ЭСБЕ/Сапфо

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Сапфо
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Саварни — Сахарон. Источник: т. XXVIIIa (1900): Саварни — Сахарон, с. 389—391 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : МЭСБЕ : РСКД : Britannica (11-th) : DGRBM
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Сапфо (Σαπφώ, Ψαπφω, Ψάπφα) — знаменитая древнегреческая поэтесса, представительница мелической (музыкально-песенной) лирики, современница Алкея, уроженка лесбийского г. Эреса; жила в конце VII и первой половине VI в. до Р. Хр. Вследствие политических волнений, приведших к ниспровержению аристократии (ок. 595 г.), С., как принадлежавшая к знатной фамилии, должна была переселиться в Сицилию; лишь ок. 580 г., по восстановлении могущества аристократии, она возвратилась на Лесбос. К этой эпохе относится история ее любви с Алкеем. Позднее она вышла замуж за богатого андрийца Керкиласа, от которого имела дочь Клеиду. Ее постоянным местопребыванием был лесбийский город Митилена. К числу гадательных эпизодов ее жизни относится любовь к юноше Фаону, отказавшему поэтессе во взаимности, вследствие чего она бросилась в море с Левкадской скалы (в Акарнании). В древности существовало много других преданий на счет отношений поэтессы к ее подругам и избранникам. Начало этих преданий было положено представителями аттической комедии (известны имена семи комиков, избравших сюжетом своих пьес эпизоды из жизни С.), которые, не поняв смысла поэзии С. и относясь к культурному развитию эолийской женщины начала VI в. с точки зрения современной им афинской действительности, превратно истолковали некоторые намеки на образ жизни С. Источником предания о Фаоне вероятно была народная песнь об Адонисе-Фаоне (= Фаетон), любимце Афродиты, культ которого был общераспространенным в южной части Малой Азии и на островах, прилегающих к Малоазиатскому материку. Предание о Левкадской скале стоит в связи с обрядом, относившимся к культу Аполлона: на Левкадской скале был храм Аполлона, откуда каждый год, в известный день, свергались в море преступники в качестве искупительных жертв. Выражение броситься с Левкадской скалы стало в обыденном языке равнозначаще с выражением кончить жизнь самоубийством и означало также угрозу наложить на себя руки под влиянием отчаяния. В этом смысле Левкадский утес упоминается, напр., у Анакреонта (fr. 19). Произведения С., в которых встречались наряду с восторженными признаниями в любви жалобы неудовлетворенной страсти и ревности, дали повод позднейшим биографам буквально понять означенное выражение. Наконец, много превратных толков существовало в древности, начиная с эпохи средней комедии, на счет чистоты отношений С. к тем женщинам, которых она воспевала в своих стихотворениях. Для афинской комедии особенно благодарной темой было осмеяние экцессов поэтессы, притом не ионянки, писавшей на непонятном для афинян диалекте. Новейшие критики, начиная с Велькера и К. О. Мюллера, отнеслись, большей частью, с полным недоверием к свидетельствам древности о гетеризме С. и объясняли страстность поэтического чувства ее к женщинам отчасти особенностью художественных ее приемов, отчасти тем, что отношения женщин к женщинам на почве дружбы или возвышенной любви, которую Платон проповедовал в своем «Пире», для древности являются столь же нормальными, как и отношения, существовавшие, напр., среди спартанских эфебов или между Сократом и его учениками (Алкивиадом, Ксенофонтом и др.). Это мнение было высказано еще в древности философом конца II века по Р. Хр. Максимом Тирским в 24-м его рассуждении (Διαλέξεις). Равным образом более чем вероятно, что и ревность С. к своим соперницам, Иорго и Андромеде, вызвана была не чувством неудовлетворенной любви, а чувством соревнования на почве поэтического и музыкального искусства. С. организовала кружок женщин и девушек, объединенный служением музам; она сама называет свой дом домом муз, μοισπόος οικία (fr. 61); на почве поклонения красоте и служения искусству и могли создаться те чистые любовные отношения, какие открывает нам поэзия С. Она обращается к девушкам в тех же выражениях, в каких Алкей обращался к юношам. Современники С. не видели в этом ничего предосудительного: поэтесса пользовалась уважением Алкея, Солона, затем Платона и других выдающихся людей древности; митиленцы помещали на своих монетах ее изображения. Из стихотворений ее явствует, что она была прекрасная мать и жена. В произведениях С. личные переживания переплетались притом с изображениями чувств и положений, созданных творческой фантазией; действительность мешалась с вымыслом, как у Анакреонта и Архилоха. Литературное потомство не потрудилось отделить действительность от вымысла; оттого наряду с Фаоном и Алкеем в число избранников С. попали Анакреонт, живший на 60 лет позже ее, и Архилох с Гиппонактом, разделенные друг от друга промежутком в 150 лет. Из новейших ученых строже всех отнесся к С. Мюр в своей «History of greek Literature» (III, 315, 496 и сл.). Сборник произведений С. состоял в александрийский период из 9 книг, расположенных отчасти по метрическим рубрикам, отчасти по видам мелоса. Обусловленная прогрессом личности на почве группового движения, «поэзия С. была посвящена любви и красоте: красоте тела, девушек и эфебов, торжественно состязавшихся с ней у храма Геры на Лесбосе; любви, отвлеченной от грубости физиологического порыва к культу чувства, надстраивавшегося над вопросами брака и пола, умерявшего страстность требованиями эстетики, вызывавшего анализ аффекта и виртуозность его поэтического, условного выражения. От С. выход к Сократу: недаром он называл ее своей наставницей в вопросах любви» (акад. А. Веселовский, «Три главы из исторической поэтики», 1899, стр. 92). Вечные мотивы и темы этой поэзии — соловей, розы, Хариты, Эрот, Пейто, весна — встречаются среди остатков произведений С. на каждом шагу. Особенно любит С. розы; оттого в венке Мелеагра (Anthol. Palat. IV, 1, 6) ей посвящен этот цветок. Тон поэзии С. — задушевный, местами страстный и порывистый, почти везде наивный и безыскусственный, в стиле народной песни. До нашего времени дошло около 170 фрагментов, в том числе одно целое стихотворение. Особого внимания заслуживают следующие фрагменты (по 4-му изданию Бергка, «Poetae Lyrici Graeci», т. III): первый, представляющий собой единственное дошедшее до нас целое стихотворение С., в котором поэтесса, жалуясь на равнодушие к ней девушки, призывает на помощь Афродиту (русские переводы в прозе — Пушкина, в стихах — Водовозова, 1888, и Корша, М., 1899, в его сочинении «Римская элегия и романтизм»); второй, в котором поэтесса, мучимая ревностью, раскрывает свои чувства (51-е стихотворение Катулла представляет собою слегка измененный перевод этого фрагмента; русский перевод его в прозе сохранился в черновой тетради Пушкина); третий, заключающий в себе сравнение какой-то красавицы с луной, перед которой меркнут звезды; 28-й, обращенный к Алкею в ответ на его любовное признание; 52-й, в котором С. жалуется на одиночество в тишине ночи; 68-й, представляющий часть стихотворения, в котором С. предсказывает безвестную судьбу женщине, чуждой культу муз; 85-й, посвященный дочери; 93-й, посвященный красавице, которая сравнивается с «румяным яблочком, растущим на самой вершине высокого дерева: забыли его сорвать садовники… Впрочем, не забыли: они не могли его достать»; 95-й — обращение к вечерней звезде (62-е стихотворение Катулла представляет собой подражание этому фрагменту). Из других произведений С. был известен в древности сборник эпиталамиев (= песни перед спальней), в которых поэтесса устами хора выражала пожелания супружеского счастья своим подругам. Эти стихотворения отличались не столько страстностью, сколько наивностью и простотою тона; особенно характерны фрагменты 91 и 98. Прекрасную характеристику эпиталамиев С. мы имеем у Гимерия (Orat., I, 4), который пользуется при этом образами и выражениями оригинала. Гимны С. не имели, по-видимому, отношения к культу и носили субъективный характер; их называли призывными (κλητικοί), так как в каждом призывалось какое-либо божество. Наконец, С. приписываются элегии и эпиграммы. Таково содержание сапфической поэзии, заслужившей полное признание и поклонение еще в древности. Так, Солон, услышав на пиру одно из стихотворений С., тотчас выучил его наизусть, при чем прибавил, что он не желал бы умереть, не зная его на память. Платон в одной из приписываемых ему эпиграмм (20) называет С. десятой музой. Трезвый Страбон называет С. чудом (θαυμαστόν τι χρήμα) и утверждает, что напрасно было бы искать во всем ходе истории женщину, которая могла бы выдержать, хотя приблизительно, сравнение с С. в поэзии. Дионисий Галикарнасский в сочинении «De compositione verborum» называет С., наряду с Анакреонтом и Симонидом, как представительницу мелодического стиля. По словам Деметрия («De elocutione», 132 и 166), стихи С. полны любви и весны. Наконец, упомянутый второй фрагмент, переведенный Катуллом и отразившийся в 104 и сл. стихах 2-ой идиллии Феокрита, заслужил большую похвалу Лонгина («О возвышенном», с. 10). Поэзия С. имела большое влияние если не по содержанию, то по форме, на Горация, выразителя форм греческой лирики в римской литературе, и на Катулла, родственного С. по духу певца нежных чувств и страстей. По богатству ритма поэзия С. ставится выше поэзии Алкея и других меликов. В противоположность дорической хоровой лирике монодическая лирика эолян допускала только либо однородные системы, либо строфы, состоящие из дистихов и тетрастихов; но отсутствие разнообразия искупалось нежностью и плавностью ритма. Преобладающим размером в стих. С. был логаедический, т. е. дактило-трохаический, с его разновидностями, из которых наиболее часто встречаются: логаедическая пентаподия

Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b56 391-1.jpg

называемая Сапфическим стихом по преимуществу (Sapphicon Hendekasyllabon), Адонийский стих

Brockhaus and Efron Encyclopedic Dictionary b56 391-2.jpg

ферекратеи, паремиак, просодиак, асклениадеи, гликонеи, хориямбы и др. (см. Westphal и Gleditsch, «Allgemeine Theorie der Griechischen Metrik» III, 2, § 50, Лпц., 1889). В области музыки С. приписывается изобретение плектрона (палочки, посредством которой перебирались струны музыкального инструмента) и миксолидийской гаммы (h, с, d, е, f, g, a, h), которая затем перешла в драму. Ср. Овидий, «15-ая Героида» (Sappho Phaoni), Welcker, «Sappho von einem herrschenden Vorurteil befreit» (Геттинг., 1816); его же, «Kleine Schriften» (Бонн, 1845—1867). Th. Kock, «Alkäos und Sappho» (Б., 1862); Schoene, «Untersuchungen über das Leben der Sappho» (в «Symbola Phil. Bonn. in honorem F. Ritschelii coll.», 1867); Bernhardy, «Grundriss d. griechischen Litteratur» (Галле, 1867); Arnold, «Sappho» (1871); Lehrs, «Populäre Aufsätze aus dem Altertum» (Лпц., 1875); K. O. Müller, «Gesch. d. griechischen Litteratur» (т. I, 1875, Штутгарт, в переработке Heitz’a); Чернышов, «Царица поэтов С. и ее школа» (СПб., 1877); Riedel, «Der Gegenwärtige Stand der Sapphofrage» (Вайдгоф, 1881); Flach, «Geschichte d. griechischen Lyrik» (Тюбинг., 1884); Luniak, «Quaestiones Sapphicae» (Казань, 1888); A. Croiset, «Histoire de la littérature grecque» (Пар., 1890); Gnesotto, «Saffo nelle poesi d’Orazio» (Падуя, 1894).