «Башня с семью воротами». Все это — произведения, в которых П. продолжал еще вращаться в романтической сфере. Но выход из нее и притом с крайне враждебным отношением к ней был недалек; врожденное чувство строгой античной красоты влекло П. в область классической поэзии. Первым сильным стимулом к переходу на эту дорогу послужила поездка П. в Италию, плодом которой явились написанные в классической форме (по образцу Гете) «Сонеты из Венеции». Вернувшись решительным противником романтизма и особенно уродливых уклонений его в драматической литературе, которой Платен придавал весьма важное, даже национальное значение (статья «Das Theater ein Nationalinstitut»), он выразил свой протест против сильно размножившихся в ту пору так наз. «трагедий судьбы» (Schicksalstragödien), написав «аристофановскую» комедию «Роковая вилка» (Die verhängnissvolle Gabel), в которой сатирический элемент — впрочем, в довольно отвлеченной форме — соединен со строго классической внешностью. Все более и более увлекаясь античным классицизмом не только в поэзии, но и в области изящных искусств, в то же время раздражаемый и равнодушием публики, П. решился совсем переехать в Италию. Получив от нового баварского короля Людвига I отпуск на неопределенный срок (он все еще оставался в военной службе), П. выехал из Германии в 1826 г. С этих пор жизнь его до самой кончины (в Сиракузах) проходит в переездах из одного итальянского города в другой, с несколькими временными отлучками в Германию, а литературная деятельность принимает почти исключительно «классический» (главным образом относительно внешней формы) характер, только изредка нарушаемый произведениями, имевшими связь с действительностью вообще и современною действительностью в частности. Первый вид деятельности нашел себе выражение в многочисленных одах, эклогах, гимнах, эпиграммах (очевидно, под влиянием Гете), двустишиях и т. п., в которых образцами служили Гораций, Теокрит и Пиндар. Выражением его связи с современною действительностью послужили стихотворения, вызванные июльскою революцией во Франции и проникнутые горячим сочувствием к этому перевороту, — знаменитые, дышащие высоким лирическим одушевлением как в содержании, так и в языке, «Polenlieder», написанные по поводу польского восстания («Падение Варшавы», «Колыбельная песня польской матери» и друг.), несколько других стихотворений в том же роде и, наконец, драма «Лига в Камбрэ» (Die Liga von Cambrai), тоже с политически-патриотическим характером. Отчасти к этому же роду реалистических произведений принадлежит и написанная им в этот период вторая аристофановская комедия — «Романтический Эдип», направленная опять против романтической трагедии, но имевшая уже чисто личный характер, отзывавшаяся даже пасквилем, направленным против врагов автора (и за который скоро жестоко отплатил ему тоже пасквилем, но в высшей степени остроумным, Гейне, грубо задетый в этом произведении). В числе других работ П. можно упомянуть еще поэму «Абассиды» и исторические «Рассказы о Неаполитанском королевстве». Полное погружение Платена в античный мир, сообщавшее большей части его стихотворений какую-то мраморную холодность и выражавшееся притом преимущественно в часто доходившем до крайней утрировки и противоречившем духу немецкого языка стремлении усовершенствовать внешнюю форму стиха и языка, было причиною того сперва враждебного отношения, а потом равнодушия, с которыми встретило произведения П. поколение, одушевленное совсем иными идеалами; только его политически-патриотические стихотворения (да и то не все, все из-за той же погони за классической формой) несколько сближали поэта с массой. «Во все продолжение своей деятельности (так характеризует ее один из лучших историков немецкой литературы) П. сохранял ненарушимыми серьезное увлечение искусством и благородные достоинства характера; все его стихотворения носят следы глубокого и непоколебимого стремления к совершенству формы, печать внутренней светлой безмятежности, исходящей из чистого служения искусству; те немногие стихотворения его, в которых, по-видимому, пробивается разъедающая меланхолия (тут критик имеет в виду некоторые проблески Платеновского «байронизма» в первых его произведениях), исчезают перед большим количеством остальных». Таким образом, в П. мы имеем служителя «искусства для искусства», доводившего это служение до крайней степени. Лучшие биографии П.: Minkwitz, «Graf P. als Mensch und Dichter» (1838); Besson, «Pl.; étude biographique et littéraire» (1894). На русский язык из Платена переведено всего два-три стихотворения.