Акты, относящиеся к истории южной и западной России/ДО/Том 4/14

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Акты, относящіеся къ исторіи Южной и Западной Россіи : собранные и изданные Археографическою Комиссіею — Томъ 4
авторъ неизвѣстенъ
См. Оглавленіе. Источникъ: Commons-logo.svg Акты, относящіеся къ исторіи Южной и Западной Россіи. Томъ 4. — Санктпетербургъ. Въ типографіи П. А. Кулиша. 1863. Акты, относящиеся к истории южной и западной России/ДО/Том 4/14 въ новой орѳографіи




[18]

14. — 1657, въ августѣ. Судное дѣло въ Москвѣ Конотопскихъ жителей съ разорявшими ихъ Путивльскими боярами Яцынами, по грамотѣ гетмана Богдана Хмельницкаго.

165 г. августа въ 17 день, били челомъ великому государю царю и великому князю Алексѣю Михайловичю, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцу, города Конотопа Черкасы всѣмъ городомъ, а въ Посольскомъ Приказѣ дьякомъ: думному Алмазу Иванову да Ефиму Юрьеву, Конотопской протопопъ Дементей да Черкасы: Семенъ Михайловъ да Трофимъ Семеновъ, подали челобитную на Путивльца на Микифора Яцына объ очной ставкѣ. И въ челобитной пишетъ:

(Списокъ зъ Бѣлоруского писма, что писалъ къ великому государю царю и великому князю Алексѣю Михайловичю, всеа Великія и Малыя и Бѣлыя Росіи самодержцу, гетманъ Богданъ Хмельницкій, въ нынѣшнемъ во 165-мъ году, августа въ 13 день. Переписано, а въ томъ листу государево имянованье и титла написана вся сполна.)

Богданъ Хмельницкій гетманъ со всѣмъ Войскомъ вашего царского величества Запорожскимъ низко до лица земли челомъ бьемъ.

Сотникъ, атаманъ, козаки и всѣ мѣщане Конотопскіе уѣзду Новгородцкого жаловались намъ, что тамъ неистерпимую обиду въ земли своей ещо за небожчика Осолинского, канслѣра Польского, на обмѣну за Знобъ деревню подъ Трубецкомъ и Стузеномъ подъ Глуховомъ, нажитыхъ отъ Никифора Яцына и сыновъ, бояръ уѣзду Путимского, поносятъ; такожъ никакими мѣрами ничево тамъ отъ нихъ самихъ дѣлати не могутъ: сѣнокосы у нихъ отбираютъ, челядь ихъ грабятъ, лошади, овцы и коровы и свиньи забираютъ, и ихъ самихъ, въ поли нашодъ, чуть не насмерть бьютъ. Сверхъ того, уже безъ ихъ, какъ были въ войскѣ съ нами на службѣ вашего царского величества, взяли готовыхъ грошей шестьсотъ золотыхъ Польскихъ. Для того мы за тѣми козаками Конотопскими, которые всегда при насъ за достоинство вашего царского величества умирать готовы, до вашего пресвѣтлого царского величества прошеніе наше приносимъ и челомъ бьемъ, чтобъ ваше пресвѣтлое царское величество тѣхъ козаковъ, какъ единыхъ съ насъ подданыхъ своихъ, милостивымъ жалованьемъ своимъ пожаловалъ и надъ ними болши гнушатися[1] и обидъ таковыхъ неистерпимыхъ въ земляхъ ихъ прямыхъ, которыми уже отъ нѣсколькинадесяте лѣтъ владѣютъ, тѣмъ бояромъ уѣзду Путимского чинить не велѣлъ, чтобъ уже [19]отъ тѣхъ времянъ покойно тѣми землями владѣли и съ нами купно въ Войскѣ вашего царского величества Запорожскомъ безпрестанно службу вашего пресвѣтлого царского величества по указу полнили. О чемъ и вдругое за тѣми козаками вашего пресвѣтлого царского величества смиренно моля, и насъ самѣхъ въ премногую и неизреченную милость вашего пресвѣтлого царского величества вручаемъ. Данъ съ Чигирина, іюля 29-го дня, лѣта 1657-го.

А на низу написано: Вашему пресвѣтлому царскому величеству во всемъ повольные слуги и вѣрные подданые, Богданъ Хмельницкій гетманъ съ Войскомъ вашего царского величества Запорожскимъ.

.....................[2]

И Путивлецъ Микифоръ Яцынъ, выслушавъ челобитные, съ протопопомъ зъ Дементьемъ да съ Черкасы съ Семеномъ да съ Трофимомъ на очной ставкѣ сказалъ: Въ нынѣшнемъ де во 165-мъ году, въ Петровъ постъ, пріѣзжалъ онъ къ нимъ въ городъ въ Конотопъ съ полковникомъ съ Васильемъ Миличинымъ и съ Черкасы, по указу гетмана Богдана Хмельницкого, а наказново сотника ихъ и атамана и войта онъ Микифоръ зъ дѣтьми своими не бивалъ и на чѣпъ не саживалъ и ста рублевь денегъ у нихъ не имывалъ, и сынъ ево Родіонъ у Черкашанъ у Ерошки и у Ивашка да у Трофимка топоровъ не отымывалъ и жюпановъ съ нихъ не снимывалъ и пятинатцати борововъ къ себѣ не заганивалъ; а правилъ де на войтѣ ихъ пеню и на чѣпъ ево сажалъ полковникъ Василей Миличинъ съ товарыщи, по гетманскому указу; а что де на немъ доправилъ, того онъ не вѣдаетъ. А та де земля, о которой онѣ государю на него бьютъ челомъ, ево Микифорова помѣсная, а владѣли де они, Черкасы, тою ево землею четырнатцать лѣтъ безъ дачь, насильствомъ; а какъ де былъ посолъ Адамъ Кисель , и о той де ево помѣсной землѣ съ нимъ говорили и договорились было, что тое ево помѣсной земли поступитца къ городу Конотопу по Быковъ Логъ, а съ устья Логу къ Чалому болоту прямо; а имъ было дать ему Микифору вмѣсто ево помѣсной земли, въ замѣну Новагородка Сѣверского земли, слободку Знобково. Только де прямо договору не учинено, и та ево помѣсная земля имъ къ городу Конотопу не отмежевана, и ему Микифору вмѣсто того слободки Знобкова и иные земли не дано; а владѣли де онѣ тою ево помѣсною землею къ городу Конотопу насильствомъ.

И протопопъ Дементей и Черкасы Семенъ да Трофимъ били челомъ, чтобъ великій государь велѣлъ имъ съ Микифоромъ Яцынымъ во стѣ рублѣхъ, что онъ у нихъ взялъ, и въ грабежѣ, что сынъ ево Родіонъ у Черкасъ взялъ, дать вѣру.

И Микифоръ Яцынъ во стѣ рублѣхъ и въ грабежѣ взялъ себѣ на душу.

И Черкасы Семенъ да Трофимъ били челомъ, чтобъ въ томъ ихъ иску, о чемъ онѣ на него Микифора государю бьютъ челомъ, присягать имъ самимъ, а ему Микифору онѣ не вѣрятъ. Да сверхъ присяги слались они на боярина Микиту Алексеевича Зузина въ томъ, что де бояринъ имъ въ Путивлѣ сказывалъ: про то де онъ признался, что онъ Микифоръ взялъ у нихъ сто ефимковъ, и тѣ де ваши ефимки не пропадутъ.

А Микифоръ Яцынъ на боярина на Микиту Алексѣевича Зузина....[3] слался жъ, что онъ ему боярину того не говорилъ, что у нихъ, Черкасъ, въ Конопотпѣ (sic) сто ефим. взялъ, а сказывалъ ему боярину, что правилъ на нихъ войтъ ихъ въ Конопоти, полковникъ Василей Маличинъ съ товарыщи пеню, а что доправилъ, того не вѣдаетъ. Да [20]Микифоръ же Яцынъ подалъ два листка, писаны Бѣлорускимъ писмомъ; а тѣ де листки далъ ему полковникъ Василей Миличинъ съ товарыщи, которые пріѣзжали по ево Микифорову челобитью отъ гетмана отъ Богдана Хмельницкого для ево помѣсные земли, что онѣ Черкасы владѣли насильствомъ, чтобъ имъ впредь тою ево помѣсною землею не владѣть; а писалъ де тѣ листки ихъ Конопоцкой писарь. И тѣ листки переведены, и въ переводехъ пишетъ.

Списокъ зъ Бѣлоруского писма:

Я, Василей Миличинъ полковникъ, и Мартинъ Юхненко, отъ ясновельможного его милости пана гетмана, пана нашего милостивого, высланы есмя въ дѣлѣ боярина Путимского Никифора Яцына, по челобитью ихъ передъ его милостью на Конотопцовъ. Но, выслушавъ мы съ обѣихъ сторонъ челобитья, какъ и отпоровъ, наказали есмя Конотопцомъ, чтобъ боярина, противъ повелѣнія ясневельможного его милости пана гетмана, такъ за паханье земли и за кошенье сѣна и за пущу и за протори, которые мѣщане супротивными не будучи и повелѣнье его милости исполниючи, помирились за все про все — болши тѣхъ хлопотъ не имѣть, а послѣ того чтобъ въ ихъ землю входить не смѣли, сѣна косить, дерева рубить, пасѣки ставити безъ вѣдома боярского, на томъ постановляемъ заказъ. Для чего царскому величеству тисячю золотыхъ наспорного, а другую тисячю золотыхъ на ясневельможного его милость пана гетмана. И кто бы поѣхалъ черезъ заказъ въ ихъ землю, на свой убытокь. На томъ вся учинилась згода и миръ при бытьи нашемъ. Что, для лутчей вѣры и крѣпости, записать велѣли есмя. Чинилось въ Конотопѣ, лѣта 1657-го, іюня 26 дня.

Василей Миличинъ и Мартынъ Юхненко, высланые.

Другое писмо Бѣлоруское съ тѣмъ же подано вмѣстѣ.

Лѣта 1657-го, мѣсяца іюня 26-го дня, передо мною, Васькомъ Миличемъ, полковникомъ вышереченнымъ, отъ ясневельможного его милости пана гетмана, пана нашего милостивого, съ Мартыномъ Юхненкомъ товарыщемъ, которые посланы есмя въ дѣлѣ Никифора Яцына, боярина Путимского, о паханьѣ земли ихъ черезъ межу и рубаньѣ дровъ, и сѣна косить, пасѣки ставить насильствомъ черезъ Конотопцовъ; а что сказалъ войтъ Конотопской Иванъ Хвастовець, хто пахалъ на ихъ земли прежде, давали есмя десятину; и понеже нынѣ росказанье его милости пана гетмана, чтобъ есмя не выходили за рубежъ, для того не надобно намъ на рубежъ ѣхать, по росказанью довольство чинить; не надобно никоею мѣрою силно пахать и ни въ какихъ дѣлахъ входить, только за повелѣньемъ пановъ бояръ вышереченыхъ, кому чего надобно, и десятину давать. Чинилось въ Конотопѣ.

И протопопъ Дементей и Черкасы Семенъ да Трофимъ, выслушавъ и досмотря листковъ, сказали, что онѣ такова писма въ Конопоти писать не веливали, и тѣ листки — писмо не ихъ Конопоцкого писаря, и хто то писмо писалъ, имени ево въ томъ писмѣ не написано и полковниковы печати, хто ему тѣ листки далъ, у того писма нѣтъ.

И дьяки, думной Алмазъ Ивановъ да Еѳимь Юрьевъ, велѣли рѣчи ихъ записать, а по Микифорѣ Яцынѣ велѣли приставу Ефрему Нечаеву взять поручную запись.

Подлинное.

Примѣчанія.

  1. То есть знущатися.
  2. Другихъ челобитныхъ при дѣлѣ не находится.
  3. Слово, надписанное сверху, не прочтено.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России и странах, где срок охраны авторского права действует 70 лет, или менее, согласно ст. 1281 ГК РФ.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.