ЭСБЕ/Энциклопедия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Энциклопедия
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Электровозбудительная сила — Эрготинъ. Источник: т. XLa (1904): Электровозбудительная сила — Эрготин, с. 877—882 • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ 


Энциклопедия (от греч. έγκυλιοςπαιδεία — круг познаний) — так называлась у древних совокупность тех знаний, которыми должен овладеть свободный человек, вступая в жизнь. Содержание их в древности и в средние века составляли так наз. семь свободных искуссв (artes liberales), то есть грамматика, риторика, диалектика в первой части (trivium) и арифметика, геометрия, музыка, астрономия — во второй (quadrivium); прочие знания считались практическими сведениями и в область высокой науки не входили. Ныне название Э. носят изложения всей совокупности знаний человеческих в какой-либо внутренней или внешней системе, или же обширные и самостоятельные части, выделенные из этого необозримого целого (Э. военная, медицинская, юридическая и т. п.). Потребность в объединении всей массы научных и практических знаний чувствовалась всегда и получала удовлетворение еще в классической древности. Первый энциклопедический труд приписывается Спевзиппу, ученику Платона. У римлян сходные попытки принадлежат Варрону, в его погибшем труде: «Rerum humanarum et divinarum autiquitates», и Плинию, в его «Historia naturalis». Настоящим основателем энциклопедической сводки наук в средние века считается Марциан Капелла, который в своей стихотворной «Salira», вероятно, — опираясь на Варрона, объединил полные курсы всех семи искусств. Высоко ценило средневековье также «Origines» Исидора и извлеченные оттуда 22 книги «De Universo» Рабана Мавра. Всех их, однако, превзошел Викентий из Бовэ (см. VI, 286), изобразивший совокупность средневековых знаний в трех обширных собраниях: «Speculum naturale», «Speculum historiale» и «Speculum doctrinale», к которым неизвестный автор вскоре присоединил составленное по тому же образцу и с тем же железным прилежанием «Specidum morale». Всем этим и им подобным сборникам, не исключая «Opus majns» Роджера Бакона (1267), особенно многочисленным в позднее средневековье, совершенно чужда руководящая идея философского обобщения. Все эти «Summae», «Specula» и т. п., предназначенные по преимуществу для школьных целей, просто собирают подлежащий материал, без всякой объединяющей мысли. Такие же механические собрания представляют собой позднейшие «Cyclopedia» (1541) Рингельберга, «Encyclopedia, seu orbis disciplinarum turn sacrarum turn profanarum» Павла Скалиха (1559), который первый употребил термин Э., «Margarita philosophica» (1503) Рейша, «Idea methodicae et brevis encyclopediae, sive adumbratio universitatis» (1606) Мартини, «Scientiarum omnium encyclopedia VII tomis distincta» (1630) Альштеда, равно как многочисленные позднейшие компиляции. Перейти к настоящему, философски обобщенному и логически систематизированному изложению единой науки в её целокупности мог лишь могучий ум истинного новатора, каким явился Бакон Веруламский, в своих «Instauratio magna, id est Novum organum» (1620) и «De dignitate et augmentis scientiarum» (1623); но на путь, им указанный, не вступил никто из его ближайших преемников. Многочисленные Э. XVII и первой половины XVIII вв. были предназначены или для учебных целей, как, напр., «Pera librorum juvenilium» (1695) Вагензейля, «La science de l’homme de cour, d'épée et de robe» (1752 г., 18 т.), или для справок специалистов; обширный материал в удобной форме объединил Моргоф в «Polyhistor» (1688). Наконец, Зульцер, следуя примеру, данному в «Primae lineae isagoges in eruditionem universalem» Геснера, попытался в «Kurzer Begriff aller Wissenschaften» (1778) представить внутреннюю связь всех отдельных отраслей знания. Его система нашла общее признание; её держались в своих Э. Аделунт («Kurzer Begriff menschlicher Fertigkeiten und Kenntnisse», 1778), Реймарус (1775), Бюш (1795), Клюгель (1788), Рейс (1783), Буле (1790). Под влиянием философии Канта новую Э. предложил Эшенбург в «Lehrbuch der Wissenschaften» (1808). Его попытка нашла многочисленных поклонников, число которых не уменьшил даже «Versuch einer systematischen Encyclopedie der Wissenschaften» (1796—1797, доп. 1803—1819), Круга, давшего новый опыт систематизации знаний. Идеи Эшенбурга легли в основание работ Габеля, Рюфа, Штраса, предназначенных для учащихся, тогда как «Philosophische Darstellung eines Systems aller Wissenschaften» (1806) Геффтера, «Organismus der menschlichen Wissenschaft und Kunst» (1809) Бурдаха и «Encyclopedische Ansichten» Kpayca (1809) представляют собой более самостоятельные труды. Материалы, собранные строгим систематиком-кантианцем Э. Шмидтом в «Allgemeine Encyclopedie und Methodologie der Wissenschaften» (1811), обработал Шаллер в предназначенном для учебных целей курсе под тем же заглавием (1812). Некоторую оригинальность представляют «Einleitung zu einer Architectonik der Wissenschaften» (1818) Эше и «Allgemeine Wissenschaftslehre» (1825) Кронбурга. Чем далее идет специализация отдельных отраслей знания, тем труднее становится отдельному уму даже при самой универсальной образованности охватить и представить их в виде объединенного целого, счастливо избегнув двух крайностей — философской абстрактности и механического нагромождения частностей. Еще в половине прошлого века появились «Akademische Propädeutik» (1842) и «Hodegetik» (1852) Киршнера и «Bibliographisches System der gesamten Wissenschaftskunde» (1852).

В наше время общей Э., как науки, нет; в науке существуют лишь частные Э., а название общих Э. носят труды, объединяющие все возможные научные и практические сведения, по преимуществу для фактических справок и расположенные в наиболее удобной для того системе — алфавитной. Первоначально Э. этого рода обнимали сведения по преимуществу исторические и географические; родоначальником их считается «Lexicon» Свиды (XXIX, 111). Длинный ряд их в Европе открывают в половине XVII в. «Grand dictionnaire historique» Морери (Лион, 1674; 20-ое изд. 1759, 10 т.) и отчасти им вызванный знаменитый «Dictionnaire historique et critique» Бейля (Роттердам, 1697, 2 т.; лучшее, 3-е изд. 1720 г., 4 т.; наиболее обширное изд. Beuchot, 1820—1824 г., 16 т.). Словарь Бейля (ср. III, 326), кроме текста, представляет множество примечаний и поправок в труду Морери, уснащенных массой цитат, которые занимают в десять раз больше места, чем текст, и содержат всевозможные сведения по истории, географии, литературе, филологии и философии, наравне с шутками довольно двусмысленными: этого требовал книгопродавец. Главное место занимает критическая история религии, и это сделало словарь Бейля одной из важнейших книг для XVIII в.: от него отправлялась разрушительная критика «эпохи просвещения», которой часто оставалось только популяризовать то, что содержалось в этом обширном «складе философской и богословской эрудиции». Выражением той же потребности в справочнике на пороге нового века явились в Италии «Bibloteca universale» (1701) Коронелли, в Германии — «Lexicon universale» (1677, 2 т. и доп. 1683, 2 т.) И. И. Гофмана. Обширнейшим предприятием этого рода был затем так называемый — по имени издателя — «Цедлеровский лексикон» («Grosses vollständiges Universal-Lexicon aller Wissenschaften und Künste», 1732—54, 64 т. и 4 т. дополн.), под редакц. Людевига и др. Еще несколько ранее в практической Англии был издан менее богатый содержанием, чем Цедлеровский, но замечательный в своем роде энциклопедический труд, уже вполне принявший вид лексикона и тем более ценный, что представлял собой цельное произведение одного труженика: «Cyclopedia or universal Dictionary of the Arts and Sciences» квакера Эфраима Чэмберса. Она имела громадный успех, несмотря на высокую цену (четыре гинеи), и в течение восемнадцати лет выдержала четыре издания (1728, 1738, 1741, 1746; доп. 1753). Еще важнее для общеевропейского просвещения та роль, которая выпала на долю французской Э. Дидро и д’Аламбера — «La grande Encyclopédie», как ее часто называют, — выходившей (не считая дополнений и систематического указателя) в течение двадцати лет (1751—72, 28 т. in folio; дополн. 1777, 5 т.; указатель 1780, 2 т.). Подобно словарю Бейля, она представляет собой выдающееся культурно-историческое, а не только узколитературное явление, являясь воплощением рационалистических идей XVIII века. Ближайшим поводом к её составлению был сделанный Дидро издателем Ле-Бретоном заказ просто перевести на французский язык английскую Э. Чэмберса, только что появившуюся четвертым изданием. От мысли о справочном руководстве Дидро быстро перешел к идее обширного труда, охватывающего в объединенном целом всю совокупность завоеваний разума, сделанных за последнее время. Д’Аламбер воодушевился замыслом, великое значение которого предстало перед философами в его необъятной широте. Полное название гласило: «Энциклопедия или Систематический словарь наук, искусств и ремесел, выбранный из лучших авторов и особенно из английских словарей обществом ученых и расположенных по порядку, Дидро и — в отделе математики — д’Аламбером». В предисловии говорилось: «Цель Э. — объединить знания, рассеянные по поверхности земной, изложить их в общей системе для людей, с которыми мы живем, и передать их людям, которые придут за нами: дабы труды минувших веков не были бесполезны для веков грядущих, дабы наши потомки, став образованнее, стали также добродетельнее и счастливее и чтобы мы могли умереть в сознании исполненного пред человечеством долга». Длинный ряд сотрудников деятельно способствовал осуществлению великой задачи; к их числу принадлежали Вольтер, Монтескье, Бюффон, Мармонтель, Гельвециус, аббаты Рейналь и Морелле, Гольбах, Кондильяк, Мабли, Лагарп, Сен-Ламбер, Гримм, Тюрго, Кондорсэ, Неккер, Ж.-Ж. Руссо. Необходимо иметь в виду, что понятия сотрудника Э. и энциклопедиста в том смысле, в каком это слово употребительно в культурной истории, не совпадают: энциклопедистами принято называть не столько сотрудников большой Э., сколько писателей и мыслителей, близких ей по духу, связанных с её руководителями единством философского мировоззрения. Так, например, Руссо, покинувший Э. после выхода 7 тома, где появилась неприятная ему статья о Женеве, и написавший оскорбительное письмо д’Аламберу, скорее может быть причислен к противникам энциклопедистов. Были у них противники более сильные не внутренней мощью, а громадными средствами внешнего воздействия. История большой Э. есть в значительной степени история трагической борьбы Дидро за свое детище. Сперва иезуиты и янсенисты пытались принять участие в Э., чтобы в ней самой парализовать страшное действие этого громадного кодекса просвещения. Когда им это не удалось, они пустили в ход все влияние, скопленное ими к моменту распадения старого строя. Буря разразилась тотчас же по выходе первого и второго томов. Сорбонна, возмущенная тем, что богословские статьи словаря были поручены не иезуитам, прежде всего лишила ученой степени автора этих статей, аббата де-Прада. Архиепископ парижский издал послание, осуждавшее диссертацию аббата, но лишь намекавшее на нечестивый дух Э. Де-Прад бежал к Фридриху II. Пострадали и два другие священнослужителя, участвовавшие в Э.: Ивонн эмигрировал, Морелле был заключен в Бастилию. Гонения создали книге известность в обширных кругах читающей публики. Это вызвало еще большее раздражение духовенства, по настоянию которого на вышедшие тома наложено было королевским советом запрещение. Продолжения предприятия это запрещение не коснулось, и мысль передать его иезуитам не была осуществлена. Дидро ответил гонителям резким отпором, указывая, что распространению неверия более способствует поведение духовенства, чем материалистическая философия. Возникло предположение перенести продолжение дела в Берлин, но Вольтер основательно напомнил издателям, что там больше штыков, чем книг, и Афины там только в кабинете короля. Через два года, когда отношения правительства к духовенству испортились и Дидро получил от Мальзерба, управлявшего делами печати, бумаги, захваченные у него, вышел третий том; в горячем предисловии д’Аламбер защищал великое дело. Несмотря на уверения, будто энциклопедисты составили шайку с целью ниспровержения всех общественных основ, в 1754—1756 гг. вышли 4—6 тома «avec approbation et privilège da roi». За ними последовал через год 7-й, превзошедший силой остальные, несмотря на осторожность издателей. Особенно раздражено было французское духовенство лестным отзывом д’Аламбера об умеренной жизни и терпимости духовенства женевского. К тому же одновременно с седьмым томом (1757) появилась книга Гельвециуса «De l’Esprit», послужившая поводом к новому взрыву. Иезуиты (в «Journal de Trévoux»), Фрерон (в «Année littéraire»), Палиссо (в «Petites lettres à des grands philosophes») добились назначения следственной комиссии. Решение государственного совета 8 марта 1759 г., по представлению Мальзерба, было снисходительно: привилегия, выданная в 1746 г., была уничтожена, продажа вышедших и следующих томов воспрещена, «в виду того, что польза, приносимая искусству и науке, совершенно не соответствует вреду, наносимому религии и нравственности». Еще сильнее был новый удар, постигший Э.: усталый и измученный, ее покинул д’Аламбер. В 1764 г., когда последние десять томов словаря были почти закончены, чтобы сразу выйти в свет, Дидро заметил, что издатель Ле-Бретон, боясь цензуры, тайно от него цензуровал и искажал текст. Дидро еле пережил это несчастие, но в конце концов отказался от намерения уничтожить книгу; в 1765 г. подписчики получили последние десять томов; гравюры, в одиннадцати томах, были вполне готовы лишь в 1772 г. Вследствие новых происков духовенства правительство распорядилось, чтобы всякий владелец Э. представлял ее в полицию; книги возвращали с незначительными вырезками. Вольтер оставил — не вполне достоверный — рассказ о том, как защитники Э. постарались показать королю её полезные стороны: завели разговор о разных практических предметах — о порохе, о румянах — и принесенная в салон Э. на все дала удовлетворительные и интересные ответы. «По истине — сказал король — я не могу понять, почему мне так дурно отзывались об этой книге». Быть может, однако, не так далек был от истины и один из наиболее авторитетных «дурных» отзывов, генерального прокурора Омера де-Флери, утверждавшего перед парламентом, что энциклопедисты — это «общество, составившееся с целью поддерживать материализм, разрушать религию, внушать независимость и питать развращенность нравов». Неосновательно лишь последнее утверждение; может возбуждать сомнения также указание на организованное с известными целями общество, — но Э. в самом деле объединила и организовала отдельных свободных мыслителей, а их разрозненные воззрения обратила в единую доктрину. Идейное единство не мешает ей, однако, быть грудой самых разнообразных материалов. «Ваш труд — вавилонское столпотворение», писал Вольтер Дидро; «добро и зло, истина и ложь, серьезность и легкомыслие — все перемешано здесь. Есть статьи, автором которых, верно, был какой-нибудь завсегдатай будуаров, автором других — причетник; самые страшные дерзости встречаются здесь с удручающими пошлостями». Смелость, однако, преобладает и ловкость прикрывает ее. Везде словарь является проводником новых идей. Исключение составляла только область литературы, риторики, поэтики: Мармонтель, редактор этого отдела, не смог подняться над преклонением пред признанными классиками. Во всем остальном господствует догмат самодержавного разума. Психология Локка и физика Ньютона соединяются с принципом свободы воли, завещанным Декартом. В статьях по теологии вокруг каждого догмата нагромождены все возражения, сделанные различными ересями; не становясь ни на чью сторону, автор лишь оттеняет всю силу противоречий. В статьях по политике руководящим началом служит учение Монтескье. В статье Просвещение (XXV, 469) указана уже общественная тенденция французского рационализма, философского по источнику, но политического в применении. Наиболее определенным выражением этой тенденции была Э.; её метафизика и сенсуалистская психология несовершенны, но проникнуты человеколюбием и стремлением к реформе человеческих отношений. В старом режиме не было такого отжившего и вредного учреждения, на которое не была бы направлена сдержанная, фактическая, но тем более разрушительная критика Э. Особенно действительными были статьи о земледелии, налоге на соль (gabelle), подушном сборе (taille) привилегиях, барщине (corvée), солдатчине (milice), ярмарках, гильдиях (maîtrises), барских охотах (capitaneries). Внимание к людям труда выражалось не только в этих агитационных статьях, но и в громадной массе основательнейших статей, посвященных практической технике. Сын ремесленника, Дидро видел в повышении техники средство для возвышения рабочего люда, и дал в Э. полное руководство по всем отраслям труда, снабженное точными и многочисленными рисунками. Он сам с величайшим вниманием знакомился для этого с ремеслами, входя во все их детали. — Успех Э. был громаден; первое издание было напечатано в тридцати тысячах экземпляров, и издатель, затратив на печатание 1158 тысяч ливров, заработал 2630 тысяч. В 1774 г. уже было четыре иностранных перевода Э. Алфавитный порядок, принятый в Э. Дидро и д’Аламбера, был для многих неудобен, не смотря на то, что к труду были приложены систематические таблицы, дававшие внутреннюю связь тому, что было сведено во внешнем порядке. Поэтому было предпринято новое издание Э., в системе, принятой в таблицах. Эта «Encyclopédie méthodique par ordre des matières» (1782—1832 гг., 166 т.), изданная Панкуком и Агассом, представляет собой ряд руководств по всем предметам знания. Из французских Э., изданных в XIX веке, наибольшее значение имеют: «Encyclopédie moderne» (1823—1832 гг., 24 т.) Куртэна (нов. изд. под ред. Ренье. 1847—1851 г., 27 т.; дополн. 1856—1862 г., 12 т.), «Encyclopédie des gens du’monde» (1833—1845 г., 22 т.), «Encyclopédie du XIX’siècle» (1836—1859 г., 29 т.; нов. изд. 1858—64 г., 55 т. и ежегод. дополн. «Annuaire encyclopédique»), «Encyclopédie catholique» (1838—1849 г., 18 т.), «Dictionnaire de la conversation et de la lecture» (1829—1839 г., 52 т. Доп. 1844—1851 г., 16 т.; нов. изд. 1851—1858 г., 16 т.; дополн. 1868—1874 г., 3 т.); «Encyclopédie nouvelle», Леру и Рейно (1841 г., 8 т.), «Encyclopédie générale» (1868—1870 г., 2 т.). До сих пор сохраняет значение «Grand dictionnaire universel du XIX siècle» Ларусса (1864—76 г., 15 т., доп. 2 т.), обширный свод научных, литературных и практических сведений, включающей, в отличие от других Э., также словарь языка, сборник популярных цитат, изречений, анекдотов, изложение содержания известнейших литературных произведений, ноты популярнейших музыкальных сочинений и т. п. Чуждый высокого идейного подъема большой Э. XVIII века, словарь Ларусса, однако, также является выражением вполне определенного свободомыслия и как по составу, так и по специфически французской легкости, носит несомненную печать родства с своим великим предшественником. Наоборот, попытку создать для французов чисто деловую, справочную Э. по образцу немецких представляет собой «La grande Encyclopédie».

XVIII век не прошел бесследно и для немецкой энциклопедич. литературы: появилась вызванная французской Э. «Deutsche Encyclopédie» (1778—1804 г., 23 т., неоконч., довед. до буквы К) и, наконец, обширнейшее немецкое издание этого рода, едва законченный в наши дни словарь Эрша (см.) и Грубера. Необходимо упомянуть также о большой, лишь по названию специальной, «Oekonomisch-technische Encyclopédie» (1773—1858 г., 242 т.) Кюница, Флерке и Гофмана. Новую стадию в составлении и издании Э. составляет создание немецкого «Konversations-Lexicon» — общедоступного словаря, чуждого общих руководящих целей, но весьма пригодного для справок, быстрых и надежных, хотя и неглубоких. Этот тип Э. создан рядом изданий Фр. Арн. Брокгауза, о которых см. IV, 702; последнее (14-е) юбилейное издание словаря Брокгауза закончено в 1903 г. Успех попытки Брокгауза вызвал множество подражаний, подделок и даже плагиатов. Из самостоятельных и имевших распространение немецких Э., созданных по образцу брокгаузовской, выдаются «Universal-Lexicon» Пирера (1824—1836 г., 26 т.; 7-е изд. 1888—1893 г., 12 т.; особенность словаря составляют включенные в него по оригинальной системе словари языков), словари Брюггемана (1833—38 г., 8 т.), Рейхенбаха (1834—44 г., 11 т.), Отто Виганда (1845—52 г., 15 т.) и особенно «Konversations-Lexicon» Мейера(1839—52 г., 37 т.; 5 изд. 1893—97 г., 17 т. и 4 т. дополнений; теперь выходит 6-е изд.) — единственный немецкий словарь, ныне соперничающий с Э. Брокгауза. Особыми руководящими точками зрения отличаются католическая «Allgemeine Real.-Encyclopedie für das katholische Deutschland» (1846—1851 г., 12 т.; 4 изд., 1880—1890 г.) и проникнутый теми же тенденциями «Konversations-Lexikon» Гердера (1853—1857 г., 5 т.; а изд. 1901 г. и сл.), либеральный «Staats-Lexikon» (3 изд. 1856—1866 г., 14 т.) Роттека и Велькера и противоположный ему стародворянский «Neues Konversations-Lexikon» (1859—1868 г., 23 т.) Вагенера; наконец, «Deutsches Staats-Wörterbuch» (1857—1870 г., 11 т.) Блунчли и Братера. Обширный немецкий книжный рынок представляет также много Э., предназначенных для определенного круга читателей (для женщин, для детей), а равно лишь для самых существенных и кратких справок. Из сокращенных Э. наиболее известны «Deutsche Taschen-Encyclopedie» (1837—41 г., 4 т.), «Brockhaus' Kleines Konversations-Lexikon» (4 изд. 1888 г.), «Handlexikon des allgemeines Wissens» (6 изд. 1898—1899 г., 3 т.) и «Handlexikon» (1893 г., 2 т.) Мейера. Появление обильных иллюстраций в общедоступных Э. составляет также заслугу Ф. А. Брокгауза, который первый приложил к своему энциклопедическому словарю «Bilder-Atlas»; 2 изд. Э. Мейера появилось с иллюстрациями в тексте; за ним следовал «Illustriertes Konversations-Lexikon» (1870 г., 8 т.) Шпамера. Англия особенно богата обширными Э., в которых многие статьи, особенно естественнонаучные и техническая, представляют значительную научную ценность. Ряд их начинается известной «Cyclopedia» Чэмберса (1728 г., 2 т.), выдержавшей уже 4 издания. когда она послужила поводом к изданию французской энциклопедии. После неё вышли столь же известная «Encyclopedia Britannica» (1771 г., 3 т., много изданий, из коих последнее, 10-е, вышло в 1902 г.) «Cyclopedia» Риса (1802—1819 г., 45 т.), «Edinburgh Encyclopedia» Брюстера (1810—1830 г., 18 т.), отчасти систематическая, отчасти алфавитная «Encyclopedia Metropolitana» (1818—1845 г.. 30 т.) Смедлея, «The Penny Cyclopedia» (1833—1858 г., 30 т.), изданная обществом распространения полезных знаний, «National Cyclopedia» (1847—1851 г., 12 т.), «English Cyclopedia» (1866—1868 г., 23 т.) Найта, «Dictionary of science, littérature and art» (1875 г., 3 т.) Бранда и Кокса, «Encyclopedia of universal information» (1881 г., 2 т.), Битона, «Information for the people», Чэмбереа, «Encyclopedic dictionary» (1881—1883 г., 7 т.) Гэнтера. В Америке вышли: «Encyclopedia Americana» (1839—1847 г., 14 т.), «New American Cyclopedia», Ринлея и Дана (1858—1862 г., 16 т.), «Deutschamerikan. Konversations-Lexikon» (1869—1874 г. 11 т.), Шема, «The National-Encyclopedia» Калэнджа (1872 г. и сл.), «Encyclopedia Americana» Стоддарда (1883 г. и сл.), «Johnson’s universal Encyclopedia» (1874—1878 г., 4 т., нов. изд. 1898 г.). В Индии — «Encyclopedia bengalensis», на английском и бенгальском (1846—1848 г., 9 т.). В Италии: «Nuova Encyclopedia popolare» (1841—1851 г., 6 изд. под ред. Боккардо 1875—1889 г., 25 т. и доп. под ред. Пальяни 1888 г. и сл.), «Dizionario universale di scienze, lettere ed arti» (1883) Лессоны и Балле, «Enciclopedia universale o Repertorio didascalico» (1868—1870 г., 5 т.). В Испании: «Enciclopedia moderna» Мелладо (1848—1851 г., 34 т.). В Португалии: «Diccionario universal portuguez illustrato» (1882 г., 4 т.) Сеферино, «Diccionario popular historico, geographico etc.» (1876—1890 г., 16 т.). В Нидерландах: «Allgemeene Nederlandsche Encyclopedie voor den beschaafden stand» (1865—1868 г., 15 т.), «Geïllusstreerde Encyclopedie» (1868—1882 г., 15 т.), «Nieuwenhuis' woordenboek van kunsten en wetenschappen» (1851—1868 г., 10 т.). В Дании: «Nordisk Konversations-Lexikon» (1858—1863 г., 5 т.). В Швеции: «Svensk Konversations-Lexikon» (1845—51 г., 4 т.). В Польше первым обширным, но незаконченным опытом Сила «Encyclopedia powszechna», под ред. Хлебовича и Рогальского, затем А. Э. Одынца (1835); за ней следовали обширная «Encyclopedia powszechna» Оргельбранда (1859—1868 г., в сокращ. 1875 г., 12 т. и два дополн., 1879 и 1884), «Podręczna encyclopedya powszechna» (1872—1874 г., 3 т.) Вислицкого, «Encyclopedya ogolna» (1877 г., 12 т.) под ред. Вендровца, «Wielka encyclopedya powszechna illustrowana» (с 1890 г., изд. продолжается). В Богемии «Slownik Naucny» (1860—1387 г., 12 т.) Кобера, «Ottův Slownik Nanċny»(с 1888 до 1901 г., 17 т.). В Венгрии: «Pallas Nagy Lexicona» (1893—1897 г., 16 т., дополн. 1900 г.). В Румынии: «Enciclopedia romana» (1900 г. и сл.). Новогреческая (Афины, с 1890 г.) и новая арабская (Бейрут, 1876—1887) Э. не закончены. Смешанный отдел в библиографии энциклопедической литературы представляют еврейские Э., то есть общие Э., написанные на еврейском языке или же Э., посвященные еврейской науке. Первая еврейская Э. — специальная: «Yesode-ha-Tebunah we-Migdol ha-Emunah» Авраама бар-Хия (1150), посвященная математике. Веком позже вышла общая Э. Гершона бен Соломон Каталан «Scha’ar ha-Shamaim» (Венеция, 1547). Сперва на арабском, затем на еврейском языке составил Иуда Соломон га-Коген «Midrasch-ha-Chokmah» (1247); за этой Э. следовали «Schebile Emunah» Мейра ибн-Альдаби (XIV в.), «Me’assef lekol ha-Machanot» Якова Альмоли (Константинополь, 1030), «Ozar-ha-Chokmot» Якова Цагалона, «Ma’asseh Tobiyyah» (Венеция, 1707) мецского врача Товии. Гораздо многочисленнее этих общих Э. были Э. богословские, из которых называют «Pachad Yizchak» (Венеция, 1750—1813 г., 12 т.) первую алфавитную раввинскую Э. феррарского раввина Исаака Лампронти (1679—1757). В XIX в. не было недостатка в попытках создать Э. еврейской жизни и науки; таковы словари: «Erech Millin. Opus Encyclopedicum» (Прага, 1852; вышел только 1 том), С. Л. Рапопорта, «Ozar ha Chokmot» (Йена, 1856) Юлиуса Барша, «Bikkoret ha-Talmud» (Вена, 1863) Эз. Леви, «Real-Encyclopedie für Bibel und Talmud» (1870—84 г., дополн. 1896—1901 г.) Гамбургера. Наконец, с 1900 г. вышло 5 томов (A—G) обширной «Jewish Encyclopedia», издаваемой в Нью-Йорке под ред. комитета из выдающихся ученых и рассчитанной на 12 томов. О русских энциклопедиях см. Словари, XXX, 381—382.