ЭСБЕ/Эзоп

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Эзоп
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Шуйское — Электровозбудимость. Источник: т. XL (1904): Шуйское — Электровозбудимость, с. 187—188 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : РСКД : RE : Britannica (11-th) : NSRW (1914) : OSN


Эзоп — родоначальник названной по его имени «Эзоповой» басни. По древнейшему преданию, он жил около середины VI в. до Р. Х., был рабом самосца Иадмона и умер насильственной смертью в Дельфах. Позднее его родиной называли Малую Азию, что вполне правдоподобно, так как с этим согласуется характер его имени. Его смерть в Дельфах была украшена легендой, которую можно восстановить по Геродоту и Аристофану, комбинируя их с более поздними свидетельствами. Согласно этой легенде Э., находясь в Дельфах, своим злословием возбудил против себя нескольких граждан, и они решили наказать его. Для этого они, похитив золотую чашу из храмовой утвари, тайно вложили ее в котомку Э. и затем забили тревогу; приказано было обыскать богомольцев, чаша была найдена у Э., и он, как святотатец, был побит камнями. Через много лет последовало чудесное обнаружение невинности Э.; потомки его убийц были вынуждены уплатить виру, за получением которой явился внук того Иадмона, который был его господином. Историческое ядро этой легенды заключается в отношении Дельфов, этого средоточия поэзии VI в., к Эзоповой басне: будучи вначале враждебным, оно со временем стало дружественным, т. е. Дельфы сочли за лучшее принять под свое покровительство этот популярный и влиятельный тип повествовательной поэзии. — Что касается до самой Эзоповой басни, то под этим именем древние разумели ту, в которой действующими лицами выступали животные и др. бессловесные существа и предметы. Другой разновидностью была так назыв. сибаритская басня, в которой выступали люди; кроме того, были еще басни ливийские, египетские, кипрские, карийские, киликийские. Поименованные местности все лежат на окраинах (западной, южной, восточной) греческого мира; это стоит в связи с часто замеченным фактом, что произведения народной словесности лучше сохраняются и раньше обращают на себя внимание именно на окраинах, где антагонизм с иными народностями заставляет более дорожить сокровищницей национальных преданий. Согласно этому, мы и во фригийце Э. должны будем видеть просто собирателя и пересказчика греческих басен; его популярность была причиной того, что всякая басня «эзопического» характера была приписываема ему. Есть основание предполагать, что в эпоху Аристофана (конец V в.) в Афинах был известен письменный сборник Эзоповых басен, по которому учили детей в школе; «ты невежда и лентяй, даже Э. не выучил», — говорит у Аристофана одно действующее лицо. Это были прозаические пересказы, без всякой художественной отделки. Признание Э. Дельфами было для поэтов косвенным призывом внести в поэтическую литературу этот заброшенный вид народной словесности; откликнулся на него Сократ под влиянием того мистического настроения, в котором он, как избранник дельфийского Аполлона, провел последние дни своей жизни. Переделки Сократа не сохранились для потомства; мнимые отрывки из них подложны. Свод Эзоповых басен в прозе составил в конце IV в. Димитрий Фалерский. До нас из древности дошли лишь вольные поэтические переделки Бабрия (III в. по Р. Х.) на греческом, Федра (I в. по Р. Х.) и Авиена (IV в. по Р. Х.) — на латинском яз.; те же суxие прозаические пересказы, которые озаглавлены в рукописях как «Эзоповы басни», все составлены в средние века. — Интерес к басням Э. переносился и на его личность; за неимением достоверных сведений о нем прибегали к легенде. Фригийский краснобай, иносказательно поносивший сильных мира сего, естественно, представлялся человеком сварливым и злобным, наподобие Гомеровского Ферсита, а потому и портрет Ферсита, подробно изображенный Гомером, был перенесен и на Э. Его представляли горбатым, хромым, с лицом обезьяны — одним словом, во всех отношениях безобразным и прямо противоположным божественной красоте Аполлона; таким он изображался и в скульптуре, между прочим — в том интересном изваянии, которое до нас сохранилось. В средние века была сочинена в Византии анекдотическая биография Э., которая долго принималась за источник достоверных сведений о нем. Э. представлен здесь рабом, за бесценок продаваемым из рук в руки, постоянно обижаемым и товарищами-рабами, и надсмотрщиками, и хозяевами, но умеющим удачно мстить своим обидчикам. Эта биография не только не вытекла из подлинной традиции об Э. — она даже и не греческого происхождения. Ее источник — еврейская повесть о мудром Акирии, принадлежащая к циклу легенд, которыми была окружена у позднейших евреев личность царя Соломона. Посредствующие звенья между этой повестью и византийской биографией Э. еще не обнаружены; самая повесть известна, главным образом, из древнеславянских переделок. Биография Э. получила широкую популярность и была рано переведена на многие языки, между прочим, на болгарский, турецкий и румынский.

Литература. История Эзоповой басни — один из самых чувствительных пробелов в истории античных литератур; ей должно предшествовать собрание всех сводов и отрывков Эзоповой басни, а это — очень трудная задача, которая вряд ли скоро найдет исполнителя. См. Keller, «Geschichte der griechischen Fabel» (1852). Лучшее издание басен — Halm (Лпц., у Teubner’a); биографии — Eberhard — «Fabulae Romanenses» (там же). Об Акирии ст. Ягича в «Byzantinische Zeitschrift» (1892); ср. также Лопарев, «Слово о св. Феостирикте» («Пам. древн. письменности», № 94).