Элегия из Тибулла (Батюшков)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Элегія изъ Тибулла : Вольный переводъ[1]
авторъ Константинъ Николаевичъ Батюшковъ (1787—1855)
Изъ цикла «Элегіи». Дата созданія: 1814[2], опубл.: 1815[3]. Источникъ: Батюшковъ К. Н. Сочиненія: Въ 3 т. / Со ст. о жизни и соч. К. Н. Батюшкова, написанною Л. Н. Майковымъ, и примеч., составленными им же и В. И. Саитовымъ — СПб.: изд. П. Н. Батюшковымъ, 1887. — Т. 1. О жизни и сочиненіяхъ К. Н. Батюшкова; Стихотворенія. — С. 194—198. Элегия из Тибулла (Батюшков)/ДО въ новой орѳографіи


Элегія изъ Тибулла

Месалла, безъ меня ты мчишься по волнамъ
Съ орлами римскими къ восточнымъ берегамъ,
А я, въ Ѳеакіи оставленный друзьями,
Ихъ заклинаю всѣмъ — и дружбой, и богами,
Тибулла не забыть въ далекой сторонѣ!
Здѣсь Парка блѣдная конецъ готовитъ мнѣ,
Здѣсь жизнь мою прерветъ безжалостной рукою....[вар. 1]
Неумолимая, нѣтъ матери со мною!
Кто будетъ принимать мой пепелъ отъ костра?
10 Кто будетъ безъ тебя, о милая сестра,
За гробомъ слѣдовать въ одеждѣ погребальной
И мѵро изливать надъ урною печальной?
Нѣтъ друга моего, нѣтъ Деліи со мной!
Она и въ самый часъ разлуки роковой
Обряды тайные и чары совершала:
Въ священномъ ужасѣ безсмертныхъ вопрошала,[вар. 2]
И жребій счастливый намъ отрокъ вынималъ.[вар. 3]
Что пользы отъ того? Часъ гибельный насталъ,
И снова Делія печальна и уныла,
20 Слезами полный взоръ невольно обратила
На дальній путь. Я самъ, лишенный скорбью силъ,[вар. 4]
«Утѣшься», Деліи сквозь слезы говорилъ,[вар. 5]
«Утѣшься», и еще съ невольнымъ трепетаньемъ
Печальную лобзалъ послѣднимъ лобызаньемъ.
Казалось, нѣкій богъ меня остановлялъ:
То воронъ мнѣ бѣду внезапно предвѣщалъ,
То въ день, отцу боговъ Сатурну посвященный,
Я слышалъ громъ глухой за рощей отдаленной.
О вы, которые умѣете любить,
30 Страшитеся любовь разлукой прогнѣвить!
Но, Делія, къ чему Изидѣ приношенья,
Сіи въ ночи глухой протяжны пѣснопѣнья
И волхвованье жрицъ, и мѣди звучной стонъ?
Къ чему, о Делія, въ безбрачномъ ложѣ сонъ
И очищенія священною водою?
Все тщетно, милая! Тибулла нѣтъ съ тобою![вар. 6]
«Богиня грозная, спаси его отъ бѣдъ!»[вар. 7]
И снова Делія мастики принесетъ,
Украситъ дивный храмъ весенними цвѣтами
40 И съ распущенными по вѣтру волосами,
Какъ дѣва чистая, во ткань облечена,
Возсядетъ на помостъ: и звѣзды, и луна,[вар. 8]
До возхожденія румяныя Авроры,[вар. 9]
Услышатъ гласъ ея и жрицъ фарійскихъ хоры.
Отдай, богиня, мнѣ родимыя поля,
Отдай знакомый шумъ домашняго ручья,[вар. 10]
Отдай мнѣ Делію: и вамъ дары богаты
Я въ жертву принесу, о лары и пенаты!
Зачѣмъ мы не живемъ въ златыя времена?
50 Тогда безпечныя народовъ племена
Путей среди лѣсовъ и горъ не пролагали
И раломъ никогда полей не раздирали;[вар. 11]
Тогда не мчалась ель на легкихъ парусахъ,
Несома вѣтрами въ лазоревыхъ моряхъ,
И кормчій не дерзалъ по хлябямъ разъяреннымъ,
Съ сидонскимъ багрецомъ и съ золотомъ безцѣннымъ,[вар. 12]
На утломъ кораблѣ скитаться здѣсь и тамъ;
Дебелый волъ бродилъ свободно по лугамъ,
Топталъ душистый злакъ и спалъ въ тѣни зеленой,
60 Конь борзый не кропилъ узды кровавой пѣной,[вар. 13]
Не зрѣли на поляхъ столбовъ и рубежей,
И кущи сельскія стояли безъ дверей;
Медъ капалъ изъ дубовъ янтарного слезою,
Въ сосуды молоко обильною струею
Лилося изъ сосцовъ, питающихъ овецъ.[вар. 14]
О мирны пастыри, въ невинности сердецъ
Безпечно жившіе среди пустынь безмолвныхъ!
При васъ, на пагубу друзей единокровныхъ,[вар. 15]
На наковальнѣ млатъ не исковалъ мечей,[вар. 16]
70 И ратникъ не гремѣлъ оружьемъ средь полей.
О вѣкъ Юпитеровъ, о времена несчастны!
Война, вездѣ война и гладъ, и моръ ужасный,
Повсюду рыщетъ смерть — на сушѣ, на водахъ![вар. 17]
Но ты, держащій громъ и молнію въ рукахъ,
Будь мирному пѣвцу Тибуллу благосклоненъ![вар. 18]
Ни словомъ, ни душой я не былъ вѣроломенъ;
Я съ трепетомъ боговъ отчизны обожалъ,[вар. 19]
И если мой конецъ безвременный насталъ,
Пусть камень обо мнѣ прохожимъ возвѣщаетъ:[вар. 20]
80 «Тибуллъ, Месаллы другъ, здѣсь съ миромъ почиваетъ».
Единственный мой богъ и сердца властелинъ,
Я былъ твоимъ жрецомъ, Киприды милый сынъ!
До гроба я носилъ твои оковы нѣжны,
И ты, Амуръ, меня въ жилища безмятежны,
Въ Элизій приведешь таинственной стезей,[вар. 21]
Туда, гдѣ вѣчный май межь рощей и полей,
Гдѣ разцвѣтаетъ нардъ и киннамона лозы,[вар. 22]
И воздухъ напоенъ благоуханьемъ розы.
Тамъ слышно пѣнье птицъ и шумъ біющихъ водъ,
90 Тамъ дѣвы юныя, сплетяся въ хороводъ,
Мелькаютъ межь древесъ, какъ легки привидѣнья.
И тотъ, кого постигъ, въ минуту упоенья,
Въ объятіяхъ любви неумолимый рокъ,
Тотъ носитъ на челѣ изъ свѣжихъ миртъ вѣнокъ.[вар. 23]
А тамъ, внутри земли, во пропастяхъ ужасныхъ,
Жилище вѣчное преступниковъ несчастныхъ,
Тамъ рѣки пламенны сверкаютъ по пескамъ,
Мегера страшная и Тизифона тамъ
Съ челомъ, опутаннымъ шипящими зміями,
100 Бѣгутъ на дикій брегъ за блѣдными тѣнями.
Гдѣ скрыться? Адскій песъ лежитъ у мѣдныхъ вратъ,[вар. 24]
Рыкаетъ зѣвъ его... и рой тѣней назадъ![вар. 25]
Богами ввержены во пропасти бездонны,
Ужасный Энкеладъ и Тифій преогромный[вар. 26]
Питаетъ жадныхъ птицъ утробою своей.
Тамъ хищный Иксіонъ, окованный зміей,
На быстромъ колесѣ вертится безконечно,
Тамъ въ жаждѣ пламенной Танталъ безчеловѣчной[вар. 27]
Надъ хладною рѣкой сгараетъ и дрожитъ...
110 Все тщетно! Вспять вода коварная бѣжитъ,
И черпаютъ ее напрасно Данаиды,
Всѣ жертвы вѣчныя карающей Киприды.[вар. 28]
Пусть тамъ страдаетъ тотъ, кто рушилъ нашъ покой
И разлучилъ меня, о Делія, съ тобой![вар. 29]
Но ты, мнѣ вѣрная, другъ милой и безцѣнной,[вар. 30]
И въ мирной хижинѣ, отъ взоровъ сокровенной,[вар. 31]
Съ наперсницей любви, съ подругою твоей
На мигъ не покидай домашнихъ алтарей!
При шумѣ зимнихъ вьюгъ, подъ сѣнью безопасной,
120 Подруга въ темну ночь зажжетъ свѣтильникъ ясной
И, тихо вретено кружа въ рукѣ своей,
Разскажетъ повѣсти и были старыхъ дней,
А ты, склоняя слухъ на сладки небылицы,
Забудешься, мой другъ, и томныя зѣницы
Закроетъ тихій сонъ, и пряслица изъ рукъ
Падетъ... и у дверей предстанетъ твой супругъ,[вар. 32]
Какъ небомъ посланный внезапно добрый геній.
Бѣги на встрѣчу мнѣ, бѣги изъ мирной сѣни,
Въ прелестной наготѣ явись моимъ очамъ:[вар. 33]
130 Власы развѣянны небрежно по плечамъ,[вар. 34]
Вся грудь лилейная и ноги обнаженны....
Когда жь Аврора намъ, когда сей день блаженный
На розовыхъ коняхъ въ блистаньи принесетъ,
И Делію Тибуллъ въ восторгѣ обойметъ?

Варіанты:[править]

  1. Ст. 7 (Пант.): О смерть, не тронь меня насильственной рукой!
    (Обр. Соч.): И жизнь мою прерветъ безжалостной рукою
  2. Ст. 16 (Пант.): Въ священномъ трепетѣ......
  3. Ст. 17 (В. Евр., Обр. Соч.): И отрокъ счастливый намъ жребій вынималъ.
    (Пант.): И отрокъ счастливый ей жребій вынималъ.
  4. Ст. 21 (Пант.): На отдаленный путь. Я самъ растроганъ былъ
  5. Ст. 22 (Пант.): Утѣшься, Делія, сквозь слезы говорилъ.
  6. Ст. 36 (Пант.): Все тщетно, милый другъ......
  7. Ст. 37 (Пант.): Богиня грозная, спаси меня......
  8. Ст. 42 (Пант.): Возсядетъ на помостъ, и мирная луна
  9. Ст. 43 (Пант.): И первые лучи румяныя Авроры
  10. Ст. 46 (Пант.): Журчанье сладкое домашняго ручья
  11. Ст. 52 (Пант.): И острою сохой земли не раздирали
  12. Ст. 56 (Пант.): Съ сидонскимъ багрецомъ и златомъ драгоцѣннымъ
  13. Ст. 60 (Пант.): Конь бодрый не кропилъ бразды кровавой пѣной
  14. Ст. 63—65 (Пант.): Медъ капалъ изъ дубовъ, таяся подъ корою,
    И сладкое млеко серебряной волною
    Струилось изъ сосцовъ питательныхъ овецъ.
  15. Ст. 68 (Пант.): Для васъ, на пагубу ......
  16. Ст. 69 (Опыты, изд. 1834 г.): На наковальнѣ млатъ не изваялъ мечей
  17. Ст. 73 (Пант.): И рыщетъ блѣдна смерть ......
  18. Ст. 75 (Пант.): Будь къ мирному пѣвцу......
  19. Ст. 77 (Пант.): Я съ трепетомъ боговъ святыню обожалъ
  20. Ст. 79 (Пант.): Пусть камень обо мнѣ пришельцамъ возвѣщаетъ
  21. Ст. 85 (Пант., Обр. соч., В. Евр.): Въ Элизій проведешь.......
  22. Ст. 86—87 (Пант.): Тамъ вѣчная весна межь рощей и полей;
    Цвѣтетъ душистый нардъ и киннамона лозы.
  23. Ст. 94 (Пант.): Тотъ носить на главѣ.......
  24. Ст. 101 (Пант.): Гдѣ скрыться? Адскій песъ стрежетъ..
  25. Ст. 102 (Пант.): Рыкаетъ зѣвъ его... и тѣни вспять бѣжатъ!
  26. Ст. 104 (Пант.): Ужасный Энкеладъ и Тифій тамъ огромный
  27. Ст. 108 (Пант., В. Евр., Опыты): Тамъ съ жаждой пламенной.....
  28. Ст. 112 (Пант.): Клятвопреступницы карающей.....
  29. Ст. 114 (Обр. Соч., В. Евр.): И разлучалъ меня......
  30. Ст. 115 (Пант., Обр. Соч., В. Евр.): Но ты мнѣ будь вѣрна......
  31. Ст. 116 (Пант.): И въ мирной храминѣ.....
  32. Ст. 126 (Пант.): Падетъ... и у дверей твой явится супругъ
  33. Ст. 129 (Пант.): Въ прелестной наготѣ предстань.....
  34. Ст. 129 (Обр. Соч., В. Евр.): Власы разсѣянны.....

Примѣчанія[править]

  1. Подлинникъ составляетъ 3-ю элегію I-й книги стихотвореній Тибулла. Батюшковъ называетъ свой переводъ „вольнымъ“, и дѣйствительно, его переложеніе не можетъ быть названо близкимъ, хотя впрочемъ довольно точно передаетъ содержаніе и многія выраженія оригинала, безъ прибавленій переводчика и лишь съ немногими пропусками противъ подлинника.
    По замѣчанію Бѣлинскаго (Соч., т. VIII, стр. 258), элегія эта „вся переведена превосходно, и если въ ней много незаконныхъ усѣченій и есть хотя одинъ такой стихъ, какъ

    Богами ввержены во пропасти бездонны, —


    то не должно забывать, что все это принадлежитъ болѣе къ недостаткамъ языка, чѣмъ къ недостаткамъ поэзіи; а во время Батюшкова никто и не думалъ видѣть въ этомъ какіе бы то ни было недостатки“.

  2. Время перевода этой элегіи опредѣляется приблизительно цензурною помѣтой IV-й части Пантеона русской поэзіи: 29-го ноября 1814 года.
  3. Напечатана:
    1) въ «Пантеонѣ русской поэзіи, ч. IV, стр. 204—211, подъ заглавіемъ: „Тибуллова элегія, кн. 1, эл. 3“
    2) въ «Образцовыхъ Сочиненіяхъ, 1-е изд., ч. V, стр. 52—57;
    3) въ Вѣстникѣ Европы 1816 г., ч. 87, № 12, стр. 255—261;
    4) въ «Опытахъ въ стихахъ и прозѣ», ч. II, стр. 19—26;
    5) въ Сочиненіяхъ, изд. 1834 г., ч. II, стр. 17—22;
    6) въ Сочиненіяхъ, изд. 1850 г., т. II, стр. 24—29.