L’ennui de vivre (Брюсов)/Urbi et orbi, 1903 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< L’ennui de vivre (Брюсов)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

L’ennui de vivre
авторъ Валерий Яковлевич Брюсов (1873—1924)
Изъ цикла «Думы. Искания», сб. «Urbi et orbi». Опубл.: 1903. Источникъ: Commons-logo.svg Валерий Брюсов Urbi et Orbi. Стихи 1900—1903 гг. — М.: Скорпион, 1903.

Редакціи


[37]
I.
L’ENNUI DE VIVRE…[1]

Я жить усталъ среди людей и въ дняхъ,
Усталъ отъ смѣны думъ, желаній, вкусовъ,
Отъ смѣны истинъ, смѣны риѳмъ въ стихахъ.
Желалъ бы я не быть «Валерій Брюсовъ».
Не предъ людьми — отъ нихъ уйти легко —
Но предъ собой, передъ своимъ сознаньемъ, —
Уже въ былое цѣпь уходитъ далеко,
Которую зовутъ воспоминаньемъ.
Склонясь, иду впередъ, растущій грузъ влача:
Дней, лѣтъ, именъ, восторговъ и паденій.
Со мной мои стихи бѣгутъ, крича,
Грозятъ мнѣ замысловъ недовершенныхъ тѣни,
Слѣпятъ глаза сверканья, безъ числа,
(Слова изъ книгъ, истлѣвшихъ въ сердцѣ—склепѣ),
И женщинъ жадныя тѣла
Цѣпляются за звенья цѣпи.

О, да! васъ, женщины, къ себѣ воззвалъ я самъ
Отъ ложа душнаго, изъ келій, съ перепутій,

[38]

И отдавались мы вдвоемъ одной минутѣ,
И вмѣстѣ мчало насъ теченье по камнямъ.
Вы скованы со мной небеснымъ, высшимъ бракомъ,
Какъ съ моремъ воды впавшихъ рѣкъ,
Своимъ я васъ отмѣтилъ знакомъ,
Я отдалъ душу вамъ — на мигъ, и тѣмъ навѣкъ.
Иныя умерли, иныя измѣнили,
Но всѣ со мной, куда бы я не шелъ.
И я влеку по днямъ, клонясь какъ волъ,
Изнемогая отъ усилій,
Могильнаго креста тяжелый пьедесталъ:
Живую груду тѣлъ, которыя ласкалъ,
Которыя меня ласкали и томили.

И думы… Сколько ихъ, въ одеждахъ золотыхъ,
Завѣтныхъ думъ, лелѣянныхъ съ любовью,
Принявшихъ плоть и оживленныхъ кровью!..
Я обреченъ вести всю безконечность ихъ.
Есть думы тайныя — и снова въ дѣтской дрожи,
Закрывъ лицо, я падаю во прахъ…
Есть думы свѣтлыя, какъ ангелъ Божій,
Затерянныя мной въ холодныхъ дняхъ.
Есть думы гордыя — мои исканья Бога —
Но оскверненныя притворствомъ и игрой,
Есть думы-женщины, глядящія такъ строго,
Есть думы-карлики съ изогнутой спиной…
Куда бъ я не бѣжалъ истоптанной дорогой,
Онѣ летятъ, бѣгутъ, ползутъ — за мной!

А книги… Чистыя источники услады,
Въ которыхъ отраженъ родной и близкій ликъ, —
Учитель, другъ, желанный врагъ, двойникъ —
Я въ васъ обрѣлъ всѣ сладости и яды!
Вы были голубемъ въ плывущій мой ковчегъ
И принесли мнѣ вѣсть, какъ древле Ною,
Что ждетъ меня земля, подъ пальмами ночлегъ,
Что свой алтарь на камняхъ я построю…
Съ какою жадностью, какъ плотно я приникъ

[39]

Къ стоцвѣтнымъ стекламъ, къ окнамъ вѣщихъ книгъ,
И увидалъ сквозь нихъ просторы и сіянья,
Лучей и формъ безвѣстныхъ сочетанья,
Услышалъ странныя, родныя имена…
И годы я стоялъ, безумный, у окна.
Любуясь солнцами, моя душа ослѣпла,
Лучи ее прожгли до глубины, до дна,
И всѣ мои мечты распались горстью пепла.

О, еслибъ все забыть, быть вольнымъ, одинокимъ,
Въ торжественной тиши раскинутыхъ полей,
Итти своимъ путемъ, безцѣльнымъ и широкимъ,
Безъ будущихъ и прошлыхъ дней.
Срывать цвѣты, мгновенные какъ маки,
Впивать лучи, какъ первую любовь,
Упасть, и умереть, и утонуть во мракѣ,
Безъ горькой радости воскреснуть вновь и вновь!

1902.


  1. фр. L’ennui de vivre — скука жизни. — Примѣчаніе редактора Викитеки.