ВЭ/ВТ/Аланд

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Аланд
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Алжирские пираты. Источник: т. 1: А — Алжирские пираты, с. 229—232 ( РГБ · commons · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ ВЭ/ВТ/Аланд в дореформенной орфографии


АЛАНД, архипелаг, составляющий естественный мост между Россией и Швецией. (См. Абоско-Аландские шхеры и карту театра финляндских войн в 1-м полутоме). В XIV ст. А. острова были захвачены шведами, которые быстро воспользовались удобством их положения для перехода в Финляндию, которой вскоре они постепенно и овладели. После Гангутской победы русский флот занял А. и оставался здесь весь 1715 г. возвращаясь в Або на зимовку. Кн. Голицын посылал отсюда на галерах экспедиции на шведский берег, не принесшие решительных результатов. Также и в следующ. году наш флот продвинулся в А. воды, поджидая здесь датский флот, долженствовавший по плану союзников соединиться с нашим флотом и прикрыть нашу высадку на берега Швеции. Но датский флот не прибыл, и дело ограничилось отдельными набегами, на которые шведы отвечали нам тем же на берегах Финляндии. Мысль "от А. неприятеля утеснить" не покидала Царя и в следующем году; но уже завязались переговоры о мире, которые в мае 1718 г. начались на маленьком о. Леф-э А. арх. Переговоры эти ни к чему не привели, т. к. Карл XII отверг предложенный ему проект. Со смертию его в конце 1718 г., в мае следующего года возобновились переговоры, при чём, чтобы оказать на них воздействие, военные операции были начаты с полной энергией. Всё прибрежье Швеции от Гефле до Нордчепинга было разорено, после чего, к концу авг. 1719 г., наш флот возвратился к А. Переговоры 1719 г. ни к какому результату не привели, несмотря на посещение Стокгольма Остерманом, а потому в 1720 г. русский флот, опираясь на А., продолжал опустошать шведские берега в виду англ. эскадры, присланной в помощь Швеции. Шведский же флот адм. Шеблада находился в Аландсгафе. 12 июля часть наших галер, производя разведку, подошла к проливу Ледзунду. Заметив это, Шеблад приготовился к отпору и вынудил нас отступить с небольшими потерями. Тогда кн. Голицын пошел навстречу шведам со всеми своими силами (61 галера и 29 лодок). Шведский флот (1 корабль, 4 фрегата, 3 галеры и друг., всего 14 судов) стоял у о. Фрисберга. Свежий ветер не позволяль его атаковать, и Голицын оттянулся к о. Гренгаму. Тогда адм. Шеблад, видя отступление русских, принял его за уклонение от боя и сам пожелал атаковать нас для чего ему пришлось выйти из того пролива, который его обеспечивал. Сгоряча шведы зарвались вглубь шхер, среди лабиринта камней и мелей, а в это время ветер стих и наши мелкосидящие гребные суда получили огромное преимущество над парусными шведскими. У двух неприятельских фрегатов выстрелами были сбиты снасти; они приткнулись к мели и были взяты на абордаж нашими галерами. Другие два фрегата бросились в бегство, но были настигнуты. Шведы, однако, так отчаянно оборонялись, что жестоко повредили 43 наших галеры. Кн. Голицын получил "в знак воинского труда" шпагу, а за "добрую команду" — трость; офицеры были награждены золотыми медалями, нижние чины — серебряными, а за взятые 104 оруд. выдано 7960 руб. награды. Возобновившиеся в 1721 г. переговоры о мире перенесены были с А. в г. Нюстад. В 1808 г., по занятии нами 10 марта Або, вслед за отступившими из города на А. шведскими командами, посланы были по льду казаки, под нач. квартирмейстерской части майора Нейдгарда, а за ним 1 б. 25-го егерск. п. полк. Вуича. 17-го марта Вуич прибыл с отрядом на Аланд, захватил здесь небольшие запасы пороха и провианта, уничтожил сигнальный телеграф облегчавший сношение жителей о-вов с шведским берегом, и донес, что "жители властям предержащим повинуются" и встретили русский отряд "без страху, а с любопытством". Считая цель экспедиции Вуича достигнутою, Багратион уже 22 марта послал Вуичу приказание возвратиться в Вирмо. Мешали дальнейшему пребыванию нашего отряда на А. и недостаток провианта и плохая обеспеченность путей и средств сообщения с Або, служившим ему базою. Но едва Вуич вернулся с А., как выяснилось, что мы поторопились очищением его. Получены были сведения, что "неприятель желает производить различные влияния ко вреду нашему на занятую нами часть Финляндии и особливо на Аландские о-ва, которые по положению своему представляют ему более к тому способов". Поэтому Вуичу с отрядом — 1 б. 25-го егер. полка, 20 гусаров и 22 казака — приказано было 30 марта "снова подвинуться" на Аландские о-ва, взяв с собою провианта на 10 дней. Он выступил 31-го марта и 3 апреля прибыл на о-в Кумблинге. С приближением весны, главнокомандующий гр. Буксгевден, сознавая опасное положение наших войск на А., намеревался возвратить их обратно, тем более, что самое их пребывание там для задержания движения шведов по льду из Стокгольма в Або — теряло значение с открытием навигации. Но в это время пришло Высочайшее повеление направить через А. в Швецию корпус от 10 до 12 тыс. чел. Это распоряжение являлось развитием того плана, которым одно время у нас задавались и который состоял в направлении главного удара не в Финляндию, а в южн. части Швеции, совместно с франко-датским десантом. Экспедиция на Готланд являлась как бы подготовительною к этому мерою, а движение через А. привлекло бы внимание шведов по сев. сторону столицы. Т. об. Буксгевден, хотя и не сочувствовал этому плану, но должен был оставить Вуича на А. Первоначально на А. всё было спокойно; жители относились к войскам по внешности миролюбиво. На самом деле, под кровом строжайшей тайны, на острове шло всё время глухое брожение, усилившееся после предъявленного нами требования разоружиться. По получении майором Нейдгардом, нач. передовых частей отряда Вуича, сведений о появлении по ю.-з. сторону о. Больш. А. шведских судов, последний приказал через местную полицию собрать все принадлежащие жителям суда и лодки. Это требование и послужило предлогом для агитации. Местный ленсман (пристав), пастор и один из крестьян стали во главе заговора. С быстротою пожара распространился он из селения в селения, из избы в избу. Вооружившись чем попало, крестьяне внезапно и одновременно напали и истребили или забрали в плен наши заставы; Нейдгард с двумя казаками несколько дней скрывался в лесах, после чего, изнуренный голодом, сдался одному из пасторов. Население А. действовало столь смело в расчете на скорую помощь из Швеции, которая и была действительно близка, т. к., по приказанию короля Густава IV Адольфа, отряд лейтен. Капфельмана с галерами ждал только вскрытия моря, чтобы отплыть к А. Флотилия эта пристала к южн. берегу главного острова в тот самый вечер, когда восставшие крестьяне им овладели. Узнав об этом, Капфельман направился к о. Кумблинге, где были главн. силы Вуича. С трудом пробираясь между льдинами, шведские лодки, усиленные присоединившимися повстанцами, обошли Кумблинге и потребовали у Вуича сдачи; когда же предложение это было отвергнуто, — произвели сразу в трех пунктахь высадку и окружили русских. Несмотря на чрезмерное превосходство в силах противника и артил. огонь с галер (у Вуича пушек не было), наши егеря держались около 4-х час., но, наконец, должны были отступить в беспорядке; когда же окончательно иссякли патроны, увеличилось число раненых и часть отдельных постов была захвачена, Вуич положил оружие. Сдалось на Кумблинге 20 оф. и около 490 ниж. чин. Гибель нашего отряда явилась следствием плохой организации его: отсутствия флота, без чего удержание А. о-вов является невозможным, артиллерии и достаточного количества боевых припасов и продовольствия. Всё это было принято судом во внимание, и Вуич был оправдан. Последствия захвата А. сказались немедленно по открытии весенней кампании, т. к. в руках шведов он сделался удобным плацдармом для подготовки десантных операций, а равно базою и исходным пунктом всех предприятий швед. флота. Первою из этих экспедиций была та, во главе которой стоял ген. фон-Фегезак и которая направлена была к Або (см. Або), известие о неудаче этого предприятия получено было на А. ко времени прибытия туда самого короля Густава IV Адольфа, желавшего лично руководить действиями на море. По повелению короля, во главе всех войск и крепостей Швеции был поставлен герц. Карл Зюдерманландский (его дядя, впоследствии король Карл XIII). К 1 авг. войска, собиравшиеся на А. получили наименование "Южно-Финской армии", в отличие от находившейся в Финляндии "Северно-Финской" гр. Клингспора. Южно-Финская армия делилась на два отряда: один под нач. г.-м. фон-Фегезака, а другой — г.-м. Лантингсгаузена. Общая численн. армии — не более 6000 чел. Сосредоточение на А. войск, сбор необходимых технич. Средств, обучение людей гребле и т. п. — всё это шло не так успешно, как было желательно королю. Однако, он решился оказать Клингспору содействие новым десантом, после неудачных боев у Куортане и Сальми, что и привело к высадкам у Локколакса и Гельсинге близ Або (см. Або). Несмотря на истощение денежных средств, недовольство населения, упадок духа войск и на несогласия с союзной Англией, упрямый Густав IV Адольф решил продолжать войну и в следующем году. Однако, к началу весны еще никаких серьезных мер по организации обороны страны принято не было. Войска, бывшие в Шонии (южн. части Швеции) и на границах Норвегии, оставались там, хотя уже никакой опасности оттуда не предвиделось. В результате для непосредственной обороны столицы едва набрано было 4—5 т. челов., а на А. выдвинуто не более 6 тыс. вместе с 4 т. вооруженных жителей. Оборона А. возложена была на ген. ф. Дебельна. Опасаясь, что русские обойдут архипелаг с ю., Дебельн вывел всё население южн. островов в полосе 140 вер. шир., сжег и опустошил в ней все селения, кроме церквей, а сам собрал все свои силы на Больш. А., преградил все пути засеками, устроил на важнейших прибрежных пунктах батареи, а о. Эккере (самый зап.) укрепил в качестве редюита, решив держаться до последней крайности. Согласно общего плана нашего наступления в Швецию, через А. острова должна была двигаться колонна кн. Багратиона. Она сосредоточилась между Або и Нюстадом в последних числах февр. и состояла из 15½ тыс. пех. и около 2-х тыс. конн. В состав её входили: по батал. от л.-гв. Преображенского, Измайловского и Егерского полков; полки 1-й, 2-й, 30-й и 31-й егерские, Белозерский, Петровский, Перновский, Либавский, Невский, Брестский, Вильманстрандский, Рязанский, Кексгольмский и батал. Великолуцкого. Конницу составляли лейб-казаки, 4 эск. Гродненск. гусар., Уральская сотня и донские каз. пп. Исаева и Лащилина. Сборным местом назначен был о. Кумблинге, один из наиболее крупных островов А. шхер, отстоящий от побережья Больш. А. в 1½—2 переходов к в. Получив приказание быть готовым к выступлению, кн. Багратион выслал два авангарда: г.-м. Шепелева (правый) и Кульнева (левый), которые подвинулись вперед на переход и выслали разъезды нащупать противника. Уже 22 февр. казаки имели удачную стычку с шведскими передовыми постами. 26 февр. Багратион, получив приказание выступать, сошел на лед и двинулся к Кумблинге. Войска были обильно снабжены полушубками, теплыми фуражками и валенками; транспорт саней, нагруженных продовольствием, вином и дровами, тянулся за войсками. 28-го к колонне присоединились военный министр гр. Аракчеев и главнокомандующий Кнорринг, в сопровождении бывшего нашего посланника в Швеции Алопеуса. Аракчеев всем распоряжался полновластно, а Алопеус имел дипломатические полномочия на случай желания противника вступить в переговоры. 2 марта войска сосредоточились на Кумлинге, а 3-го выступили уже разделенные на 5 колонн, через полыньи и сугробы; пехота шла рядами, а конница, где по два, а где и гуськом. Передовые части шведов, очищая мелкие острова, уходили к зап. К вечеру 3-го первые 4 колонны заняли о. Варде, впереди Больш. А., пятая же прошла через Соттунга на о. Бенэ, где столкнулась с арьергардом противника. Казаки атаковали его, а Кульнев с остальными войсками пошел в обход острова, что заставило шведов поспешно отступить. Как раз в это время, начальник А. отряда получил известие о совершившемся в Стокгольме государственным перевороте, вследствие которого король был низложен. Чтобы выиграть время и спасти столицу Швеции, которая легко могла быть нами захвачена при таких обстоятельствах (от А. до Стокгольма 5—6 переходов), Дебельн послал навстречу русским для переговоров полк. Лагербринна. Т. к. при войсках кн. Багратиона находились и Аракчеев, и главнокомандующий, то неизбежно было парламентера направить к ним. Так Багратион и поступил; сам же взглянул на дело по-военному, т. е. как на попытку противника выиграть время, а потому приказал своим колоннам наседать энергично на противника. Они вторглись на Больш. А. и заставили шведов отойти к ю.-зап. берегу. В двое суток занят был весь архипелаг почти без боя; только лев. колонна своим авангардом (Кульнева) настигла у о. Лемланда неприят. арьергард, который, после небольшой стычки, бежал, бросив свои орудия. 4 марта в нашу главную квартиру приехал сам Дебельн, которому из Стокгольма приказано было добиться всеми средствами простановки нашего наступления. Он завязал переговоры сперва с Кноррингом и Сухтеленом, затем — с Аракчеевым. Последний сперва не соглашался на перемирие, говоря, что цель императора Александра состоит в подписании мира в Стокгольме, а не в покорении А.; он даже приказал ускорить наступление наших войск. К веч. 5 марта все силы шведов уже были на зап. берегу Эккере, а в ночь на 6-е они начали отступление через Аландсгаф. В наши руки попали брошенные батареи с боевым комплектом, лазарет, транспорты. Конница авангарда Кульнева, не сходившего со льда в течение пяти суток, настигла арьергард отступавших у Сигнальшера; казаки Исаева окружили одну колонну, свернувшуюся в каре, врезались в нее, отбили 2 орудия и взяли 144 пленных, нагнали второе каре, взяли еще две пушки; гродненские гусары совершенно окружили отделившийся батал. Зюдерманландского полка, и, после недолгой перестрелки, он весь положил оружие (14 офиц. и 442 н. чина, с командиром во главе). Общее количество пленных, взятых Кульневым, превысило силы его отряда, а всё пространство снежной пелены Аландсгафа было усеяно брошенными повозками, зарядными ящиками, предметами вооружения и т. д. Тем временем Дебельну пересланы были Аракчеевым те мирные условия, на которых могли бы быть прекращены нами военные действия. Они заключались: а) в уступке Финляндии и А. в вечное владение России, б) в отказе от союза с Англией, в) в свою очередь, Россия обещалась защитить Швецию от англичан вспомогательным корпусом. Но гр. Аракчеев впал в крупную ошибку, приостановив дальнейшее наступление наших войск в пределы Швеции в ожидании ответа на эти предложения из Стокгольма. Через Аландсгаф послан был только Кульнев, с одной конницей (Уральская сотня, по 2 сот. полк. Исаева и Лащилина и 3 эск. Гроднен. гусар). Ночь с 5 на 6 марта Кульнев провель на Сигнальшере. Выступив в 3 ч. у., Кульнев в 11 ч. у. вступил на шведский берег, где сторожевые посты, пораженные появлением русских были атакованы казаками, а затем выбиты из-за камней спешенными уральцами. Кульнев так искусно разбросал свой отряд, что он показался шведам в несколько раз сильнее, чем был в действительности; кроме того, он через переговорщика уверил шведов, что главные силы Багратиона идут на Нортельге. Появление даже одного Кульнева на шведском берегу вызвало переполох в столице Швеции. Но переданное через Дебельна обещание герц. Карла Зюдерманландского прислать уполномоченного для ведения переговоров, побудило Кнорринга и Аракчеева, чтобы доказать искренность наших стремлений к миру, пойти навстречу желаниям нового правителя Швеции и приказать нашим войскам возвратиться в Финляндию. Это распространилось и на другие колонны (Барклая-де-Толли и гр. Шувалова), уже достигшие к этому времени известных успехов. На самом деле Дебельн с умыслом ввел в заблуждение наших генералов, нарочно обусловил присылку уполномоченного тем, чтобы ни один русский отряд не вступал на шведскую землю; этим он избавил Стокгольм от грозившей ему участи, и, проведя Аракчеева, заставил нас протянуть войну еще на целых полгода. С возвращением Багратиона в Або, на А. островах оставлен был отряд г.-м. Демидова (около 6 т.), который и укрепился на них, продолжая там пребывать в течение всей последующей летней кампании. По Фридрихсгамскому мирному договору, А. острова были уступлены России, хотя вопрос о них был главным камнем преткновения при заключении мира. Шведы, опасаясь их угрожающего положения по отношению к своей столице, настаивали на сохранении их за собою, а затем добивались обязательства для России не держать там войск и не строить укреплений. Только победы Каменского при Севере и Ратоне заставили шведских уполномоченных согласиться на уступку А. островов без всяких ограничений. — В 1822 г. великий кн. Николай Павлович, будучи генерал-инспек. по инжен. части, посетил А. острова и указал на Бомарзунд, как на удобнейшее место для сооружения приморской крепости. В 1854 г. Бомарзунд подвергся нападению эскадры союзников и был разрушен (см. Бомарзунд). Согласно условиям Парижского мира, мы обязались не держать на А. войск и не иметь укреплений, поэтому и крепость прекратила свое существование. В настоящее время морское ведомство имеет на А. станцию беспроволочного телеграфа. (Ордин. Покорение Финляндии. Ниве. Русско-шведская война 1808—09 г. Шведская война, изд. шведского генерального штаба. А. Т. Борисевич. Заметки по поводу последних исследований о "Рус.-Швед. войне 1808—1809 гг.", в "Воен. Сб." 1909 г., №№ 2—6 и 8—10. Вл. Апушкин. Аландская экспедиция 1808 г., "Воен. Сб." 1908 г., №№ 4 и 5. Nordensvan. Finska kriget).