Fatalita (Чюмина)/1905 (ВТ:Ё)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Fatalita (Чюмина)

Перейти к навигации Перейти к поиску

Fatalita
автор Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
Из цикла «Перед зарёю», сб. «Новые стихотворения 1898—1904». Дата создания: 1903, опубл.: 1905. Источник: О. Н. Чюмина. Новые стихотворения. 1898—1904. — СПб.: Типография т-ва «Общественная Польза», 1905. — С. 20—24.

Редакции


  1. «Напиток отравленный сладок…»
  2. «Чей-то голос в тишине…»
  3. «Вы, носители дивного света…»
  4. «Да, я страшусь её. Загадочно немая…»
  5. «Мне грезилось тёмное море…»
  6. «Во тьме уныло завывая…»

Цикл на одной странице


[20]
Fatalita
1

Напиток отравленный сладок
И к чаше прильнули уста,
Но горький таит он осадок,
И этот напиток — мечта.

Из светлого кубка мечтаний
Устами я жадными пью:
Не зная душой колебаний,
За каплю я жизнь отдаю.


2

Чей-то голос в тишине
Сердцу шепчет: — Отдохни!

[21]

Наступают счастья дни,
Верь надежде и весне,
Сердце грёзой обмани. —

Но звучит в душе ответ:
— Сердце ль грёзой обману?
Счастья не было и нет,
От страданий прежних лет
10 Лишь в могиле отдохну. —


3

Вы, носители дивного света,
Вы, искатели новых миров,
Где не знают над мыслью запрета,
Где не знали цепей и костров,

Огибайте подводные мели,
Зорко стойте во тьме у руля.
Не холмы ли вдали забелели,
Не видна ли во мраке земля?

Пусть лежит на безбрежном просторе
10 Лишь затишья унылого гнёт,
Не напрасно с надеждой во взоре
Пред собой вы глядите вперёд.

Нет конца и предела исканью,
За приливом приходит отлив,
15 Но за этой туманною гранью
Вам не слышится ль вечный призыв?

[22]


И когда, в жгучей муке сгорая,
Истомясь, вы падёте в тоске —
Берега заповедного края
20 Не откроются ль вам вдалеке?


4

Да, я страшусь её. Загадочно немая,
Она войдёт в тиши и встанет предо мной,
И откровению безмолвному внимая,
Забуду в этот миг я о любви земной.

Но что таит она под дымкой покрывала:
Зловещее ничто? Богини дивный лик?
Ужели всё, что здесь нам сердце волновало —
Ничтожным явится в великий этот миг?

И всё ж она влечёт меня неодолимо,
10 Забвенья мук земных давно ищу я в ней,
Желаньем и тоской душа моя томима,
И трудно умирать, но жить ещё трудней.

Я верую: покой божественный бесстрастья
В её дыхании таинственно разлит,
15 И жажду жгучую земной любви и счастья
Она лобзанием бессмертным утолит.


5

Мне грезилось тёмное море,
Глухие рыдания волн,

[23]

Несущийся вдаль на просторе,
Волнами кидаемый чёлн.

Как чайки подстреленной крылья,
Повисли его паруса,
Напрасны мольбы и усилья
И глухи к мольбам небеса.

Из туч беспощадно суровых,
10 Зловещею тешась игрой,
Лишь отблески молний багровых
Во мраке сверкают порой.

И небо над тёмным простором
Раскинулось грозным шатром,
15 И смертным звучит приговором
Немолчно рокочущий гром.

Челнок беззащитный и жалкий
Всё дальше уносит волна,
Коварная песня русалки
20 К нему долетает со дна.

И тяжко, и страшно, и смутно,
Из рук выпадает весло,
В пучину волною попутно
Разбитый челнок унесло.


6

Во тьме уныло завывая,
Холодный ветер бушевал,

[24]

Исчезла даль береговая,
Идёт девятый вал.

Ужели всё, что было свято,
К чему ты с верою взывал —
Умчит с собою без возврата
Девятый вал?

Всему конец: любви обманам,
10 Борьбе за светлый идеал?
Заволоклася даль туманом,
Идёт девятый вал.

Смелей гребец! Зловещей ночи
Нередко вызов ты бросал.
15 Гляди же ей бесстрашно в очи:
Вот он — девятый вал!