ВЭ/ВТ/Або

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Або
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Алжирские пираты. Источник: т. 1: А — Алжирские пираты, с. 25—29 ( РГБ · commons · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭЛ : ЭСБЕ : OSNВЭ/ВТ/Або в дореформенной орфографии


АБО, губ. гор. Або-Бьернеборгской губ. при устье р. Ауры. До покорения Финляндии был шведским административным центром края. В наст. время по своим торг. оборотам А. занимает следующее после Гельсингфорса место в Финляндии. Набережная реки, почти сплошь обделанная гранитом, является внутренней гаванью А. и представляет значит. причальную линию для мелких судов; для стоянки более крупных судов служит наружная гавань — водное пространство между устьем реки и о. Рунсало и Хирвисало, из коих первый соединен мостом с берегом. Глубина наруж. гавани достаточна для судов с осадкой до 20 ф.; для причала здесь имеется пристань Откактен. Еще мористее находится наружный рейд А., известный под назв. Кува и доступный для судов с самою большою осадкой. В А. находится судостр. завод Крейтона с 3 эллингами, на котором для Мор. Министер. построено несколько минных судов. Вода р. Ауры не годится ни для питья, ни для судовых котлов; население пользуется водой из колодцев, при чём, однако, хорошая питьевая вода имеется только в загородном колодце (Кансен). Гавань города, очищаясь от льда в конце апр. и замерзая в дек., открыта для навигации в теч. 8 мес.; при помощи ледоколов, судоходство поддерживается круглый год; торосы, встречающиеся в суровые зимы у берегов Ганге, в Абоско-Аландском районе почти отсутствуют. Торговый флот А. состоит из 25 парус. судов, вместимостью в 15.300 т. и 28 паровых в 3.500 т. Театр военных действий Финляндских войн
Театр военных действий Финляндских войн
Первая высадка крестоносцев-шведов в 1157 г. произошла близ А. и здесь же, при ключе Куппис, совершено первое насильственное крещение побежденных финнов. Во время столкновений шведов с новгородцами, последние неоднократно проникали до А., который в 1198 г. был даже сожжен кн. Мстиславом Давидовичем; то же повторилось и во время похода 1318 г. Иоанн III в 1495 г. двинул в Финляндию 60-тыс. армию, которая вынудила шведского главнокомандующего Свант-Стура запереться в А. По смерти Густава Вазы, между его сыновьями возникло междоусобие и А. был осажден шведск. войсками с моря и с суши. К А. подступали зимою 1590 г. русские войска царя Федора Иоанновича, но город не взяли. Несмотря на свое важное в то время политическое, экономическое и стратегическое значение, А. укреплен не был. Однако, отсюда, несмотря на малую численность его населения, преимущественно и распространялось шведское влияние на всю страну, что облегчалось легкостью связи А. с Стокгольмом. Сверх того, владеющий им держал в своих руках узел сухопутных и морских путей в ю.-з. углу края, откуда удобно было распространять операции вдоль побережья в обе стороны, к ю. и к с., разобщая Финляндию от Швеции. В камп. 1713 г., после захвата Гельсингфорса, решено было напасть на А. одновременно с сухого пути и галерами со стороны моря. 28 авг. А. был захвачен корпусом гр. Апраксина, но галерный флот Боциса остановился у Твериминнэ, задерживаемый сильною шведскою шхерною флотилией. Невозможность установить связь А. с Гельсингфорсом (нашею базою) морем, при угрожающем положении шведских войск Либекара у Тавастгуса, побудили Апраксина, очистив А., возвратиться в Гельсингфорс и предпринять затем новое наступление в с. направлении, закончившееся поражением шведов у д. Пелкиной (6 окт.) и Лаппола (19 февр.). В камп. 1714 г., после Гангутского боя, А. был окончательно занят войсками Петра и постепенно превращен в опорный пункт для дальнейших операций против Швеции. В войну 1741—43 гг., после капитуляции под Гельсингфорсом шведского ген. Левенгаупта, А., вместе со всею Финляндией, снова оказался в русских руках. Здесь с 26 сент. 1742 г. была резиденция русского ген. губерн., ген.-лейт. ф. Кампенгаузена. Здесь же, с 7 февр. следующего года, начались между Россией и Швецией мирные переговоры (см. Абосский мирный договор) и 7 авг. того же года состоялось подписание трактата. В войну 1808—9 гг. А. был занят без боя 10 марта бригадою ген. Шепелева, входившей в состав колонны кн. Багратиона, двинутой из Тавастгуса для преследования отступавших войск гр. Клингспора. При отряде Шепелева находился сам главнокомандующий гр. Буксгевден, который и совершил в этот день торжественный въезд в А. Небольшие шведские команды, бывшие в городе, заблаговременно удалились на Аландские острова, куда за ними следом послан был по льду небольшой отряд Вуича (см. Аланд). После этого издана была 16 марта декларация, возвещавшая "всем державам европейским, что отныне часть Финляндии, которая доселе именовалась шведскою и которую войска российские не могли занять, как выдержав разные сражения, признается областью российским оружием покоренною и присоединяется навсегда к Российской Империи". С открытием навигации и с захватом Аландских островов восставшим населением, А. сделался одним из предметов действий дессантных шведских операций. Утвердившись на Аланде, Густав IV Адольф, желавший во что бы то ни стало действовать наступательно на норвежской границе и потому скупо уделявший подкрепления в Финляндию, вознамерился оказать поддержку последней путем посылки двух дессантных экспедиций: одной (под нач. полк. Бергенстроле) — от Умео к Вазе, а другой — через Аланд к А., под нач. г.-м. бар. ф. Фегезак. Эти дессанты, по мысли шведского короля, должны были сыграть роль кадров для поддержания и развития в широких размерах уже возгоревшегося в Эстроботнии и Абоской губ. народного восстания. Отряд ф. Фегезака доходил до 4.000 чел.; артиллерии было всего 6 оруд. Высадка была произведена совершенно беспрепятственно, 8 июня 1808 г., в 22 вер. южн. А., близ местечка Лемо, при чём рассчитывали воспользоваться для организации народной вспышки наплывом населения к городу по случаю обычной в это время ярмарки. Но противнику не было известно, что ярмарка отменена распоряжением нашего военного начальства. По выходе на берег, Фегезак оставил часть своих сил близ пункта высадки, где они тотчас стали укрепляться, а остальные двинул к А. Навстречу противнику выступил сперва один бат. Либавского п. с 1 оруд. под нач. полк. Вадковского, а прочим войскам, расквартированным в окрестностях города, спешно приказано стягиваться к А. Вадковский удачно задерживал превосходные неприятельские силы, пользуясь пересеченною местностью, а тем временем прибывший к полю сражения ген. Багговут (временно замещавший Багратиона) послал за остальными, бывшими в А., войсками. Главнокомандующий гр. Буксгевден, находившийся в городе, вверил нач. над этими подкреплениями Коновницыну (дежурному генералу отд. финляндск. корпуса), составив из них резерв, а 15 канонерским лодкам приказал двинуться морем и напасть на неприятельские транспортные суда. Между тем, шведы стали теснить Вадковского, который отступал до того места, где была расположена, прискакавшая из А., батарея с эск. гродненских гусар, к которой постепенно пристраивалась спешившая оттуда же пехота (3 роты Либавского п., Невский п., а также 6 рот Брестского п. с эск. Финлянд. драгун). Багговут получил приказание остановить шведов до подхода войск Коновницына; поэтому он рассыпал всю свою пехоту без резерва и завязал упорный, лесной бой; контр-атака Багговута была отбита шведами, но он удержался до прибытия Коновницына. Шедшие в голове 2 б. Невского и Перновского пп. ударили в штыки, часть остальной пехоты усилила стрелков Багговута, а артиллерия заняла мызу, опорный пункт шведского расположения. Шведы дрогнули и стали отступать; преследование их было доведено вплоть до Лемо, где накануне они воздвигли укрепления. Под прикрытием огня последних, Фегезак стал спешно сажать свой отряд на суда, но смелый натиск наших войск на укрепления заставил шведов снова высадить часть сил, дабы обеспечить от захвата, находившиеся в укреплениях пушки. Дав отпор, противник, под прикрытием пальбы с судов, совершил посадку. Посланные Буксгевденом в обход канонерки не поспели к месту действия; шведские суда успели укрыться за оо. Нагу и Корпо. При своем отступлении Фегезак получил известие, что через Юнгфрузундский проход прошла русская гребная флотилия (другая, образованная из судов, захваченных у шведов в Свеаборге, еще в конце мая беспрепятственно проникла к А.). Т. обр. одна из задач, поставленных шведскому шхерному флоту (преграждение нашему гребному флоту доступа из Финского залива в Абосские шхеры и в Ботнический залив) оказывалась уже невыполненной. Едва известие это дошло до короля Густава IV Адольфа, прибывшего к этому времени на Аланд, как он приказал начальнику своего шхерного (так называемого у шведов "армейского", т. е. носящего на себе постоянный войсковой дессант для действия огнестрельным оружием) флота, адм. Гвельмшёрна, произвести поиск в Абосских шхерах в направлении на А., дабы перехватить часть русской флотилии и разбить ее. Гвельмшёрна получил это приказание одновременно с известием о постигшей Фегезака неудаче и, считая свои силы слабыми, уклонялся от столкновения, тем более, что узнал вместе с тем (12 июня) о проследовании через Юнгфрузунд еще одной русской гребной флотилии. Но 13 июня от короля пришло новое приказание выступить "для уничтожения своего противника". Выделив тогда часть своих сил к Юнгфрузунду, дабы задержать в этом тесном проходе новые русские подкрепления, если бы таковые опять появились из Финского залива, Гвельмшёрна сам двинулся к А., послав вперед разведочные суда. В это время гр. Буксгевден, всё время лично руководивший деятельностью гребного флота, заключил, по дошедшим до него о движениях шведского флота сведениям, что неприятель намерен прервать связь между А. и Гангеуддом где-либо в окрестностях о. Кимито (Чимито). Придавая огромное стратегическое значение Гангеудду и считая, что наступление Гвельмшёрны имеет целью помешать русской Абосской флотилии поддержать Гангеудд, с захватом которого шведы получили бы опору для производства новой высадки, Буксгевден решил разделить силы нашей гребной флотилии: часть её послана была к Юнгфрузунду, часть поддерживала береговые посты; часть выслана была вперед на разведки. В результате, в руках лейт. Мякинина (временно-заступавшего место начальника гребн. флотилии, капит. 1 ранга Селиванова) оставалось всего 12 канонерок и 2 иола. Шведская гребная эскадра Гвельмшёрны, в значительно-превосходных силах (около 60 судов разного типа), появилась, около полудня 18 июня, в виду наших судов, расположенных южнее А., близ о. Гангё. Двигаясь в косвенном по отношению к нам порядке, аванг. эшелон шведов открыл огонь, но ответная стрельба нашей артиллерии была настолько успешна, что шведы пришли в расстройство и отошли; нападение было повторено, но столь же неудачно, а к нам подоспели 3 судна, вернувшиеся с разведки. У шведов было разбито 4 судна, из коих одно приткнулось на мель близ о. Гангё. Дувший навстречу противнику сильный ветер содействовал нам в этом бою. К вечеру, под прикрытием подошедшего подкрепления из 15 судов, шведы отошли под защиту о. Крампе. Новое месторасположение гребной флотилии было избрано в 8 вер. впереди А., между Рунсало и Хирвисало. 20 июня гребной шведский флот (58 судов) подошел на 3 вер. к нашей флотилии, но почему-то промедлил и не предпринимал никаких действий до 22 числа. В этот день, в 6 ч. в., к нашему аванг. приблизилось 6 канонерок, завязавших с ним перестрелку, под прикрытием которой двинулась длинная линия остальных судов. На левом крыле, сзади канонерок находились баржи с дессантом. Наша флотилия в числе 26 судов, построилась в одну линию между Рунсало и Хирвисало, выделив 3 канонерки уступом вперед для прикрытия своего лев. фл. Атака 12 шведских канонерок на этот фланг была отбита огнем наших стрелков с о. Рунсало. Неприятель, усилив огонь против наших флангов, обрушился на центр нашего расположения. Но передовая шведская галера, встреченная 5-ю нашими канонерками, была подбита. Та же участь постигла и следовавшие за нею в кильватере суда. Наступила ночь, но шведы не прекращали своих атак и продолжали обстреливать нашу флотилию. Наконец, они двинулись вперед всем фронтом. Все наши гребные суда с громким "ура" ринулись навстречу шведам, осыпая их картечью. Не ожидая столь смелого контр-удара, противник пришел в расстройство и суда его стали поодиночке искать укрытия за островами. После преследования на протяжении не более вер., наши суда возвратились на прежнее место. Бой 22 июня стоил нам небольших потерь: 10 уб. и 15 ранен. чел. и 11 поврежден. судов, из коих, однако, ни одно из строя не выходило. У шведов подбито и повреждено до 20 судов. Т. обр. попытки шведов нанести серьезный удар нашей Абосской флотилии не удались, они достигли лишь того, что заставили эту флотилию держаться в А. и, продолжая наблюдать за выходами оттуда, добиваться активных действий с оружием в руках. Узнав, что русский гребной флот отбился от шведов перед А., Густав отправился к эскадре Гвельмшёрны, намереваясь сам руководить действиями шхерной флотилии, которой, в водах о. Кимито, в июле и пришлось померяться силами с нашими судами, шедшими в А. из Свеаборга. Что же касается уже бывшей в А. части гребной флотилии, то она 18 авг. имела у о. Судсало, сев. А., еще одно столкновение с отрядом шведских канонерок, кончившееся для нас неудачно, после чего всей сосредоточенной в руках контр-адм. Мясоедова гребной флотилии приказано было, не ввязываясь в серьезные столкновения, ограничиться обороною берегов. Окрестности А. в эту войну еще раз сделались театром вооруженных столкновений. Как только Густав IV Адольф, находившийся с июля на Аланде и руководивший здесь сосредоточением и подготовкою для новых дессантных операций войск, получивших наименование "Южно-финской армии" (6 т. чел.), получил известие о поражении Клингспора 20 авг. при Куортане и Сальми, он немедленно решил оказать поддержку "Северно-финской армии" и отрядил с Аланда 2600 чел. ген. Лантингсгаузена для высадки в окрестностях А. Одновременно из порта Гефле должна была отплыть эскадра с двумя бригадами отборных шведских войск, в числе которых была и королевская гвардия. Эскадра должна была прибыть к сев. берегам Аландского архипелага и здесь ожидать приказания короля о том, где именно произвести высадку. Лантингсгаузен 3 сент., на другой день после поражения Клингспора Каменским под Оровайсом, высадился в Варанпяя, в 70 вер. сев. А.; наши передовые посты и заставы ввязались в бой с превосходными силами и были разбиты. Неприятель, на их плечах, продвинулся вперед до Локколакса, но здесь был встречен отр. ген. Чоглокова, которому кн. Багратионом (оставшимся в А. за старшего за отъездом Буксгевдена на сев.) было приказано, с батал. Перновского и Невского пп., полуэск. гусар и 4-мя оруд., задержать высадившихся. В то же время, всем ближайшим войскам послано было приказание идти на поддержку Чоглокова. Вечером 3 сент. передовые части сторон столкнулись у Локколакса, а на утро 4 числа завязалось серьезное дело, окончившееся отступлением шведского дессанта к своим судам, после того как Багратион, ставший во главе подкреплений, повел их в разрез между противником и морем, грозя отрезать его от судов. Что касается неприятельской эскадры, вышедшей из Гефле, то разразившаяся буря разбросала её суда в разные стороны и они разновременно достигли шведских берегов, а корабли с артиллерией затонули. Весть об этой неудаче дошла до короля одновременно с доиесениями о поражении Клингспора под Оровайсом. Разгневанный, он решил сразу выбросить все бывшие в его распоряжении силы на материк. Более 5 т. чел., под нач. ген. Боие, было посажено на суда; им велено высадиться близ А. у Гельсинге; сам король, на яхте "Амадис", сопровождал дессант. Как и при высадке Лантингсгаузена, наши передовые части были легко опрокинуты и в течение двух суток, 14 и 15 сент., шведы теснили их. При этом наши отряды, выполняя отданное кн. Багратионом приказание, отходили к узловому пункту, Химайсу, где заранее быда укреплена теснина. 16 сент. это сосредоточение завершилось. Путем личной разведки, кн. Багратион убедился, что на этот раз высажены более значительные силы и решил предупредить атаку шведов. Разделив свои 6 б. на 3 колонны, он направил правую (Бороздина) вдоль озера против лев. крыла неприятеля, которое в числе 4-х батал. двинулось в обход нашего расположения. Центр (Багговут) должен был удерживаться близ большой дороги, а лев. колонна (майор Бек) послана была в тыл прав. фл. неприятеля где отходила связь его с судами флота. Колонна эта двинута была через цепь утесов, по едва проходимой тропинке, в расчете поразить воображение противника. Четыре часа боролся Бороздин с задержанной им обходной колонной противника и, наконец, отбросил ее к дер. Ярвенпяя, которую вскоре и занял. Багговут не дал развернуться двигавшейся против него шведской колонне и начал теснить ее вдоль большой дороги. Увлекшись одержанным успехом, обе наши колонны продвигались вперед, вследствие чего между ними образовался большой промежуток. Этим решил воспользоваться начальник шведского дессанта ген. Боие и двинул туда все оставшиеся в его распоряжении силы, долженствовавшие разобщить обе наши группы. В критический момент сам кн. Багратион стал во главе резерва и повел его в штыки, в то время как наши стрелки, руководимые его нач. штаба Адеркасом, рассыпавшись по скалам, охватили колонну противника с обоих фл. и осыпали ее перекрестным огнем. Отпор был так успешен, что на плечах разбитого неприятеля наши войска ворвались на мызу Вианс, составлявшую тактический ключ позиции противника, и овладели ею. Тем временем, колонна майора Бека с великими трудностями пробиралась по скалам и дебрям в тыл шведам. Как только её войска показались на гребнях утесов и стали с них спускаться, ошеломленный этою неожиданностью противник стал приходить в расстройство, что не ускользнуло от зоркого глаза Багратиона, немедленно направившего всю колонну Бороздина прямо к месту высадки неприятеля, не заботясь о связи с остальными войсками. Шведы стали поспешно отступать к Гельсинге; гродненские гусары с майором Лидерсом во главе, воспользовавшись небольшою равниною, кинулись в атаку. Удачный удар этой лихой конницы обратил отступление шведов в беспорядочное бегство. Около 1000 трупов (почти ⅕ всего отряда) осталось на поле сражения; 15 оф., 350 нижн. чин., 1 знамя, 5 оруд., боевые припасы и весь обоз достались в руки победителя, потерявшего всего до 400 чел. Бегство шведов происходило на глазах их короля, который на своей яхте показался в виду Гельсинге как раз в минуту разгрома. Он пытался ободрять беглецов и восстановить порядок, но вспыхнувший от огня нашей артиллерии в селении пожар, раздуваемый ветром, стал грозить серьезной опасностью флотилии шведов. Поэтому суда их, не исключая королевской яхты, поспешили удалиться. Погром дессанта Боие под А. довершил то, что сделано было Каменским 2 сент. под Оровайсом и окончательно отнял у шведов надежду на обратное отвоевание Финляндии. В 1854 г. после экспедиции к Бомарзунду (см. Бомарзунд) закончившейся падением последнего, анг. адм. Непир решил напасть на А. где, находилось около 10 т. русских войск. Командовавший здесь г.-л. Рамзай приказал разместить за преграждавшими вход в гавань бонами 10 канонерок и 2 парохода. В 4 ч. дня 10 авг. пять паровых неприят. судов от Ватакари (2000 саж.) открыли огонь по лодкам, но причинили весьма малый вред. Им отвечали также наши батареи с о. Рунсала. Дело ограничилось этим, и английские суда отошли. (А. З. Мышлаевский. Война в Финляндии 1712—14 гг. М. М. Бородкин. История Финляндии. К. Ордин. Покорение Финляндии, т. I и II. П. Ниве. Русско-шведская война 1808—09 гг.).