ЭСБЕ/Фортуни, Мариано

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Фортуни, Мариано
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Финляндия — Франкония. Источник: т. XXXVI (1902): Финляндия — Франкония, с. 325—326 ( скан ) • Другие источники: ЭСГ


Фортуни (Мариано Fortuny-y-Carló) — значительнейший из испанских живописцев XIX стол., род. в Реусе (в Каталонии) 11 июня 1839 г. Поступив очень юным в Барселонскую академию худ., он учился в ней под руководством Палау и, кроме того, посещал частную школу, которую содержал живописец Кл. Лоренсалез, ученик Овербека. Знакомство с рисунками Гаварни направило Ф. на путь, соответствовавший его дарованию, и он стал усердно работать самостоятельно с натуры. В 1857 г. на конкурсе Барселонской акд. была присуждена ему премия, сопряженная с правом на поездку в Рим в качестве пенсионера правительства. Устроившись в этом городе, он принялся копировать с Рафаэля, изучал нагую человеческую натуру, народные типы и костюмы, занимался пейзажными этюдами в римских окрестностях и написал картины «Св. Мариан» для одной из реусских церквей и «Проповедующий ап. Павел» и «Св. Георий, убивающий дракона». В 1860 г. барселонская провинциальная депутация поручила ему сопровождать ген. Прима в его марокканском походе и изобразить на полотне колоссальной величины «Взятие испанцами лагеря Мулея-эль-Аббаса». Исполнение этой картины не пошло дальше наброска ее общей композиции и заготовления этюдов для отдельных ее частей, но пребывание в Марокко доставило Ф. возможность изучить богатую красками природу этой страны и своеобразно-живописный быт ее обитателей и в сильной степени способствовало развитию врожденной колористической способности художника. По возвращении своем в Рим он писал масляными красками и акварелью, при помощи собранных в Африке материалов, отдельные фигуры и жанровые восточные и римские сцены, а также начал упражняться в офортном гравировании. К этому времени относятся его картины: «Праздники у кабилов и негров», «Кабилы молотильщики», «Барокки», «Сад виллы Боргезе», «Одалиска», «Il Contino», «Коллекционеры, посещающие музей древностей», «Мавританка» и нек. другие, являвшиеся по большей части на выставках в Барселоне и Мадриде. В 1865 г. Ф. посетил испанскую столицу, копировал там в музее дель Прадо произведения Веласкеса, Риберы и Гойи, написал прелестную по гармонии красок «Фантазию» и «Укротителя змей», а затем отправился в Париж, где сблизился с Мейссонье, Жеромом, Рико, Замакоисом и вошел в сношение с картиноторговцем Гупилем, который, по достоинству оценив его талант, нашел выгодным для себя заказать ему целый ряд работ. Вернувшись в 1866 г. в Рим, художник уселся за исполнение этого заказа и через три года выслал Гупилю несколько своих произведений, в том числе картины «Академики времен Людовика XV, осматривающие раздетую натурщицу» и «Свадьба в ризнице (викарии) мадридской церкви». Выставка этих картин составила крупное событие в парижском художественном мире и положила начало всесветной известности Ф. как высокодаровитого, крайне оригинального мастера. Не только оконченные работы, но и беглые наброски его кисти, карандаша и пера стали покупаться нарасхват по баснословно высоким ценам. Приобретя таким образом громкую репутацию, он поддерживал ее своими последующими работами, каковы, напр., картины «Путешественники на привале», «Пьяный пищальник», «Сад», «Задний двор в Альгамбре», «Зала Абенсерагов», «Карнавальская сцена в XVIII стол.», «Аркадцы», «Академики св. Луки», «Ночные похороны», «Беседа в саду», «Сеанс фехтованья» и мн. друг. Сделав в 1870—72 гг. поездку на юг Италии, Ф. на возвратном пути оттуда в Рим ненадолго остановился в Лондоне. В Риме он с прежним жаром принялся было за труд, но заболел и должен был отправиться для восстановления своего здоровья в окрестности Неаполя. В начале ноября 1874 года он перебрался назад в Рим, где нежданно и умер 21-го числа того же месяца. Ф. был находчив и оригинален в композиции, смел и ловок в рисунке, наделен, как редко кто-либо другой, чувством красок, но виртуозность техники, постоянная забота поражать эффектностью цветистого, но гармоничного колорита и щегольство то тонкостью, то шириной исполнения преобладали у него над идеей, и его композиции в большинстве случаев бывали ничтожны по содержанию. Словом, талант Ф. был чисто внешнего свойства: его картины ласкают зрение, но не говорят ничего ни уму, ни сердцу. Несмотря на то, он имел огромное влияние на испанских, итал. и франц. живописцев, не исчезнувшее и до сего времени. Теми же достоинствами и недостатками, как и картины Ф., отличаются его акварели, из которых наиболее замечательны «Марокканский продавец ковров» и «Кафе ласточек». Большое мастерство выказал Ф. также в рисунках пером и офортах. Для последних образцами служили ему гравюры Рембрандта. Ср. Baron Ch. Davillier, «Fortuny, sa vie, son oeuvre, sa correspondance» (П., 1875); Jose Yriarte, «Fortuny, noticia biografica-critica» (Барселона, 1881) и А. Матушинский, «Мариано Ф.» («Вестн. изящн. искусств», т. I, 1883).

А. С—в.