ЭСБЕ/Сапожное мастерство

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Сапожное мастерство
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Саварни — Сахарон. Источник: т. XXVIIIa (1900): Саварни — Сахарон, с. 380—385 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Сапожное мастерство. Краткие исторические данные [1]. — В теплом климате человек нуждался лишь в защите ступни от острых камней, в холодном ему нужно было, сверх того, защищать ногу от холода. Жителей юга и теперь удовлетворяют разного рода «сандалии» (табл. «Обувь», рис. 2, 18, 29) и деревянные башмаки («сабо» французских поселян). От сандалии незаметный переход к башмаку: уже ассирийская сандалия имела невысокий задок, а у греков были в употреблении башмаки, оставлявшие свободными пальцы, и даже высокие дамские сапожки, со шнуровкой. Сапог мог получиться от пришивания к краям башмака покрытия для верхней части ноги, как на фиг. 20 и 32.

Германцы и другие варвары обвязывали ноги шкурами и тканями; от этого обычая получились «поршни», состоящие из одного куска кожи, проткнутого по краям. Американский мокасин (фиг. 31) более других типов подходит к этому роду обуви. Высокие сапоги вошли в употребление лишь в средние века. (Об употреблении сапог в Древней Руси см. ст. Сапоги и ст. Костюм). В Германии в эпоху Карла Великого довольно вычурные башмаки составляли принадлежность вооружения. С развитием рыцарства начали вытягивать носки обуви и прикрывать ее железом.

Во времена Филиппа Красивого длина обуви доводилась до 2 фт.; чем знатнее был обладатель, тем длиннее были носки. С конца XV стол. эта мода стала проходить, и рыцари стали носить обувь с несоразмерно широкими носками («гусиные лапки», «медвежьи лапы»). Ботфорты вошли в моду во времена Тридцатилетней войны. В наше время существенное влияние на форму обуви произвели, с одной стороны, исследования гигиенистов, а с другой — открытие каучука, позволившее делать удобные для надевания полусапожки с «резинками». Ср. Flatow, «Das Schuhmacher-Handwerk in seiner Entwickelung» (Мюнхен, 1890).

Сапожное мастерство. — В настоящее время сапожники и башмачники редко изготовляют сами всю обувь, но приобретают верхнюю часть у «заготовщиков» и ограничиваются прилаживанием подошвы по мерке. Такое разделение труда было вызвано главным образом распространением скороработающих швейных машин. Для легкой обуви употребляются кожи — сафьян, шагрень, лайка, и ткани — ластик, прюнель, парусина, плис — и т. п.; из всех этих материалов верх обуви выкраивается и сшивается «заготовщиками», обыкновенной машинной строчкою, в две нитки. Для такой работы нужны три типа швейных машин: для строчки более удобна машина со столбом (табл. II, фиг. 17), потому что она допускает самую разнообразную работу; особая обшивная машина (табл. II, фиг. 18), прострачивающая ремешки, которыми обшивают край легкой обуви, и машина Зингера для обметки петлей (табл. II, фиг. 19). Для сапог «вытяжных», из телячьей дубленой кожи «опойки», или из более грубой коровьей кожи «выростка», или же из лошадиной, которая мало ценится, несмотря на свой красивый вид, так как плохо пропускает испарину, переднюю часть сапога, так наз. «крюк», изготовляют особые «кожевенные» мастера. Они обыкновенно начинают с того, что строгают кожу с изнанки, так называемой «бухтармы», чтобы придать ей везде равную толщину и гладкость, затем выкраивают «крюк», сильно размачивают его в теплой воде и натягивают руками с помощью особого винтового зажима на форму, вырезанную из доски (табл. I, фиг. 3); прибитый, где нужно, гвоздями «крюк» оставляют сохнуть на форме, и он потом более не изменяет своего вида. Кожа при этом садится в «подъеме» и растягивается по краям (как видно на фиг. 3 по чертам, проведенным на вытягиваемой коже). Кроме строчки, машинной или ручной, сапожники употребляют еще «шов» в один конец и «тачание в два конца». При этом не пользуются иголками, а в конец, пропитанный варом (см.), нити «всучивают» длинную упругую щетинку, легко проникающую через прямой или изогнутый прокол, предварительно сделанный в коже шилом. Делается это для получения шва плотного, непроницаемого для пыли и даже для воды: пока игла проходит через проколотое ею отверстие с нитью, сложенною вдвое, она временно раздвигает упругую ткань, но в малоупругой коже она оставляет проход, не вполне заполняющийся нитью. Напротив того, щетинка в заостренном конце С. «дратвы» тоньше самой этой дратвы, так что ее можно протянуть через отверстие, как раз равное поперечному сечению дратвы. Кроме того, липкий вар приклеивается к коже и не допускает расползания шва даже тогда, когда перетрутся части дратвы, выступающие наружу. Для тачания и сшивки употребляется дратва, ссученная из пеньковой или льняной «пряжи» в 4—15 нитей. Для приготовления «конца» такой дратвы, который должен соответствовать длине предполагаемого шва, наматывают пряжу через локоть и пальцы руки так, чтобы получился моток такой длины и во столько нитей, сколько нужно, и перерезывают его в одном месте. У каждой нити полученного пучка параллельных нитей равной длины раскручивают одно место, вершка на 4 от конца, катая его ладонью по колену своей ноги от себя (потому что волокна нити скручены как левый винт), и затем разрывают ее на этом месте: получается растрепанный конец, в котором отдельные волокна имеют неодинаковую длину. Повторив ту же операцию с другими концами пряжи, отдельные нити натирают «С. варом» (см.) и ссучивают их вместе (см. Канатное произв., Нитки, Пряжа,). Тогда свободные заостренные концы соединяют в два пучка и каждый ссучивают в заостренную оконечность ок. вершка длиной. Выбрав щетинку соответственной дратве толщины, ее раздваивают с наружного мохнатого конца на половину длины: более толстую половину ссучивают с одним из заостренных оконечностей «конца», так чтобы его острие пришлось как раз в месте раздвоения щетинки. Другую половинку этой щетинки обвивают сверх этого соединения в направлении «правого винта», а вторую оконечность закручивают и навивают туда же, сверх щетинки, влево. После этого «конец» прокалывают тонким шилом в том самом месте, где приходятся оба конца всученной щетинки, просовывают ее свободный конец в эту дырку и продергивают насквозь: от этого всученные кончики щетины попадают внутрь пеньковых волокон и держатся прочно. Таким приемом всучивают щетинки в оба конца дратвы для тачания «в два конца» и только в один, если хотят делать шов «в один конец». Перед употреблением дратву слегка «вощат», чтобы она лучше скользила в проколе. Сшивать приходится обыкновенно наложенные один на другой и временно укрепленные на дереве края кожи, прокалываемые загнутым концом «крючка» или «тачального шила» (фиг. 9), заточенного плоско, «лопаточкой». Прокол делают снаружи и выводят его кверху, на поверхность второго сшиваемого куска: упругая щетинка свободно проходит по образовавшемуся изогнутому каналу, а за ней протаскивается и вся дратва; в следующий прокол она вводится в том же направлении, как при известном «шве через край». Когда «тачают в два конца», в первый прокол продергивают конец на половину его длины, во второй вставляют обе щетинки, одну слева и другую справа, а затем единовременно вытягивают оба конца. Таким способом получается шов, с виду похожий на машинную строчку, но в нем каждая нить идет попеременно снизу и сверху шва. Чтобы ознакомиться с дальнейшими приемами С. мастерства, рассмотрим изготовление обыкновенного вытяжного «рантового» сапога, как наиболее сложное. Работа начинается снятием мерки. Прежде это делалось по обычаю: мерилась бумажной полоской длина ступни, ширина ее у основания пальцев (в «пучке») и окружность в подъеме прямо и через пятку, и каждый мастер по своему соображению прибавлял немного в длине и убавлял в обхвате, чтобы сапог хорошо сидел. Внешняя форма носка всегда была делом моды. Теперь гигиенисты выработали для этого особые правила, с которыми сапожники принуждены несколько соображаться (см. Обувь). По мерке надо выбрать соответствующую деревянную «колодку», на которую сапог натягивается во время работы. Колодки эти изготовляются особыми от руки мастерами, как отрасль кустарного производства, или машинным способом, помощью копировального токарного станка (passing late, см. Токарный станок). Сапожнику приходится обыкновенно лишь выбрать наиболее подходящую к мерке пару колодок и пригнать их окончательно, срезывая дерево, где следует, и набивая куски кожи, где материала недостает. Одной мерки для такой пригонки недостаточно: при тех же размерах колодка может иметь разную форму, быть пошире и пониже, или обратно. Поэтому в помощь мерке в настоящее время снимают еще контур ступни. Эти отметки дают возможность придать колодке такую форму, чтобы нога прикасалась к подошве лишь в этих местах, иначе ходьба будеть затрудняться. Выбрав колодку, надо выкроить по мерке части сапога и его подкладки: передок (из вытяжного «крюка»), «задник», подкладку для верхней части «голенища» — так наз. «футор», «капик», служащий подкладкой в пятке, и «поднаряд», служащий подкладкой в «головке» сапога (табл. I, фиг. 1). Для правильного построения выкройки выработано несколько систем учеными немецкими мастерами; это дело особенно важно для С. мастерства и с экономической стороны: кожа материал дорогой и неоднородный в своих разных частях, поэтому надо каждую часть сапога выкраивать из соответственного места шкуры. Подошва выкраивается из хребтовой части воловьей или буйволовой кожи, внутренняя стелька из более слабых частей такой же кожи, а на «флики», из которых составляется каблук, идут разные обрезки. «Рант», узкий ремешок из толстой кожи, служащий связью между подошвой и самим сапогом, и «кранец», заменяющий рант около каблука, вырезываются из части шкуры средней толщины; рант срезывается накось с одной стороны, т. е. в сечении он подобен школьной линейке, а кранец разрезывается по диагонали на два ремешка клинообразного сечения. Перед работой все заготовленные части кожи насквозь промачивают в чистой воде и потом дают им подсохнуть, чтобы кожа оставалась лишь очень влажной. Тогда подклеивают клейстером футор, капик и поднаряд, прострачивают по краям футор и капик и осторожно подшивают края поднаряда так, чтобы шов не проникал через всю толщу кожи наружу, пришивают «ушки» и тачают вертикальный шов голенища. Тогда предстоит «затянуть сапог на колодку»: на подошву ее наколачивают сначала «стельку», сильно размоченную и проколоченную молотком так, что она хорошо прилегает к колодке, потом надевают сапог и огибают края кожи около носка, слегка приколачивая ее обойными гвоздиками или особыми «тексами» (с англ. Teaks). Задник при этом остается еще не вполне натянутым на колодку для облегчения работы; его натягивают сапожными клещами и ударами молотка по колодке лишь по затягивании носка. Потом так же сильно и тщательно затягивают и боковые края сапога. От правильности затягивания зависит изящная форма готового сапога. После затяжки пригоняют подошву, сильно и равномерно проколачивая ее молотком, не только с целью придать ей соответственную колодке слегка выпуклую форму, но главным образом для уплотнения материала. Иначе уплотнение это произойдет местами во время носки, отчего сапог изменит свою форму и швы местами ослабнут. Пришивку подошвы начинают с «сшивания ранта с верхней кожею и со стелькою» (т. I фиг. 2); потом накладывают самую подошву и пришивают ее к ранту «в два конца». Рисунок представляет разрез средней части сапога: С подошва, В наклонный надрез с отогнутым кверху краем для защиты шва, E место, занимаемое ногою, G стежки шва, соединяющего верх D со стелькой F и рантом H, А «рантовое шило», прокалывающее дырку для дратвы; прокалывать надо прямо, так как наклонные стежки расходятся при носке. Между подошвой и стелькой виден еще разрез «еленки» (Gelenkstück), куска кожи, заполняющей посредине подошвы углубление, окаймленное рантом. В «пучке» для этого кладут войлок или картон; если хотят утолстить подошву, подкладывают слой пробки. Когда была мода на сапоги со скрипом, между стелькой и подошвой, в «пучке», клали бересту; для предотвращения скрипа кладут сукно, присыпают его тальком, а «еленку» прочно прикрепляют. Чтобы исправить скрипучие сапоги, прокалывают дырочку в подошве, впускают туда масла и заделывают деревянным гвоздем. «Рантовое шило» (т. I фиг. 10) затачивается плоско, но не «лопаточкой», а в плоскости своей кривизны рант начинается и кончается у каблука, а вокруг него подошва прямо сшивается с кожей задника и шов прикрывается пригнутым краем. После этого приподнятый край надреза подошвы намазывают клейстером и заглаживают крепким натиранием палкой из твердого дерева, чтобы он закрыл собою дратву. Тогда тщательно обрезывают край подошвы и ранта «рантовой срезкою» (т. I фиг. 12). Место подошвы, где будет каблук, выпуклое; его выравнивают, приколачивая кругом «кранец» (табл. I, фиг. 5). CD представляет его в прямом виде, EFGH уже согнутым, а на следующем рисунке ABCDE изображает кранец, уже приколоченный к месту. На выровненную таким образом площадку наклеивают и приколачивают желзными шпильками «флики», составляющие каблук. Все швы по мере их образования надо тщательно приколачивать молотком, чтобы они впоследствии не садились больше; при таком условии можно приступать к отделке. «Урез» подошвы, выделанный «срезкою», тупой зубец которой скользит по верхнему краю ранта и предохраняет кожу сапога от случайных порезов, сглаживают рашпилем, скоблят острым краем обломка оконного стекла, потом трут стеклянной бумагой и наконец наводят глянец нагретым железным «урезником» или фумелем (табл. I, фиг. 6 и 7) соответственной формы, слегка смазывая стеарином. Для каблука служит с той же целью «амбус» (табл. I, фиг. 8). Такого же рода гладилки из твердого дерева, употребляющиеся без нагревания, называются «токмачками». Отделку оканчивают смазыванием сапожными чернилами и ваксой (см.). Заготовки рантовых полусапожек и башмаков обрабатывают такими же приемами; рантовая обувь считается лучшей, но самой дорогой. Немного дешевле обходится работа «гвоздяных» сапогов, но они выходят тяжелее, подошва у них менее гибка и больше стучит при ходьбе. Работа гвоздяного сапога начинается точно так же, как и для рантового, но верх сшивается с одной стелькою, а подошва прибивается к ним деревянными гвоздями (см. Гвозди). Гвозди эти заготовляются из клёна, механически, на фабриках; дырки для них прокалываются прямым шилом «форштиком» (табл. I, фиг. 11), как раз через всю толщину кожи, для чего на форштик надеваются кусочки кожи, пока длина его свободной части станет как раз подходить для предстоящей работы. Дырки необходимо прокалывать прямо («нормально к поверхности кожи», если выражаться математическим языком): косо вколоченные гвоздики, так наз. «адамовы зубы», держат очень слабо. Можно изготовлять и «прошивные сапоги», прошивая в два конца подошву, верх и стельку вместо сколачивания; такая обувь обходится дешево, если ее шить на особой машине (см. далее), но от руки прошивать носок чрезвычайно трудно: глаз не может видеть проколов с внутренней стороны в этом месте сапога, и щетинку надо вставлять ощупью. Для этого прокалывают кожу форштиком, левую руку с концом дратвы А (табл. I, фиг. 13) всовывают в сапог, ощупывают острие форштика, прикладывают к нему щетинку сверху и вытягивают его назад, прижимая книзу. Щетинка проходит вместе через образовавшийся простор в дырке. Но в конце носка дело становится еще труднее: туда и рука не входит. Для такого случая издавна придуман следуюший прием (табл. I, фиг. 14): через проколотую дырку А продевают снаружи вспомогательный конец дратвы ЕВАСВВ; выдернув его на простор, рассучивают его, в точке С продевают щетинку настоящего «конца» FCD, складывают ее вдвое и протягивают через дырку за вспомогательный «конец». Оба эти приема часто употребляются при починке обуви. Легкая обувь — башмаки, туфли и полусапожки — бывает «выворотная»; это значит, что заготовку затягивают на колодку изнанкой кверху и края пришивают к заранее прилаженной к колодке, лицом книзу, подошве, не протыкая ее насквозь. Для этого параллельно ее краю делают порезку и крючком делают проколы из этого пореза через край заготовки; тачают этот шов в два конца. Потом наклеивается кожаная «еленка», выравнивается подошва в «пучке» и пальцах более мягким материалом, снимается с колодки и выворачивается, начиная с пятки. Это можно сделать, пока подошва еще влажна и мягка. Вывороченная обувь опять надевается на колодку, подошва проглаживается, отделывается урез и прибивается деревянными гвоздями каблук. Существует еще очень простой способ прикрепления подошвы: заклепки. Первые удачные сапожные машины работали обувь на заклепках; при ручной работе подошва колодки должна быть покрыта железом, тогда внутренние концы вбиваемыхзаклепок будут загибаться и держать прочно. Таким приемом чинят сапоги рабочим бродячие сапожники — «подбойщики»: вместо колодки служит толстая железная наклонная лопаточка («ведьма»), насаженная на палку, которую сапожник упирает в землю и придерживает ногой за кожаную петлю. Попытки заменить ручную работу сапожника машинной начались давно, изобретатели всегда старались подражать ручной работе и в наше время вполне достигли своей цели. Однако оба способа работы продолжают мирно существовать вместе; фабрика принуждена работать по установленным образцам, а многие заказчики всегда будут нуждаться в обуви, специально пригнанной к их ноге; еще большее число их будет требовать починки своей обуви. С другой стороны, много недорогих вспомогательных машин стали необходимы и в небольших мастерских, которые теперь покупают готовые «заготовки», сделанные с помощью машин. Первая привилегия на машину для пришивания подошвы выдана в Англии в 1790 г. т. Сенту (Saint), а в 1810 и позднее еще некоторые другие, но лишь в 1858 г. Блек (Blake) в Америке и в 1859 г. компания Blake-Mackay получили привилегии на действительно практическую машину, пришивавшую подошву в одну нитку, так наз. «тамбурным швом» (см. Швейные машины). Во время войны за уничтожение рабства спрос на сапоги был так велик, что изобретатели, взимая около 3 коп. за каждый сапог, сшитый на их машине, получали до миллиона рублей в год. В 1862 г. Goodyear (сын изобретателя вулканизирования каучука) и Макэ патентовали машину с иглой, согнутой по дуге круга, для пришивания ранта и другую — для пришивания подошвы к ранту. Первую с успехом стали заменять машиной, привинчивающей рант к сапогу: в ней латунная проволока прямо с бунта проходила через клупку, нарезывающую на ее поверхности винт, и тут же ввинчивалась в оба слоя кожи, крепко стиснутые машиной. Как только винт проходил насквозь, машина срезала его вровень с наружной поверхностью. Такая сшивка прочна, но затрудняет ручную поправку поношенной обуви. В настоящее время пошли далее, и фабрика Китс во Франкфурте-на-Майне делает уже машины, сшивающие в две нитки, обыкновенной машинной строчкой рант и подошву сапога, затянутого вручную. Машинная работа стала вполне похожа на ручную, но превосходит ее прочностью и чистотой отделки. В мастерской механического производства обуви И. И. Крюкова в СПб. машины большей частью от Китса, а ход работы следующий. Выкраивается обувь закройщиками ручным способом, по выкройкам — «моделям»; только подошвы и «флики» для каблуков вырезываются помощью штампов и особого пресса, как в картонажном производстве. Подошвенная кожа предварительно строгается на особой машине (табл. I, фиг. 15), где два валка с насечкой на поверхности протаскивают кожу против неподвижного горизонтального ножа, а верхний вал служит для установки первых двух по толщине кожи, чтобы снять мягкий слой бухтармы, и потом вальцуется (см.) для уплотнения. Затем выкроенные части передаются в заготовочную мастерскую, где работают несколько ножных швейных машин Гровера и Беккера, приспособленных одни для толстой кожи мужской обуви, а другие для более мягкой. Эти машины шьют в обыкновенную строчку; особая машина Зингера прорезывает и обметывает петли, а другая прошивает кожаные ленты, которые загибаются вдвое вокруг шнурка и служат потом для обшивки краев легкой обуви. В следующей мастерской вручную «затягивают на колодки» стельки и заготовки, прибивая их временно гвоздиками. Рант и кранцы нарезываются особыми машинками (т. II, ф. 20 и 21), край кожи увлекается между гладким и насеченным валками и нажимается на лезвия вертикального и наклонного ножей, вследствие чего отрезается ремешок и разрезывается во второй машинке диагональным сечением на два клинообразных ремешка для кранца, а в первой лишь срезываемая одна кромка, для ранта. Для сгибания «кранца» (части ранта, огибающей каблук), его пропускают через другую машинку, действующую на тот же манер, наподобие машины с тремя валками для сгибания металлических листов (см.). Надрез вокруг подошвы, в котором пройдет шов, делается особой машиной (т. I ф. 16), снабженной колесом с острым краем, насаженным на общей оси с другим, тупым, несколько меньшего диаметра, увлекающим кожу вместе с нижним зубчатым колесом. Подошву проводят между колес руками так, чтобы край ее всегда прижимался к третьему, гладкому колесу, вращающемуся свободно около вертикальной оси, и обводят надрез кругом. При этом край надреза, «закрой», отгибается вверх и в сторону, а по окончании шва этот край вновь пригибают назад для защиты дратвы от истирания. Для выворотной обуви служит машина Китса с иглою, изогнутой по дуге круга (т. III ф. 26). Эта машина снабжена обыкновенным челноком для второй нити, но челнок этот имеет попеременное круговое движение около вертикальной оси; игла движется в вертикальной плоскости и прошивает сапог, натянутый на колодку, со стороны стельки через заготовку, как при ручной работе. Дратва, которой шьет эта машина, просмолена варом, поэтому во время работы вся машина подогревается газовыми горелками. Для сшивки ранта с подошвой служит другая машина Китса (т. III ф. 27), тоже работающая в нагретом состоянии, двумя нитками. Нижняя пропускается с катушки в отверстие прочной опоры; игла, снабженная крючком на месте ушка обыкновенной машинной иглы, протыкает подошву и рант, захватывает нижнюю дратву и вытаскивает ее петлею кверху. В этот момент ее подхватывает особый горизонтальный крючок и передает на вращающийся около вертикальной оси крючок со шпулькой системы Виллера и Вильсона, содержащей вторую дратву. Петля проходит вокруг круглой шпульки и затягивается в стежок крепче, чем в состоянии затянуть самый искусный сапожник. Другая машина служит для прошивной работы (т. III фиг. 28). Шов у нее такой же, как и у предыдущей, но нижняя нитка проходит с катушки через крепкий рог, поворачивающийся около вертикальной оси, составляющей продолжение направления движения иглы. Поэтому, надев сапог на рог, можно обвести шов вокруг носка и всей подошвы (для наглядности выбран рисунок первоначальной конструкции этой машины, где крючок со шпулькой в вертикальной плоскости и его можно разглядеть). После пришивания подошвы каблук приклепывается особой машиной (табл. III ф. 24). Она состоит из высокой, конической наковальни, аккуратно поднимаемой винтом, и молота в виде вертикального стержня, просверленного вдоль оси и снабженного внизу зажимом и отрезывающим механизмом, подобным машине для изготовления проволочных гвоздей (см. Гвозди). Сапог надевают на наковальню, а латунную проволоку пропускают в отверстие молота сверху. Каждый удар вбивает выставленную часть проволоки до самой наковальни, где образуется головка, и отрезывает ее у самой поверхности каблука. При обратном движении особый рычаг передвигает немного каблук, чтобы новая заклепка пришлась на желаемом расстоянии от первой. После укрепления каблука остается лишь ряд отделочных работ. Начинают с проглаживания подошвы и заправки подрезов на особой машине (табл. III, фиг. 22). Обувь надвается на подобие колодки, бронзовый ролик с вогнутым профилем быстро вращается от двигателя, а работник одним рычагом проводит под ним подошву вдоль, а другим нагибает ось ролика вправо и влево, чтобы он затрагивал последовательно все части поверхности этой подошвы под большим давлением. Потом на особом шарошечном станке сглаживают урез подошвы и каблук. Обувь при этом держат в руках, но край шарошки снабжается гладкой закраиной, которая служит направляющей и защищает верх от повреждения. Эта машина, равно как и те из нижеследующих, которые дают кожаную пыль, снабжена сильным вентилятором, уносящим эту пыль; она оседает в общем канале и идет в дело, на красильные фабрики, а также для изготовления особой кожаной бумаги. После этого шлифуют на валиках и колесах, покрытых кремневой бумагой (см. Наждак), подошву, урезы и каблуки; урезы и каблуки полируют еще нагретыми фумелями на особой машине (табл. III фиг. 23). Она подражает ручной работе: фумель, подогреваемый газовой горелкою, делает быстрые маятникообразные колебания, а урез подошвы принимают к нему снизу, от руки. Последней машиной служит полировальная (табл. III фиг. 25), состоящая из горизонтального вала с круговыми щетками и кружками, обтянутыми тканью. На русском и франц. яз. нет полного изложения С. мастерства. Н. Ф. Северский, «Теория кройки обуви» (Могилев-на-Днепре, 1899); В. Rodegast, «Fussbekleidunskunst» (Вена, 1888); H. Franke, «Der Schuhindustriele» (1892); последние две — толковые книги для сапожников, но для неспециалиста непонятны вследствие отсутствия описаний основных приемов. Эти приемы описаны в «Boot Making», P. Hasluck (Лондон, 1898).

Примечания[править]

  1. В дополнение к ст. Обувь (XXI, 593).

Приложения[править]

САПОЖНОЕ МАСТЕРСТВО I.
САПОЖНОЕ МАСТЕРСТВО II.
САПОЖНОЕ МАСТЕРСТВО III.
Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b56 380-4.jpg

Объяснение к табл. ОБУВЬ.

(Коллекция обуви, составленная Жакемаром в музее Клюли в Париже).

  1. Башмак из гардероба Екатерины Медичи. Каблук красный, верх из белой кожи, вышитый розовым шелком. Вспомогательная подошва, соединяющая каблук с носком, тоже красная.
  2. Деревянная туфля на ножках, обитых железом. Кожаная перехватка вышита шелком.
  3. Мужской немецкий башмак XVI ст., из одного куска кожи.
  4. Шелковая туфля, вышитая лентами, принадлежавшая принцессе Ламбаль.
  5. Дамский башмак фламандского происхождения, времен Людовика XIII, из желтого сафьяна с красными украшениями.
  6. Женская туфля из белой тисненой кожи, из Венеции, XVI ст.
  7. Крестьянский башмак из двойной кожи, времен Людовика XIV.
  8. Французский сапог XVI ст. с вытисненными лилиями.
  9. Тяжелые сапоги времен Людовика XIV, так наз. «котлы».
  10. Дамская туфля времен Людовика XV, верх шелковый с бархатными украшениями, каблук белый.
  11. Детский башмак той же эпохи: край розовый с серебряным кружевом, бант из розовой ленты.
  12. Башмак Генриха де-Монморенси, из черной кожи, каблук деревянный, обтянутый красной кожей, украшены лилиями и вензелем владельца.
  13. (Объяснение рисунка опущено в подлиннике).
  14. Сапог почтальона времен Людовика XV.
  15. Ботфорт времен Людовика XIV.
  16. Турецкая туфля на ножках, для бани, где горячий пол. Украшена перламутром и обита жестью, перехватка из фиолетовой ткани, вышитой шелком.
  17. Туфля из Константинополя; на красном бархате нашиты вырезанные цветы.
  18. Сандалия турецкой дамы; украшена серебряной чеканной работой.
  19. Турецкая туфля в виде лодки, из белой кожи, украшения из белого и розового шелка.
  20. Дамский сапог из Александрии, верхняя часть из желтой кожи вшита в туфлю.
  21. Африканская туфля с вышивками серебром и шелком.
  22. Китайская туфля, мужская, из фиолетовой шелковой ткани, с обшивкой из черного атласа.
  23. Женский китайский башмак, шелковый, с бабочкой вышитой на носке.
  24. Башмак мужской на ножках, из Гонгконга. Ножки черные, верх из красной лакированной кожи.
  25. Дамский китайский башмак из черного атласа с нашитыми белыми узорами.
  26. Индийский башмак, вышитый, загнутый носок красный.
  27. Индийский башмак на ножках, подошва спереди выступает в форме эполета, обшит разноцветным атласом и снабжен завязками.
  28. Башмак из Пенджаба, вышит серебром.
  29. Индийская сандалия, украшена резьбою.
  30. Древний военный мокасин из Северной Америки. Из цельного куска кожи, с красной вышивкой.
  31. Очень старый детский мокасин; в носке кожа собрана складками.
  32. Женский мокасин из желтой кожи, вышитой шелками. Верх из голубой бумажной ткани, с ремнями для подкрепления.