20 месяцев в действующей армии (1877—1878). Том 1 (Крестовский 1879)/XXIX

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ошибка Lua в Модуль:Другие_источники на строке 209: bad argument #1 to 'gsub' (string expected, got nil).

[241]

XXIX
Посещение государем императором Бухареста
Изъявления приветствий по пути. — Крестьянские букеты. — Встреча на дебаркадере. — Красные гусары. — Депутации и речь президента румынской палаты представителей. — Императорский кортеж на улице Могошои. — Украшения города. — Стрелки почетного караула.— Завтрак во дворце и тосты г. Когальничано и князя Горчакова. — Отъезд государя императора из Бухареста.
Бухарест, 27 мая

27 мая, в 10 часов 25 минут утра, государь император в сопровождении наследника цесаревича, великого князя главнокомандующего и прочих особ высочайшей фамилии изволил отправиться в Бухарест, куда и прибыл в полдень[1]. Изъявления приветствий начались еще с дороги, где на одной из промежуточных станций столпилась у императорского вагона многочисленная группа местных поселян в ярких праздничных нарядах. Здесь были мужчины и женщины, старики, девушки и дети, и все они с радостными криками простирали вперед свои руки с букетами полевых и садовых цветов. Государь собственноручно принимал от каждого из них букет с выражением своей [242]царственной благодарности. Всех букетов было подано более пятидесяти.

Едва императорский поезд подошел к бухарестской станции, как под сводами ее широкой галереи раздались звуки «Боже, царя храни», и золотой румынский орел на красивом штандарте почетного караула от 2-го гусарского полка склонился пред вышедшим императором. Князь Карл в русских орденах вместе с княгиней Елизаветой встретил государя при самом выходе из вагона. Их окружали придворные дамы, румынские генералы, личные адъютанты князя и министры. Его величество, поздоровавшись, подал княгине руку и вместе с ее высочеством прошел вдоль фронта почетного караула. Форма этих гусар очень красива: крапового цвета щегольски расшитый долман, белые с черными узорами чакчиры и барашковая маленькая шапочка с белым шлыком, золотым этишкетом и стоячим султанчиком. Тут же присутствовали члены русского генерального консульства и некоторые из наших военных, находящихся в Бухаресте. Перед входом в залу выступил вперед находившийся во главе членов румынской палаты народных представителей президент собрания г. Россети и произнес по-французски приветственное слово. «Государь! — сказал он в заключение, — позвольте свободной Румынии широко раскрыть свои двери пред ее освободителем». Представители города вместе с приветственными словами поднесли его величеству хлеб-соль; таковые же были поднесены от представителей румынского духовенства и бухарестского болгарского общества, приветственный адрес которого был с особым вниманием выслушан государем императором. Митрополит в полном облачении дал его величеству приложиться ко кресту и евангелию, а остальное духовенство пропело особый тропарь. После этого государь обратился с милостивым приветствием к нашим русским сестрам милосердия, недавно прибывшим в Бухарест и тоже находившимся на станции. Не обойдены были высочайшим вниманием и члены русского генерального консульства с несколькими русскими офицерами.

В роскошно убранном покое князь Карл представил государю всю свою свиту, министров, сенаторов и [243]депутатов румынской палаты, а в широком, светлом коридоре члены местного общества русских раскольников встретили его величество хлебом-солью и поднесли образ св. Николая Чудотворца.

Выйдя на подъезд, государь император посадил в парадное ландо княгиню Елизавету и сам изволил сесть рядом с ее высочеством, а на переднем сидении поместились великие князья Владимир и Сергий Александровичи.

В следующем ландо сели государь наследник цесаревич с его высочеством главнокомандующим и князем Карлом; затем великий князь Николай Николаевич Младший с герцогами лейхтенбергскими и далее наш государственный канцлер, министры двора и военный, шеф жандармов, дежурный генерал-адъютант, свиты генерал-майор, два флигель-адъютанта и остальные лица немногочисленной русской свиты. Экипаж его величества был окружен конною свитою князя Карла и сопровождался полуэскадроном румынских жандармов.

Улицы до такой степени были переполнены массами ликующего народа, что царский поезд не мог двигаться иначе, как шагом. Город был великолепно изукрашен: повсюду красивые арки, гирлянды, русские и румынские флаги, гербы, вензеля, дорогие ковры и ткани; окна и балконы сплошь унизаны дамами, и оттуда сыпался к ногам государя целый дождь гирлянд, цветов и букетов, так что все ландо было буквально засыпано ими. Многие из букетов, падая с высоты, рассыпали вокруг себя множество легких блесток, золотых и серебряных, которые, словно бриллиантовые слезинки, сверкая, плавали в воздухе. Массы народа кричали: «Да здравствует император Александр! Да здравствует Россия! Да здравствует славная армия освободителей!»

Против княжеского дворца, у главной гауптвахты стоял другой почетный караул от батальона стрелков (venatori), со знаменем и хором музыки. Стрелковая форма у румын тоже весьма красива: люди одеты в коричневый двубортный пиджак охотничьего покроя с зеленым воротником, обшлагами и погонами; серые широкие панталоны запущены в голенища, на голове легкая лакированная шляпа с круглыми полями, причем правое поле щеголевато загнуто кверху, [244]где над кокардой торчит небольшой помпончик, а с левого поля спускается вниз пучок темно-зеленых петушьих перьев; вооружение — скорострельные винтовки с саблями-штыками французского образца. Вообще, в румынском войске преобладает в обмундировании щегольской французский характер, который сказывается и в придворной обстановке.

По отдании чести стрелки были пропущены мимо его величества церемониальным маршем, по отделениям, и прошли стройно, отчетливо, молодцами, после чего выстроили фронт в прежнем порядке. Наружный вид и военная выправка их, как и вообще регулярных румынских войск, благодаря германским инструкторам, вызванным сюда несколько лет назад князем Карлом, вполне хороша.

Тотчас же после церемониального марша государь император изволил войти в княжеский дворец, где уже был приготовлен завтрак. Его величество и прибывшие в Бухарест члены императорского дома с князем и княгинею имели стол особо, в верхнем помещении дворца, а русская и румынская свиты в нижней столовой, где присутствовали и придворные дамы. Завтрак продолжался около часа.

Во время стола были провозглашены два тоста: первый — министром иностранных дел Когальничано, за здоровье государя императора и процветание России, а второй князем Л. М. Горчаковым, за здоровье князя Карла и княгини Елизаветы и за процветание их армии.

После завтрака его императорское величество с особами своего царствующего дома и всею свитою, в сопровождении князя и княгини Румынских, изволил отправиться на вокзал железной дороги среди столь же сильного восторга народной толпы, как и при встрече, и в начале третьего часа дня отбыл из Бухареста в Плоешты.

Примечания[править]

  1. Государя императора сопровождали: великие князья Владимир и Сергий Александровичи и Николай Николаевич Младший, князья Романовские, герцоги лейхтенбергские Николай и Сергий Максимилиановичи, государственный канцлер князь А. М. Горчаков, министр двора граф А. В. Адлерберг, военный министр генерал-адъютант Д. А. Милютин, шеф жандармов генерал-адъютант Н. В. Мезенцов, дежурные: генерал-адъютант граф Левашов, свиты его величества генерал-майор граф Протасов-Бахметьев и флигель-адъютанты полковники Тучков 2-й и князь Долгоруков 2-й, а также дежурные адъютанты великих князей: государя цесаревича, главнокомандующего, Владимира Александровича, и некоторые другие лица.