ЭСБЕ/Шведский язык

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Шведский язык
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Чугуев — Шен. Источник: т. XXXIX (1903): Чугуев — Шен, с. 268—270 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ


Шведский язык — Выделение Ш. языка из древнескандинавского или древнесеверного языка начинается в XI в., после окончательного введения христианства в скандинавских землях, когда возникает различие между четырьмя главными древнескандинавскими диалектами, давшими впоследствии начало четырем литературным языкам: исландскому, норвежскому, Ш. и датскому. Два последних, восточно-скандинавских языка отличаются некоторыми общими особенностями от двух первых — западно-скандинавских. Это указывает на первоначальную близость и даже единство названных парных языков. Восточно-скандинавские особенности: 1) отсутствие перегласовки (в результате процесса аналогии или морфологической ассимиляции): вост.-сканд. 3 л. ед. halder || зап.-сканд. heldr = нем. hält «держит»; вост.-сканд. vare || зап.-сканд. væra = нем. wäre «был бы» и т. д.; 2) вост.-сканд. о || зап.-сканд. ū; вост.-сканд. || зап.-сканд. = нем. Sau «свинья»; 3) сохранение ē, ī, ȳ перед гласными, тогда как в зап.-сканд. наблюдается переход в консонансное i: вост.-сканд. sēa || зап.-сканд. sia = нем. sehen «смотреть»; вост.-сканд. fīande || зап.-сканд. fiande = нем Feind «враг»; 4) сохранение древних сочетаний mp, nk, nt, подвергающихся в зап.-сканд. ассимиляции: восточно-сканд. ænkia || зап.-сканд. ekkia «вдова»; вост.-сканд. bant || зап.-сканд. batt = нем. band «связал»; 5) именит. и винит. множ. на -iar, -ia и основ множ. род. на -i и ja-, например drængiar, || зап.-сканд.-ir, -i: drengir, -i «парни»; 6) образование дат. множ. с суффиксом -umin (в зап.-сканд. — -unum): вост.-сканд. fotumin || зап.-сканд. fōtunum «Füssen»; 7) местоименные формы iak (редко æk) = нем. ich «я», vi(r) = нем. wir «мы», i(r) = нем. Ihr «вы» и т. д. || вост.-сканд. ek, vér (mér), ér и т. д.; 8) замена прошедшего времени на r- обыкновенным на þ(ŋ): вост.-сканд. saþe || зап.-сканд. sere = нем. saete «сеял»; 9) победа медиопассива на -s над формами с -sk: вост.-сканд. kallas || зап.-сканд. kallask «называться». В современных народных говорах эти особенности не всегда выдержаны, но в литературных языках соблюдаются последовательно. Различия древних восточно-скандинавских литературных языков, древнешведского (вместе с древнегутнийским) и древнедатского, в начале были очень незначительны. Из древнейших литературных источников могут быть извлечены лишь следующие главные отличия: 1) окончание имен. ед. -r сохраняется еще в древнешведском, но исчезает в древнедатском: др.швед. kalver || др.датск. kalf = нем. Kalb «теленок»; 2) древнешведский сохраняет еще спряжение сослагательного наклонения, утраченное в древнедатском; 3) 2-е лицо изъявительного и сослагательного наклонения в древнешведском оканчивается на -in, а в древнедатском совпало с 3 лицом множ. ч.: др.швед. vitin || древ.датск. vitæ (или vita) = нем. Ihr wisset «вы знаете»; в более поздних памятниках являются новые черты; 4) k, p, t после гласных сохраняются, а в древнедатском дают g, b, d: др.швед. āka || др.датск. agæ «ехать»; др.швед. løpa || др.датск. løbæ = нем. laufen «бегать»; др.швед. æta || др.-датск. ædæ = нем. essen «есть»; 5) спирант gh сохраняется в древнешведском (в начале и середине), а в древнедатском переходит в неслоговое u: др.швед. lagh || др.датск. lau, «гильдия». В языковом отношении древнешведский язык является самым важным из древних восточно-скандинавских языков. На нем говорили, кроме Швеции (за исключением ее западной и южной части), в Финляндии, Эстляндии и Лифляндии с прибрежными их островами (а также и в России при дворе варяжских князей). Древнейшими памятниками его служат рунические надписи, рассеянные по всей Швеции (около 2000), особенно в Упланде (около 1000), Сöдерманланде, Эстергöтланде и на острове Готланд (приблизительно по 200 в каждой области). По содержанию это большей частью эпитафии в честь умерших родственников, некоторые стихами (около 160 надписей, все до XIII в.). Относятся они к разным эпохам, но большей частью к XI-XII вв. Другим источником являются рукописи, писанные латинским письмом (существовали и рунические, но до нас не дошли). Древнейшая из них относится к XIII в. (сборник со старым Вестготским законом и некоторыми юридическими и географическими статьями, писанный после 1283 г.). К 1300 г. относится рукопись Упландского закона; затем имеются рукописи 1325, 1327, 1350, 1360, 1367 гг. и т. д. Древнейшие рукописные памятники представляют уже известные уклонения от языка более древних рунических надписей: переход в st, исчезновение начального h перед l, n, r (как в немецком): loter (др.исланд. hlutr), нем. Loos «жребий»; nakki (др.исланд. hnakke), нем. Nacken «шея, затылок»; ringer (др.исланд. hringr), нем. Ring «кольцо»; ударенное ia дает iæ (уже в XII в.): hiærta, более древнее hiarta = нем. Herz «сердце»; носовые гласные теряют свой носовой оттенок; развиваются вторичные звуки b и d в известных сочетаниях согласных: hiælmber (древ. hialmR) = нем. Helm «шлем»; род. множ. aldra (древнее allra) = нем. aller «всех» и т. д. Словарь обогащается рядом заимствованных греческих и латинских слов (христианские термины): krussa, нем. Kreuz «крест», brēf, нем. Brief «письмо»; skōli «школа»; prester = нем. Priester «священник»; almosa = нем. Almosen и т. д. Много важных изменений приносит XIV в. (древние местоимения , «этот, эта» заменяются новообразованиями þæn, þe; краткое y дает ø: børia из byria; дат. местоимения mær, sær и т. д. заменяются винит. mik, sik и т. д.). Около 1350 г. письменный язык, ставший государственным, подвергается коронному преобразованию, отражающемуся и в орфографии (влияние народных диалектов): ударенное io, внутри слов дает , iǿ: miølk из miolk = нем. Milch «молоко»; конечные -u и -i переходят в o, e; g, k перед ударенными нёбными гласными палатализуются и переходят в dj, tj; k в неударном слоге дает g; появляются препозитивные члены þæn, hin, en и т. д. Около 1400 г. долгое a превращается в å, но сам знак его появляется позже (в печати — в 1526 г.). Удлинение кратких гласных в известных условиях, дававшее себя знать уже в XIV в., в XV в. идет еще дальше (в открытых слогах). В это же время th превращается в t (tiggia из thiggia «просить милостыню»); исчезает h перед консонансными i и u (jærta вместо hiærta «сердце»; var вместо hwar «каждый»); в родит. падеже везде появляется -s (iordhs вместо iordhar «земли»); у известных глаголов появляется в прошедшем времени dd вместо. dh (trodde вместо trōdhe «верил»). Около 1500 г. у существительных среднего рода на -e, -i появляется множ. число на -r (stykker = нем. Stücke) и 1 л. множ. числа совпадает с 3 л. множ. (kalla вместо kallom «зовем»). В XIV и XV вв., вследствие политических и торговых сношений, появляется много нижненемецких лексических заимствований (hantera = hantieren, førstinna = Fürstin, fromhēt = Frömmigkeit, betala = bezahlen, klēn = klein, grōver = grob, tukt = Zucht, arbēta = arbeiten и т. д.). В конце средних веков, вследствие политических условий, дает себя сильно знать датское влияние (не только в словаре, но и в формах: замена всех конечных гласных датским , замена глухих p, t, k после гласных посредством b, d(dh), g(gh); появление окончания -r во 2 л. множ. числа повелительного наклонения прошедшего времени вместо -n. Первый важный памятник нового Ш. языка — первый полный перевод Библии (изд. братьями Петри в 1541 г.), известный под именем «Библии Густава I». В языке ее и других памятников XVI-XVII вв. наблюдается стремление отделаться от данизмов и употреблять природные, частью древние формы и слова. В это же время происходят и некоторые другие изменения фонетического и морфологического свойства, дающие в конце концов Ш. языку приблизительно его современную физиономию. Изменения эти не всегда заметны в памятниках той эпохи, благодаря консерватизму орфографии. Около 1700 г. древнешведская система флексии уже совершенно выходит из употребления, хотя некоторые памятники (вроде «Библии Карла XII», изданной в 1703 г. Сведбергом) и возвращаются сознательно к архаизмам. Это стремление к старине во второй половине XVII в. вводит в словарь много заимствований из древнешведского и древнеисландского. Кроме того, в XVI-XVII вв. входит в язык много латинских (влияние гуманизма) и немецких слов (влияние реформации и 30-летней войны): språk = Sprache, tapper = tapfer, prakt = Pracht, antal = Anzahl, förlust = Verlust, gestalt = Gestalt. В XVII же веке и особенно в XVIII входит много французских слов (affaire, charmant, respect, talent и т. д.). В XIX в. в литературном языке наблюдается сильное сознательное стремление к пуризму, образованию новых слов и введению в употребление древних и областных слов. Вследствие этого словарь Ш. литературного языка XIX в. значительно отличается от словаря XVII и первой половины XVIII в. Вообще можно сказать, что язык известного историка и писателя Далина, типичный для Ш. литературы середины XVIII в., в звуковом и морфологическом отношениях тождествен с новейшим Ш. языком.

Серьезное научное изучение Ш. языка началось собственно со второй половины XVII в.; до тех пор Ш. филологии недоставало научного метода, и она занимала подчиненное место, служа преимущественно интересам богословия. «Отцом» Ш. филологии считается И. Буреус (1568—1652), выдающийся рунолог и знаток древнешведского языка и литературы. Из его последователей выдаются Г. Шернъельм (1598—1672) и (более известный как филолог-классик) И. Шефферус (1621—1679). Толчок к изучению родного языка был дан во второй половине XVII в., когда по распоряжению правительства было собрано значительное число исландских рукописей. Материал этот был разработан главным образом О. Верелиусом (1618—1682), составителем исландского словаря, И. Перингшёльдом (1654—1720) и И. Гадорфом (1630—1693). Результаты рунологических исследований двух последних ученых собраны в изданном в 1750 г. «Bautil, alle Svea och Cöta rikens runstenar» («Баутиль, все рунические камни Швеции и Готы»). Выдающимся рунологом был также М. Сельсиус (1621—1679). Составителями первых грамматик Ш. языка были Н. Тьельман (1652—1718) и И. Сведберг (1653—1735). Наиболее замечателен набросок грамматики «En svensk ordeskötsol» С. Колумбуса (1642—1679), в котором проводились такие взгляды, которые могли быть оценены лишь в наше время. И. Ире (1707—1780), самый выдающийся филолог Швеции, начал новую эру Ш. языковедения, положив в основу изучения северных языков изучение готского и других древнегерманских языков. Наиболее известный из его многочисленных трудов — «Glossarium sviogothicum». Из диалектологов особенно выдается С. Гоф (1703—1786), автор превосходного труда о вестготском наречии; из рунологов — О. Сельсиус (1670—1756), Л. Сальстед (1716—1776), более известный как автор грамматики и словаря, и И. Лильегрэн (1789—1837). В середине XIX в. исторический и сравнительный метод Гримма и Боппа оказал влияние и на Ш. языковедение. Как раз перед тем был собран превосходный материал — изданные К. Шлютером (1795—1888) сборники древних законов Швеции и издания Ш. археологического общества, в которых особенно деятельное участие принимал Г. Клемминг. Первым представителем исторического метода явился в Швеции И. Рудквист (1800—1877), автор «Svenska spraakets lagar» («Законы Ш. языка»), первого строго-научного труда по истории Ш. языка. Первым представителем сравнительного метода был М. Рихерт (1837—1886). И. Рийц (1815—1868) составил обширный словарь Ш. наречий. Из современных Ш. филологов выдаются Л. Лэфлер (род. в 1847 г.), известный своими трудами по истории германских и северных языков; А. Норэн (род. в 1854 г.), первые труды которого составили эпоху в исторической диалектологии; А. Кок (род. в 1851 г.), издававший «Архив северной филологии» и особенно обогативший отрасль филологии, трактующую о развитии Ш. языка; Э. Тэгнер-младший (род. в 1843 г.), известный своим трудом «Om genus i svenskan»; Ф. Тамм (род. в 1847 г.), которому Ш. наука обязана ценными трудами по этимологии, а также исследованиями о влиянии на Ш. язык нижнегерманского наречия (в настоящее время Тамм занят составлением Ш. этимологического словаря); И. Седершэльд (род. в 1849 г.), известный изданиями древнеисландских рукописей, автор популярного труда «Om svenskan som skriftspraak» («О Ш. письменном языке»); И. Люткен (род. в 1844 г.) и Ф. Вульф (1842 г.), издавшие весьма ценные исследования по Ш. фонетике; К. Седерваль (род. в 1842 г.), автор образцового труда «Ordbok öfver svenska medeltidsspraaket» («Словарь Ш. языка средних веков»); А. фон Крэмер (род. в 1825 г.); К. Бекман (род. в 1868 г.), вместе с Ф. Вульфом разработавший Ш. метрику; И. Лундель (род. в 1851 г.), основатель журнала «Nyare bidrag til kännedom om de svenska landsmaalen och svenskt folklif» («Новые материалы по изучению Ш. наречий и народной жизни»), много поработавший над изучением народных Ш. наречий. Последняя отрасль Ш. филологии особенно значительно разработана в последние десятилетия. Хорошие результаты дало изучение современных местных Ш. наречий, идущее под руководством особых центральных филологических комиссий. Начало этому труду положил А. Эрдман (род. в 1843 г.).