Эдгар Поэ (Живописное обозрение)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Эдгаръ Поэ. : Біографическій очеркъ
авторъ неизвѣстенъ
Дата созданія: 1895, опубл.: 1895. Источникъ: Избранныя сочиненія Эдгара Поэ съ біографическимъ очеркомъ и портретомъ автора. №7 - (іюль) - 1895. Ежемѣсячное приложеніе къ журналу "Живописное обозрѣніе". С.-Петербургъ. Контора журнала: Спб., Невскій просп., № 63-40. С. I-VII. Эдгар Поэ (Живописное обозрение)/ДО въ новой орѳографіи

Дозволено цензурою. Спб. 20 іюня 1895 г.

За редактора — издатель С. Добродѣевъ.
Типографія С. Добродѣева. Ковенскій, собств. д. № 14.

ЭДГАРЪ ПОЭ.
(Біографическій очеркъ).

Эдгаръ Поэ, сынъ обѣднѣвшаго аристократа и актрисы-авантюристки, родился въ 1813 году[1], въ Балтиморѣ, и очень рано лишился родителей. Мальчика усыновилъ богатый ричмондскій негоціантъ Аллэнъ, жена котораго была поражена удивительною красотою ребенка. Со своими новыми родителями маленькій Эдгаръ посѣтилъ Англію, Шотландію и Ирландію и былъ отданъ въ пансіонъ Брансби, въ окрестностяхъ Лондона, гдѣ пробылъ до 9-тилѣтняго возраста. Возвратившись затѣмъ въ Ричмондъ, онъ продолжалъ заниматься дома, подъ руководствомъ лучшихъ учителей и 12-ти лѣтъ поступилъ въ Чарлотвильскій университетъ. Здѣсь онъ удивилъ всѣхъ, какъ своими необычайными способностями къ математикѣ и естественнымъ наукамъ, такъ и безпорядочною своею жизнью. Послѣднее обстоятельство и заставило его вскорѣ покинуть университетъ. Вспыхнувшее въ то время возстаніе въ Греціи окончательно вскружило голову юноши Поэ. Разссорившись со своими пріемными родителями, онъ рѣшилъ принять участіе въ борьбѣ за освобожденіе Греціи и покинулъ Ричмондъ. Впрочемъ, о военныхъ подвигахъ Поэ ничего неизвѣстно, достовѣрно только то, что онъ за неимѣніемъ паспорта былъ задержанъ въ Петербургѣ и только благодаря защитѣ американскаго посланника избѣжалъ суда и былъ возвращенъ въ Америку. Помирившись съ отцомъ, Эдгаръ поступилъ въ 1829 году въ какое-то военное училище и здѣсь снова поразилъ всѣхъ своими блестящими способностями. Къ несчастью, въ это время умерла г-жа Аллэнъ; старикъ Аллэнъ не замедлилъ жениться вторично и разссорившись снова съ Эдгаромъ, лишилъ его своей поддержки, — юноша принужденъ былъ бросить училище. Къ этому времени относится первый сборникъ его стихотвореній: «Al Aaroof, Tamerlan and minor Poems». Изданіе это успѣха не имѣло, и поэта ожидала голодная смерть, если-бы не помогъ неожиданный случай. Издатель одного журнала предложилъ на конкурсъ двѣ преміи, одну за лучшую повѣсть, другую за поэму. Поэ написалъ то и другое, но пристроить свои рукописи стоило ему не мало хлопотъ, такъ какъ его, одѣтаго въ лохмотья, редакціонный лакей не рѣшался пустить дальше передней и принялъ рукопись, только чтобы отвязаться отъ назойливыхъ приставаній «какого то оборвыша». Совершенно случайно, предсѣдатель конкурсной коммиссіи Кеннеди, заинтересованный изящнымъ почеркомъ рукописи Поэ, обратилъ на нее вниманіе, сначала пробѣжалъ глазами, а затѣмъ, внимательно прочелъ ее и пришелъ въ восторгъ. И повѣсть, и поэма были напечатаны, и Поэ получилъ за нихъ обѣ преміи. Съ тѣхъ поръ, имя его стало извѣстнымъ, и одинъ изъ ричмондскихъ издателей, нѣкто Томасъ Уайтъ, предложилъ Поэ редактировать новый журналъ: «Southern Litterary Messenger». Въ этомъ журналѣ Поэ напечаталъ одно изъ первыхъ своихъ замѣчательныхъ произведеній «Несравненныя похожденія Ганса Пфааля». Къ этому-же времени относится и его женитьба на молодой, красивой дѣвушкѣ, Виргиніи Клеремъ, съ которою Поэ нѣкоторое время былъ очень счастливъ. Вообще періодъ редакторства «Southern Litterary Messenger» было лучшее время его жизни, но продолжалось оно, къ сожалѣнію, очень недолго. Редакторскій трудъ ему надоѣлъ, потянуло на свободу. «Душно мнѣ, среди этихъ ханжей и бездушныхъ умннковъ» — пишетъ онъ въ это время въ своемъ дневникѣ. Необычайный успѣхъ его поэмы «The Raven» (Воронъ) еще болѣе развилъ мрачное настроеніе поэта, и вино стало средствомъ забвенія отъ тоски… Съ потерею мѣста редактора и постояннаго заработка, начался новый, тяжелый періодъ жизни Поэ, началось скитаніе по всѣмъ городамъ Соединенныхъ Штатовъ. То онъ пьетъ, то снова берется за работу, редактируетъ или выпускаетъ въ свѣтъ сборники своихъ произведеній, то живетъ въ лучшихъ отеляхъ, то нищенствуетъ, сегодня оборванный, завтра одѣтый щеголемъ, здѣсь увлекаетъ своими произведеніями и въ честь его устраиваются банкеты, тамъ пресмыкается, бѣжитъ отъ долговъ… Въ одну изъ такихъ «голодовокъ» умерла его жена, и это лишило его послѣдней опоры… А въ одну изъ осеннихъ, дождливыхъ ночей 1849 года, въ Балтиморѣ, прохожіе подняли Эдгара Поэ на улицѣ, передъ дверью трактира, въ страшномъ припадкѣ бѣлой горячки. Черезъ нѣсколько дней его не стало — этотъ несчастный, геніальный поэтъ умеръ одинокимъ, какъ и жилъ, среди людей совершенно не знавшихъ, не цѣнившихъ и не понимавшихъ его…

Большинство біографовъ Эдгара Поэ — Грисвудъ, французскій поэтъ Боделэръ и др. — создали цѣлыя легенды о его порочности и сатанинствѣ, между тѣмъ, какъ напечатанная въ самое послѣднее время въ американскомъ журналѣ «Century» переписка Поэ съ некоторыми американскими писателями и журналистами проливаетъ совершенно новый свѣтъ на личность этого удивительнаго генія. Вмѣсто всякаго распутства и порочности, какія связывались съ именемъ Эдгара Поэ, во всѣхъ своихъ письмахъ онъ обрисовывается человѣкомъ благородной, прямой души, силою своего генія рѣзко отличавшимся отъ своихъ американскихъ собратьевъ. Правда, онъ былъ алкоголикомъ, но онъ не предавался этой слабости съ удовольствіемъ, какъ старается выставить это Грисвудъ. Изъ напечатанной теперь переписки видно, что Поэ боролся со своею страстью до конца жизни, не разъ преодолѣвалъ ее и, вѣроятно, восторжествовалъ-бы надъ нею вполнѣ, если-бы жизнь его сложилась спокойнѣе и счастливѣе. Двѣ мечты преслѣдовали его всю жизнь: желаніе иметь собственный журналъ и стремленіе получать правильный и постоянный заработокъ, который позволялъ-бы ему чувствовать себя вольнѣе и независимѣе… Впрочемъ, истинное несчастіе Поэ заключалось не въ самомъ пьянствѣ. Многіе изъ его собратьевъ, англійскихъ и американскихъ, были пьяницами, даже болѣе неисправимыми, чѣмъ онъ, и никому послѣ ихъ смерти не приходило въ голову негодовать на нихъ за это. Бѣда была только въ томъ, что Поэ имѣлъ неосторожность напиваться въ кабакѣ, вмѣсто того, чтобы запираться въ своемъ кабинетѣ, какъ поступаютъ всѣ истинные джентльмэны. И вотъ своимъ нескрываемымъ пьянствомъ, пренебреженіемъ къ внѣшности, постоянной нуждой въ деньгахъ и знакомствомъ съ людьми «низшаго разбора» Поэ и возбудилъ неудовольствіе своихъ біографовъ. А между тѣмъ, какой это былъ разносторонній геній! Своимъ «Hans Pfaal» онъ положилъ начало научному роману, получившему дальнѣйшее развитіе въ произведеніяхъ Жюль-Верна, а въ послѣднее время и у Камилла Фламмаріона, «Убійствомъ въ улицѣ Морга» — уголовному роману, а разсказами «Bedloe» и «Г-нъ Вольдемаръ» — спиритическому. Путешествіе на луну, магнетизація умирающаго, электризація египетской муміи, загадочныя убійства, мрачныя исповѣди пьяницъ, сумасшедшихъ и преступниковъ, — вотъ причудливыя темы оригинальныхъ повѣствованій Эдгара Поэ. При всемъ томъ, Поэ остается строгимъ реалистомъ, и фантазія его не боится научныхъ возраженій, такъ какъ въ основаніи ея лежатъ глубокое размышленіе, холодный анализъ, математическая точность и неумолимая логика. Подобная логика у другихъ писателей, напримѣръ, у Фламмаріона, является только холодною, тогда какъ у Поэ она вмѣстѣ съ тѣмъ и увлекательна. У него нѣтъ «чудеснаго» въ тѣсномъ смыслѣ слова, какъ у Гофмана, у него только всего меньше вѣроятное, но тѣмъ не менѣе возможное, какъ основанное на физическомъ и нравственномъ законахъ. Міръ Поэ — міръ условно-фантастическій… «Люди называютъ меня сумасшедшимъ, говоритъ Поэ отъ имени героя одного изъ своихъ разсказовъ, но наука не рѣшила еще вопроса, составляетъ-ли сумасшествіе или не составляетъ высшей степени умственнаго развитія, не исходитъ-ли все, что мы называемъ геніемъ и глубиною взгляда, изъ болѣзни мысли, изъ особеннаго состоянія духа, возбужденнаго на счетъ отправленій обыденнаго разума? Тѣ, кто видитъ сны на яву, знаютъ о множествѣ вещей, ускользающихъ отъ вниманія тѣхъ, кто видитъ сны только въ своей постели. Видящіе „сны на яву“ въ своихъ туманныхъ видѣніяхъ уловляютъ обрывки вѣчности и, пробуждаясь, вздрагиваютъ, припоминая, что они были на одну минуту на краю великой тайны…» Эти искреннія строки лучше всего могутъ объяснить намъ, почему въ произведеніяхъ Эдгара Поэ вымыселъ всегда производитъ впечатлѣніе дѣйствительности, и почему въ этомъ вымыслѣ всегда слышится нѣчто пережитое и перечувствованное самимъ Эдгаромъ Поэ… Міръ Поэ — не здѣшній міръ. Онъ искалъ исключеній и загадокъ, потому что самъ былъ и то, и другое…

_____________

  1. В ранних биографиях Эдгара По многие факты ошибочны, как то: неправильно указана дата рождения писателя, некоторые другие даты его жизни, упоминаются выдуманные, вероятно самим По, путешествия в Грецию и Петербург и пр. Эти ошибки были исправлены последующими биографами По. (Прим. ред.)