ЭСБЕ/Юродивые

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Юродивые
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Список статей ЭСБЕЮ. Источник: Fictional page.svg т. XLI (1904): Эрдан — Яйценошение, с. 421—422

 


Юродивые — люди, принимавшие на себя из любви к Богу и ближним один из подвигов христианского благочестия — юродство о Христе. Они не только добровольно отказывались от удобств и благ жизни земной, от выгод жизни общественной, от родства самого близкого и кровного, но принимали на себя вид безумного человека, не знающего ни приличия, ни чувства стыда, дозволяющего себе иногда соблазнительные действия. Эти подвижники не стеснялись говорить правду в глаза сильным мира сего, обличали людей несправедливых и забывающих правду Божию, радовали и утешали людей благочестивых и богобоязненных.

Ю. нередко вращались среди самых порочных членов общества, среди людей, погибших в общественном мнении, и многих из таких отверженных возвращали на путь истины и добра. Почти все Ю. Востока и некоторые из них на Руси были иноки. Выражение Апостола: «мы юроди Христа ради» (1 Кор., IV, 10) послужило основой и оправданием подвига юродства. Общее название этих подвижников — юродивые. В древнем языке часто употреблялось слово оурод, юрод; им переводилось греческое μωρός (ημέις μωροί δια Χριστόν). В житии блаженного Симеона он постоянно называется оуродом — юродом; в Печерском Патерике упоминается Исаакий, который «поча по миру ходитя оуродом ся творя». В Общей Минее 1685 г. тропарь юродивым читается так: «глас апостола твоего Павла услышав глаголющ: мы оуроди Христа ради, раб твой Христе Боже — оурод бысть на земли…», а в общей Минее 1860 г.: «глас апостола твоего Павла услышав — мы юроди Христа ради… юрод бысть». Вместе с тем слово это издревле употребляется и для перевода греческого σαλός — простой, глупый; отсюда прозвание юродивого Николы Новгородского Салос (Карамзин IX, прим. 297). E. E. Голубинский это прозвание дает Михаилу Клопскому. Первой по времени Христа ради юродивой была св. Исидора (умерла около 365 г.), подвизавшаяся в Тавенском женском монастыре Мен или Мин. Жизнь ее описал св. Ефрем Сирин, посетивший пустыни Египта в 371 г. Из других Ю. восточной (греческой) церкви известны преподобный Серапион Синдонит, преподобный Виссарион Чудотворец, св. Симеон, преподобный Фома, св. Андрей. Вместе с христианством русские заимствовали от восточной церкви и подвижничество, в его разнообразных видах. На Руси первым по времени Ю. был киево-печерский чернец Исаакий, скончавшийся в 1090 г. Исторические судьбы и склад жизни древнерусского общества много способствовали процветанию на Руси юродства. Ни одна страна не может представить такого обилия Ю. и примеров такого необыкновенного уважения к ним, как древняя Русь. В продолжение лишь 3 веков (XIV—XVI) на Руси насчитывается не менее 10 Ю. святых, тогда как в общем месяцеслове православной церкви в течение 5 веков (VI—X) не более 4 Ю. святых, принадлежащих различным странам. Не говорим уже о Ю. не канонизированных, которых было очень много в древней России (весьма многие из них упоминаются в «Святой Руси», арх. Леонида) и которые народом большей частью также считались святыми.

См. Васильев, «История канонизации русских святых» (М., 1893); Яхонтов, «Жития св. северно-русских подвижников» (Казань, 1882); В. О. Ключевский, «Древнерусские жития святых, как исторический источник» (М., 1871, 4 приложение).

Древнерусское общество много страдало от неправды, корыстолюбия, эгоизма, личного произвола, от притеснения и угнетения бедных и слабых богатыми и сильными. При таких обстоятельствах печальниками русского народа являлись иногда Христа ради Ю. Общеизвестно смелое обличение Иоанна Грозного псковским юродивым Николой Салосом. Василий Блаженный нередко обличал Грозного Иоанна; блаженный Иоанн Московский беспощадно обвинял Бориса Годунова в участии в убийстве царевича Димитрия. Художественный тип юродивого древнерусской жизни создан Пушкиным в «Борисе Годунове». Л. Н. Толстой, в своем «Детстве», симпатизирует, по-видимому, юродивому и матери Иртеньева, считающей юродивого «Божьим человеком».

Во второй половине XVI в. в Русской земле было уже много храмов, в которых почивали мощи православленных церковью Ю. или которые были построены во имя их. Новгород славил Николая Кочанова, Михаила Клопского, Иакова Боровицкого, Устюг — Прокопия и Иоанна, Ростов — Исидора, Москва — Максима и Василия Блаженного, Калуга — Лаврентия, Псков — Николу Салоса. С конца XVI в. число Ю. в Русской земле заметно уменьшается; только немногие из них достигли прославления. Нельзя сказать с определенностью, как рано на Востоке появились лжеюродивые; по всей вероятности, когда восточное иночество стало утрачивать дух древнехристианского подвижничества, вместе с истинно юродивыми стали появляться и мнимо юродивые. Как рано на Руси явились мнимо юродивые — на это есть прямые указания лишь начиная с XVI века. Иоанн Грозный во втором послании к собору жаловался, что «лживые пророки, мужики и женки, и девки, и старые бабы бегают из села в село, нагие и босые, с распущенными волосами, трясутся и бьются, и кричат: св. Анастасия и св. Пятница велят им». В следующем за тем столетии о таких лжеюродивых упоминают патриарх Иоасаф 1-й (в указе 1636 г.) и собор 1666—1667 гг. Церковная власть времен Петра I преследовала лжеюродивых (ханжей), которых предписывалось помещать в монастыри «с употреблением их в труд до конца жизни»; указом 1732 года воспрещалось «впускать юродивых в кощунных одеждах в церкви», где они кричали, пели и делали разные бесчинства во время богослужения, единственно из корыстного желания обратить на себя внимание богомольцев. И в настоящее время иногда являются лжеюродивые и находят немало почитателей.

См. свящ. Иоанн Ковалевский, «Юродство о Христе и Христа ради юродивые восточной и русской церкви» (М., 1895; здесь же и жития Ю.).