Fatalita (Чюмина)/1905 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Fatalita (Чюмина)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Fatalita
авторъ Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
Изъ цикла «Передъ зарею», сб. «Новыя стихотворенія. 1898—1904». Дата созданія: 1903, опубл.: 1905. Источникъ: О. Н. Чюмина. Новыя стихотворенія. 1898—1904. — СПб.: Типографія т-ва «Общественная Польза», 1905. — С. 20—24.

Редакціи


  1. «Напитокъ отравленный сладокъ…»
  2. «Чей-то голосъ въ тишинѣ…»
  3. «Вы, носители дивнаго свѣта…»
  4. «Да, я страшусь ея. Загадочно нѣмая…»
  5. «Мнѣ грезилось темное море…»
  6. «Во тьмѣ уныло завывая…»

Цикл на одной странице


[20]
Fatalita.
1.

Напитокъ отравленный сладокъ
И къ чашѣ прильнули уста,
Но горькій таитъ онъ осадокъ,
И этотъ напитокъ—мечта.

Изъ свѣтлаго кубка мечтаній
Устами я жадными пью:
Не зная душой колебаній,
За каплю я жизнь отдаю.


2.

Чей-то голосъ въ тишинѣ
Сердцу шепчетъ:—Отдохни!

[21]

Наступаютъ счастья дни,
Вѣрь надеждѣ и веснѣ,
Сердце грезой обмани.—

Но звучитъ въ душѣ отвѣтъ:
— Сердце ль грезой обману?
Счастья не было и нѣтъ,
Отъ страданій прежнихъ лѣтъ
10 Лишь въ могилѣ отдохну.—


3.

Вы, носители дивнаго свѣта,
Вы, искатели новыхъ міровъ,
Гдѣ не знаютъ надъ мыслью запрета,
Гдѣ не знали цѣпей и костровъ,

Огибайте подводныя мели,
Зорко стойте во тьмѣ у руля.
Не холмы ли вдали забѣлѣли,
Не видна ли во мракѣ земля?

Пусть лежитъ на безбрежномъ просторѣ
10 Лишь затишья унылаго гнетъ,
Не напрасно съ надеждой во взорѣ
Предъ собой вы глядите впередъ.

Нѣтъ конца и предѣла исканью,
За приливомъ приходитъ отливъ,
15 Но за этой туманною гранью
Вамъ не слышится ль вѣчный призывъ?

[22]


И когда, въ жгучей мукѣ сгорая,
Истомясь, вы падете въ тоскѣ—
Берега заповѣднаго края
20 Не откроются ль вамъ вдалекѣ?


4.

Да, я страшусь ея. Загадочно нѣмая,
Она войдетъ въ тиши и встанетъ предо мной,
И откровенію безмолвному внимая,
Забуду въ этотъ мигъ я о любви земной.

Но что таитъ она подъ дымкой покрывала:
Зловѣщее ничто? Богини дивный ликъ?
Ужели все, что здѣсь намъ сердце волновало—
Ничтожнымъ явится въ великій этотъ мигъ?

И все жъ она влечетъ меня неодолимо,
10 Забвенья мукъ земныхъ давно ищу я въ ней,
Желаньемъ и тоской душа моя томима,
И трудно умирать, но жить еще труднѣй.

Я вѣрую: покой божественный безстрастья
Въ ея дыханіи таинственно разлитъ,
15 И жажду жгучую земной любви и счастья
Она лобзаніемъ безсмертнымъ утолитъ.


5.

Мнѣ грезилось темное море,
Глухія рыданія волнъ,

[23]

Несущійся вдаль на просторѣ,
Волнами кидаемый челнъ.

Какъ чайки подстрѣленной крылья,
Повисли его паруса,
Напрасны мольбы и усилья
И глухи къ мольбамъ небеса.

Изъ тучъ безпощадно суровыхъ,
10 Зловѣщею тѣшась игрой,
Лишь отблески молній багровыхъ
Во мракѣ сверкаютъ порой.

И небо надъ темнымъ просторомъ
Раскинулось грознымъ шатромъ,
15 И смертнымъ звучитъ приговоромъ
Немолчно рокочущій громъ.

Челнокъ беззащитный и жалкій
Все дальше уноситъ волна,
Коварная пѣсня русалки
20 Къ нему долетаетъ со дна.

И тяжко, и страшно, и смутно,
Изъ рукъ выпадаетъ весло,
Въ пучину волною попутно
Разбитый челнокъ унесло.


6.

Во тьмѣ уныло завывая,
Холодный вѣтеръ бушевалъ,

[24]

Исчезла даль береговая,
Идетъ девятый валъ.

Ужели все, что было свято,
Къ чему ты съ вѣрою взывалъ—
Умчитъ съ собою безъ возврата
Девятый валъ?

Всему конецъ: любви обманамъ,
10 Борьбѣ за свѣтлый идеалъ?
Заволоклася даль туманомъ,
Идетъ девятый валъ.

Смѣлѣй гребецъ! Зловѣщей ночи
Нерѣдко вызовъ ты бросалъ.
15 Гляди же ей безстрашно въ очи:
Вотъ онъ—девятый валъ!