ЭСБЕ/Христина, шведская королева

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Христина, шведская королева
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ходский — Цензура. Источник: т. XXXVIIa (1903): Ходский — Цензура, с. 628—630 ( скан )


Христина (Августа) — шведская королева, дочь Густава II Адольфа и Марии-Элеоноры Бранденбургской. Род. в 1626 г. На следующий год сословия Швеции присягнули дочери Густава-Адольфа и обещались считать ее — если бы король умер, не оставив мужского потомства, — законной наследницей престола и королевой Швеции. С этих пор малолетняя Х. титуловалась уже королевой. Отец обожал ее; мать, по словам самой Х., ее ненавидела. Уезжая в 1630 г. на войну, Густав-Адольф вверил ее своему народу. Х. была одарена блестящими способностями; ее воспитание поручено было выдающимся по уму и нравственности людям; высший надзор принадлежал тетке ее — пфальцграфине Екатерине, так как отец Христины был убит в 1632 г., а мать оставалась в Германии до 1633 г. С возвращением в Стокгольм Марии-Элеоноры Х. была предоставлена ее попечению, но нервный, болезненный темперамент матери очень вредно отзывался на ребенке, и с 1636 г. Х. снова жила во дворце тетки. Особенное внимание обращено было на религиозное воспитание Х., чтобы на нее не распространилась папистская или кальвинистская ересь. С 1636 г. Аксель Оксеншерна, к которому перешла главная забота о королеве, ежедневно беседовал с ней по государственным вопросам. Успехи Х. в языках и науках поражали современников. Она изучила семь языков — немецкий, датский, голландский, итальянский, испанский, греческий и латинский, — с увлечением читала Эзопа, Юстина, Ливия, Цезаря, Вергилия, цитировала и греческих историков. Латинским языком она владела настолько, что могла 12 лет произнести целую речь по латыни. Ранняя зрелость ума проявилась в письмах Х.: 12-летняя девочка в письмах к пфальцграфу Иоанну-Казимиру умело касалась разных политических и военных вопросов. Вскоре в цикл ее любимых предметов вошла астрономия; рано она увлеклась также собиранием и изучением монет. 15 лет Х. ознакомилась с жизнеописанием Елизаветы Английской, произведшим на нее большое впечатление. В 1641 г. Оксеншерна мог высказать надежду, что Х. станет выдающейся государыней, если ее не испортить лесть. Интересуясь событиями европейской войны, Х. с 1641 г. начала принимать иностранных послов; в 1642 г. она впервые присутствовала на собрании королевского совета, постоянной участницей в котором стала с 1643 г. Искренний интерес регентов к личности Х. объясняется нежеланием, чтобы шведский престол перешел в руки боковой Пфальцской линии дома Ваза; пфальцграф не пользовался их симпатиями. Оксеншерна, напр., решительно восстал против проектировавшегося брака Х. с Карлом-Густавом Пфальцским; он отверг и проект брачного союза с курфюрстом бранденбургским Фридрихом-Вильгельмом. К многочисленным претендентам на руку Х. принадлежали еще Владислав Польский, Карл-Людвиг Пфальцский, оба сына Христиана IV — Ульрих и Фридрих. Молва гласила, что сын Оксеншерны Эрик также имел виды на шведскую королеву. Х. отклоняла все предложения: она решилась, по примеру Елизаветы Английской, остаться девственницей. На настояния риксрата она отвечала, что он напрасно видит гарантию престолонаследия только в браке королевы: она решилась избрать в наследники себе своего двоюродного брата, Карла-Густава Пфальцского, чем престол и будет обеспечен. В ранней молодости Х. поражала всех простотой и умеренностью. Любимыми развлечениями ее были охота, верховая езда и танцы. В 18 лет Х. была объявлена совершеннолетней. Регенты представили ей отчет о своем управлении, который она одобрила. Успехи шведского оружия в Германии, блистательно окончившаяся война с Данией — все это подняло престиж Швеции на небывалую высоту; но внешнему величию совершенно не соответствовало внутреннее состояние государства. Участие Швеции в 30-летней войне истощило страну; нужда развилась до крайней степени; вся тяжесть непосильных податей падала на низшие классы; дворянство получало вознаграждение из военной добычи и от щедрот королевы, раздававшей ему коронные земли. Расходы во многом превосходили доходы, в особенности ввиду широко практиковавшейся раздачи коронных земель. Со дня на день увеличивалось недовольство. Внешний блестящий результат немецкой войны точно ослепил королеву и ее министров: они упрямо закрывали глаза на внутренний кризис. Когда в 1645 г. начались мирные переговоры в Мюнстере и Оснабрюке, внешние дела всецело поглотили внимание правительства. Властолюбивая и честолюбивая Х. начинает вмешиваться в дипломатические дела, явно обнаруживает свою нелюбовь к всесильному канцлеру Оксеншерне, дает особые предписания своим агентам в Мюнстере и Оснабрюке, чем подрывает авторитет представителей Швеции на конгрессе. Не вынося властного канцлера, Х. приближает к себе молодых советников и не скрывает своей вражды к фамилии Оксеншерны. В совете нередко происходили открытые столкновения между Х. и канцлером. Фаворитом королевы тогда уже был молодой Магнус Габриэль де-ла-Гарди. Она осыпала его разного рода отличиями и наградами и желала во чтобы то ни стало провести его в риксрат, но Оксеншерна решительно воспротивился этому. Де-ла-Гарди получил дипломатическую миссию ко двору Людовика XIV. Вестфальский мир подтвердил блестящее положение Швеции в Северной Европе. Х. щедро наградила участников войны казенными землями и доходами с них; она удвоила число титулов дворянских, графских и др. При дворе развилась чрезмерная роскошь. Ее страсть к славе достигает своего апогея; она становится покровительницей наук и искусств, льстецы приветствуют ее как новую Минерву, как Pallas Nordica, как десятую музу. Растет, между тем, число фаворитов Х. К числу последних принадлежало несколько иностранцев, между прочим французский врач Бурдело и испанский дипломат Пиментелли. Влияние обоих последних было гибельным для Швеции. Бурдело устраивал дорого стоившие придворные празднества и балы, выписывал из Парижа наряды. Ненависть к нему всех классов общества достигла вскоре такой степени, что Х. должна была удалить его от себя. Пиментелли пользовался еще большим расположением королевы; отношения его к Х. были настолько интимны, что повредили доброму имени королевы. Под влиянием Пиментелли и его духовника Х. стала склоняться к переходу в католичество. Из шведов милостью королевы пользовались Клас Тотт и Эбба Спарре — единственная женщина, снискавшая дружбу королевы. Блестящий двор Х. вконец разорил Швецию; на риксдаге 1650 г. — когда Х. была коронована — представители от духовенства, бюргерства и крестьянства представили протестацию, в которой впервые указано было на необходимость возвратить короне подаренные дворянам земли. Протестация ни к чему не привела; дворяне отстояли свои привилегии. Х. хотя в душе и одобряла содержание протестации, но ничего не захотела предпринять для экономического подъема страны; расточительность ее не знала границ. В 1649 г. Карл-Густав Пфальцский был избран в наследники Х.; в следующем году шведская корона была объявлена наследственной в его роде. Тогда же у Х. стала созревать мысль об отречении. На риксдаге в Упсале в 1654 г. отречение Х. от престола в пользу Карла-Густава было официально принято. Х. назначены были доходы с Готланда, Эланда, Эзеля, Померании и других областей в размере 240000 риксдалеров ежегодно; в отведенных ей землях она пользовалась всеми правами королевы; ей запрещено было лишь отчуждать эти области, и население их обязано было присягнуть на верность Карлу-Густаву. 6 июня 1654 г. Х. сложила с себя корону. Х. была загадкой для современников; последние на разные лады толковали факт ее отречения, указывая то на странности в характере королевы, то на желание ее отдаться служению муз, то на великодушные порывы ее натуры. Выехав из Швеции, Х. до Антверпена путешествовала в мужском платье, а оттуда — в женском. В Брюсселе в день Рождества 1654 г. она приняла католичество. Переход Х. в католичество вызвал сенсацию во всем протестантском мире; католики торжествовали. На самом деле философские занятия Х. привели ее к скептицизму; этим настроением воспользовались иезуиты. Из Брюсселя Х. отправилась в Италию. В Иннспруке произошло официальное отречение ее от протестантской церкви. Папа Александр VII дал ей имя Марии-Александры. Он надеялся через Х. распространить католицизм и в Швеции и хотел отправить туда нескольких миссионеров, но по просьбе Х. отказался от этого намерения: она не скрыла от Папы того, что ожидало бы миссионеров на ее родине, если бы они отважились явиться туда. В Риме Х. поселилась в Palazzo Farnese, изучала литературу и искусства, собрала богатую коллекцию редких вещей и ценную библиотеку; двор ее сделался блестящим центром всего ученого Рима. Вскоре Х. своей эксцентричностью стала вызывать неудовольствие Папы. Вместо испанцев и итальянцев Х. стала приближать к себе французов. В 1656 г. Х. посетила Париж, откуда снова вернулась в Рим, но скоро во второй раз поехала во Францию и жила некоторое время в Фонтенбло. Здесь она запятнала себя убийством своего обер-шталмейстера, маркиза Мональдески, заподозренного ею в измене. Весной 1658 г. Х. снова поселилась в Риме. Так как из Швеции ей не присылали аккуратно обещанной суммы денег, она пустилась на ряд экстравагантных предприятий: так, она просила императора дать ей значительную военную помощь для занятия Померании, которую она после своей смерти обещала уступить ему. После смерти Карла X Х. решилась возвратиться в Швецию и прибыла в Стокгольм, где ее очень холодно приняли. Протест ее против права Карла XI занимать престол и требование ею короны были отвергнуты сословиями. Когда она в 1663 г. вновь появилась в Швеции, от нее потребовали удаления ее католического патера. Это оскорбило ее, и она навсегда оставила Швецию. Умерла она в Риме в 1689 г. Последним ее политическим делом была ее кандидатура на польский престол после Иоанна-Казимира. В последние годы ее жизни большим влиянием на Х. пользовался кардинал Аццолино, которого она и назначила своим «универсальным» наследником. Х. оставила обширную переписку и немало сочинений, изд. Аркенгольцем в его «Mémoires concernant Christine reine de Suede» (1751—60): «Ouvrage de loisir on maximes et sentences», «Sentiments et dits mémorables de Christine», «Réfléxions diverses sur la vie et sur les actions du grand Alexandre», «Réflexions sur la vie et les actions du César». Для царствования Х. и характеристики ее личности могут служить, кроме ее собственных трудов, мемуары франц. посла Chanut (изд. в Париже, 1875; критическую оценку их см. «Hist. Tidskrift» за 1887 г.) и дневник англичанина Whitelocke (изд. на шведск. яз. в Упсале в 1777 г.). Ср. еще Gjörwell, «Drottning Kristinas arbeten och märkvärdigheter»; Grauert, «Christina Königin von Schweden und ihr Hof» (Бонн, 1837); Odhner, «Sveriges inre Historia under Droitning Christinas Formyndare» (1865); Gusiafsson, «Bidrag till historien om Drottning Kristinas Afsägelse ochRiksdagen 1654» (Стокгольм, 1887). Биографию Х. составил датский ученый Фрииз (на нем. яз. — «Königm Christine von Schweden», 1899); Baron de Bildt, «Christine de Suéde et le Cardinal Azzolino. Lettres inédites» (П., 1899).

Г. Форстен.