ВЭ/ВТ/Албания

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Албания
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Алжирские пираты. Источник: т. 1: А — Алжирские пираты, с. 236—239 ( РГБ · commons · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : МЭСБЕ : ЭСБЕ : CE (1907—13) : OSNВЭ/ВТ/Албания в дореформенной орфографии


АЛБАНИЯ. Так называется горная страна, лежащая в зап. части Балканского полуострова, у Адриатич. и Ионич. морей. Большая часть её принадлежит Турции и лишь небольшая часть на ю. — Греции. В Турции албанцы занимают почти сплошь два вилайета (области): Скадрский или Скутарийский и Янинский, и смешанно с другими народностями — Скопский на с. Македонии, Битолийский (Монастырский) в центре её и половину Солунского (Салоникского) к в. от предыдущего. Собственно А. простирается вдоль Адриатич. и Ионич. м. к ю. от границ Черногории. Рекою Шкумби она делится на две части; жители сев. части носят название гегов, а южн. — тосков и разнятся между собой, как по языку, так и по характеру. Утвердившееся в Европе имя албанцев эти горцы получили от италианцев; турки называют их арнаутами, а сами себя они зовут шкипетарами (племенем горных орлов). Новая А. или Арнаутлук, образовавшаяся в Старой Сербии и Македонии, возникла сравнительно недавно, — в последние два века и утвердилась на славянской почве. Она отделена от собственно А. высокими бездорожными хребтами. Албанцы появились тут со времени покорения А. турками и в особенности со времени выселения сербов в пределы Австрии, где они образовали т. наз. Военную границу. В одном 1690 г. выселилось в Австрию из Турции с патриархом Арсением Черноевичем до 40.000 сем. Опустевшие места были заняты спустившимися с гор албанцами, которые приняли магометанство, что давало им право носить оружие. В настоящее время уже две трети Старой Сербии заселены албанцами. Колыбель сербства, Печский и Призренский санджаки, почти сплошь заняты албанцами и лишь на Косовом поле остались еще более или менее значительные сербские поселения. Затем албанцы неудержимо распространились в Сев. Македонии, вдоль границ королевства Сербии и по среднему Вардару. Т. обр. образовалась Новая А. с почти сплошным албанским населением в полмиллиона душ. Собственно А. представляет мало заселенную, гористую страну, составляющую продолжение Черногории и имеющую тот же характер. Иллюстрация к статье «Албания». Военная энциклопедия Сытина. Том 1 (СПб., 1911—1915).jpg Единственная обширная равнина в этой области — Скадрский бассейн, ограничивающий с ю. плоскую возвышенность Черногории. В глубине его лежит обширное озеро Скадрскоблато, одна часть которого принадлежит Черногории, а другая — Турции; стоком для озера к морю служит р. Бояна. А. горная система представляет собою целый лабиринт, еще мало исследованный, вследствие своего бездорожья и диких нравов его обитателей. Разветвления Боснийских Альп, проходящие в собственно А., частью покрыты на высотах лесами, а по склонам — кустарниками и виноградниками, частью же совершенно оголены и понижаются к Адриатич. м. Горные массивы, лежащие к в. от Скадрского оз., отделяются от этих гор глубоким скалистым ущельем, по дну которого течет Дрин, главная река А., составляющаяся из Черного и Белого Дрина. По лев. сторону Черн. Дрина возвышается горная твердыня с чрезвычайно обрывистыми склонами: это — цитадель Верхней А., страна самого храброго албанского племени мирдитов. В Старой Сербии направляются с с. на ю. горные цепи Герцеговины, Черногории и сев. А. На ю.-з., перпендикулярно к ним, поднимаются громады Шар-планины (по-турецки Шар-даг, древний Скардус), вост. окраину которой составляет вечно покрытый снегом Люботерн (8—10.000 ф.). С Шара стекают две большие реки: Болгарская Морава и Вардар. Возвышенность Шара может быть рассматриваема как центр. узел гор полуострова, т. к. здесь соединяются системы Балкан с системами Боснии и А. В связи с Церной-горой (Кара-даг), проходящей к в. и почти в том же направлении, что и Шар-планина, эти возвышенности могут составить серьезное препятствие для армии, наступающей из Боснии. Горы верхней А. постепенно понижаются к в. и образуют чрезвычайно живописную страну озер; самое большое из них — Охридское (30 в. длины), которое изливает свои воды в узкую, стесненную утесами дол. Черн. Дрина. К ю. от этой озерной обл. начинается цепь Пинда (Граммос); она постепенно поднимается и к в. от Янины образует горный узел Метирово. У подножия Шар-планины соединяются две равнины: Косово поле и Метохия. Знаменитое Косово поле, где в 1389 г. произошла битва между сербами и турками, решившая судьбу Сербского царства, орошается р. Ситницею, притоком Ибара. Равнина эта, окруженная с четырех сторон горами, имеет 70 вер. длины, при 10—30 в. шир. По долине Ситницы проходит ж. д. от г. Скопии (Ускюба) к Митровице, проникающая сюда из дол. Вардара через ущелье Качаник; другой проход находится в долине Дрина и ведет в Скутари. Этот последний проход вместе с проходом от Охриды на Элбасан долиною р. Шкумби (древняя дорога римлян via Ignatia) составляют единственные пути сообщения Македонии с портами Адриатич. моря (кроме них, существует только несколько вьючных троп через горы). Климат А. вообще здоровый, за исключением сев. приморских окраин, где господствуют лихорадки.

А. никогда самостоятельным государством не была; поочередно она находилась под римским, готским, болгарским, сербским, частью венецианским и, наконец, турецким владычеством. Издавна албанцы пользовались репутацией храбрых и верных воинов, а потому разные владетельные лица охотно нанимали их для усиления своих войск или в телохранители. Они и до сих пор известны всюду в Турции как лучшие кавасы, стражники и пастухи. Султан Абдул-Гамид особенно ценил их и в его царствование они пользовались большими привилегиями в Турции. Наиболее выдающимся лицом в албанской истории был в половине XV века кройский князь Георгий Кастриото или, по-турецки, Скандербег. Он был заложником при турецком дворе, но оттуда бежал на родину, соединил несколько племен и 24 года отбивался от турок в царствование Мурада II и сына его Мехмеда II. После его смерти, албанцы в 1467 г. прославились героической защитой Скутари под нач. венецианцев. Хотя потом албанцы всё же были покорены турками, но последние, поставивши свои гарнизоны в городах, предоставили жителям полную свободу в их внутренней жизни; принявших же магометанство уравняли в правах с собою; управление албанскими областями производилось пашами из албанцев. Впоследствии многие из выдающихся государственных деятелей в Турции были албанцами по происхождению (одних великих визирей насчитывают 25). Во всех войнах Турции албанцы принимали видное участие, выставляя отдельные отряды войск. Не пожелавшие подчиниться туркам переселились в Южн. Италию, где и теперь еще насчитывается более 200 тыс. албанцев; они и здесь дали из своей среды много выдающихся деятелей. Из албанских пашей особенно прославился скутарийский паша, мирдит Махмуд Бушатли, провозгласивший себя господарем А. и погибший в 1779 г. в походе на Черногорию. За албанскую независимость боролся знаменитый янинский паша Али Телепек, умерщвленный в турецком плену в 1822 г. Тем не менее, вследствие разобщенности и безграмотности албанцев, никакого единства действий у них не создалось, и даже в их народных песнях не сохранилось памяти о таком выдающемся деятеле, каким был Скандербег. Это разъединение и отсутствие инициативы помогли и в недавнее время туркам легко справиться с восстанием албанцев. Число албанцев в точности неизвестно, т. к. в Турции переписей не производится. По наиболее достоверным сведениям, численность их определяется в 1.760.000 душ, из коих 945 т. в сев. А. и 815 т. в южн. Приблизительно половина всех албанцев исповедует магометанскую веру, более четверти — католики и менее четверти — православные. Геги исключительно мусульмане и католики, тоски — частью магометане, а частью православные. Но албанцы вообще равнодушно относятся к религии, и это подает надежду албанским патриотам на возможность большего единения их в будущем. Южн. албанцы (тоски) находятся под сильным влиянием греков; они мягче и более доступны культуре, чем сев. (особенно мусульмане), которые ведут первобытный образ жизни, занимаясь скотоводством и, где можно, грабежами, при чём от них особенно достается безоружному славянскому населенно Турции. Албанцы разделяются на мелкие племена (их 25 в С. Албании), называемые «фисами», а поместным делением их является «байрак» (знамя), состоящий из группы соседних сел. Прежде каждый байрак должен был во время войны выставлять свою дружину, во главе которой стоял байрактар. Звание байрактара наследственно, но теперь оно особенного значения не имеет. Многие албанцы строили себе «кулы», каменные дома с толстыми стенами, в которых вместо окон проделаны бойницы. В Арнаутлуке (Нов. Албании) есть селения, сплошь состоящие из одних кул. Все албанцы вооружены ружьями новейших систем, револьверами и ятаганами. Т. к. у них существует обычай кровавой мести, то иногда не только отдельные лица, но даже целые селения по нескольку лет ведут кровавую борьбу друг с другом. Католики-геги находятся под сильным влиянием своих патеров, которые посылаются сюда из Австрии: Австр. влияние вообще очень сильно среди сев. албанцев, и Австрия не жалеет средств для поддержки в А. разных просветительных учреждений и на субсидии её выдающимся деятелям. В Скутари австрийцы построили великолепный католический собор, устроили иезуитскую коллегию для приготовления священников из албанских детей, содержат школу для албанских мальчиков и девочек и госпиталь; кроме того, устроили школу для сыновей байрактаров, т. е. для будущих вождей (звание байрактара наследственно). Прежде в Албании среди католиков было сильно италианское влияние; теперь же оно значительно ослабело и держится лишь на Адриатич. побережьи. Пробуждение национального движения в А. началось во второй половине XIX ст. и особенно обнаружилось в 1878 г., когда образовалась «Албанская лига», не допустившая присоединения к Черногории, назначенных ей по Берлинскому конгрессу, округов Плавье и Гусинья. Одним из вождей этого национ. движения был Ферид-паша, впоследствии министр внутр. дел в младо-турецком кабинете, издававший в Константинополе в 70-х годах албанскую газету «Свет». Албанская лига, представлявшая собой союз албанских племен, поставила себе задачею защищать албанскую територию с оружием в руках. Посланный султаном для увещевания албанцев Мехмед-Али-паша был убит ими Делами лиги управляли три комитета, местопребыванием которых были Призрен, Скадар (Скутари) и Аргирокастро. Албанцы защищали свои права с такой энергией, что державам пришлось уступить: Черногории была дана часть прибрежной Адриатической полосы с городом Дульциньо, а Греция не получила ничего взамен присужденной ей Берлинским конгрессом части Эпира. Тем не менее турецкое правительство твердо решилось покончить с албанскою лигою, так как опасалось развития националистических стремлений (лигою был выдвинуть, между прочим, и вопрос об автономии албанских земель). Это было достигнуто частью насильственными мерами, частью за абриванием главарей албанских племен. Главные вожаки движения: Абдул-бей Фрашери и предводитель мирдитов принц Пренк Биб Дода были схвачены и высланы в Азию, где пробыли в заточении многие годы; только к концу прошлого века они были помилованы с обязательством жить в Константинополе. Для того же, чтобы показать свое расположение и доверие албанцам, султан Абдул-Гамид составил из них полк телохранителей. После закрытия лиги албанские патриоты рассеялись по разным городам Европы, где стали издавать книги и газеты на албанском языке.

Сев. А. — страна до преимуществу скотоводческая; земледелие не могло получить здесь значительного развития, вследствие малого количества удобной для обработки земли. В этой области удобные для земледелия небольшие площади встречаются лишь в котловинах и по долинам рек. Что же касается приморской равнинной полосы, то она имеет болотистый характерь. Лучше всего обрабатываются участки: Задринье — на лев. берегу Дрина, к сев. от Алессио; местность к сев. от Дураццо; дол. Тираны; дол. Шкумбы ниже Элбасана и местность у выхода Дрина из гор. На этих равнинах и везде на приморье возделываются все виды хлебных растений, табак, лен, виноград и созревают все южн. нежные плоды. В горах в небольшом количестве выращивается кукуруза, ячмень и картофель, а в некоторых местностях, особенно по Дрину, созревает виноград, сливы, яблоки и груши. Дикий мед в скалах Сев. А. находится в огромном количестве. Пушной зверь (медведи, кабаны, волки, олени, дикие козы) и всякого рода дичь водятся в изобилии. Озера и реки изобилуют рыбою. Из домашних животных самые распространенные — овцы; в равнинах же, кроме того — волы, буйволы, свиньи и в небольшом количестве лошади. Леса состоят из дуба, вяза, орехового дерева, бука, сосны, ели, явора, фисташкового и красильного дерева. В небольшом количестве возделывается рис. Насколько богата А. минеральными произведениями — еще не выяснено. Медь и железо находится в окрестн. Элбасана; каменный уголь — в окрестн. Дураццо и Тираны; известью славится местность к с. от Скутари и к в. от Скутарийского оз. Для торгового отпуска горы дают лишь строевой лес, древесный уголь, овец, шерсть, масло, сыр, деготь, смолу, соду, мед и немного винограду и бобов. Эти продукты обмениваются на хлеб земледельческих округов, на железо и соль. Других потребностей в горах не знают. Равнины же дают кукурузу, ячмень, пшеницу, бобы, виноград, маслины, льняное семя и немного табаку. Для заграничного отпуска служат только кукуруза, шерсть и кожи. Округа, смежные с Македонией, избыток сырья отправляют в Солунь, а другие — в порты Адриатического моря. Простое сукно аба для одежды населения изготовляется везде на месте. Близ городов устроены черепичные заводы. На речках много мельниц и сукновален. Рыбным промыслом занимаются жители на Бояне, на оз. Скутарийском и Хотти. Важнейшими торговыми центрами для Сев. А. служат: Скутари, на р. Бояне — главн. администр. пункт, жит. 40 тыс.; Элбасан — на р. Шкумбе; Алессио — недалеко от моря и на судоходной части Дрина; Дураццо — важнейший албанский порт на Адриатич. м.; Сент-Джиованни-ди-Медуа — в 25 вер. от Алессио, для которого он служит портом. Дураццо и Медуа регулярно посещаются судами австр. Ллойда. В Южн. А. или Эпире, в противоположность сев., преобладает земледелие. Богатейшими земледельческими районами являются здесь округа Авлоны Загориана и отчасти приморская равнина к с. от Артского залива. В Эпире, кроме всех видов зерновых хлебных растений, кунжута и риса, произрастает вся южн. средиземноморская флора: оливки, тутовое дерево, кипарис, виноград, гранаты, миндаль, ореховое дерево и разные плодовые деревья, а в самой южн. части, близ Парги и Арты, апельсины и лимоны. Даже склоны эпирских гор покрыты оливковыми рощами. Пустынны лишь высокие хребты Граммосы, доходящие местами до Адриатич. моря; здесь изредка только, как и в Сев. А., встречаются небольшие котловины, засеиваемые кукурузою. Лен, хлопчатник и табак возделываются в Эпире в небольшом количестве только для местных нужд. Из представителей животного царства в равнинах преобладает рогатый скот; в горах же любимое домашнее животное — мул, а у бедных — осел; лошадей держать в небольшом количестве. Эпир богат минералами, но они мало исследованы и мало эксплуатируются. Предметами отпускной торговли служат: маслины и оливковое масло, зерновые продукты, скот, шерсть, кожи. Ввоз состоит из шерстяных и бумажных изделий и колониальных товаров. Важнейшие из внутренних торговых пунктов: Янина, Берат и Аргирокастро. Порты Эпира регулярно посещаются пароходами австр. Ллойда. Вся почти внешняя торговля находится в руках австрийцев. Новая А. или Арнаутлук, образовавшаяся в пределах Старой Сербии и отчасти Македонии, представляет собою сильно гористую страну. Отроги этих горных цепей, наполняя лежащий к с. Ново-Базарский санджак, даюте стране сильную естественную защиту от неприятеля, наступающего из Боснии. Притом же эта область представляет большие выгоды для активных действий по всем направлениям. Здесь сходятся долины рек: обеих Морав и Лима, текущих к Дунаю, Белого Дрина, впадающего в Адриатич. м. и Вардара, впадающего в Эгейское море. Долина Вардара, с проходом Качаником, способствует сношениям Старой Сербии с Македонией и получению продуктов для действующей армии, тогда как противник, наступающий из Боснии, должен двигаться на протяжении 150 вер. по бедной, гористой стране, лишенной хороших дорог и представляющей для обороняющегося хорошие позиции. Наступающему придется здесь подвозить всё продовольствие, что при отсутствии колесных путей и перевозочных средств в стране, представит огромные затруднения. Положение значительно изменится, если наступающий проникнете сюда со стороны Сербии, где сербские пограничные возвышенности командуют над Косовым полем; притом же, колесная дорога Ниш-Приштина ведет в самое сердце Старой Сербии.

Абдул-гамидовское правительство не трогало старых албанских привилегий, смотрело снисходительно на эксплуатацию албанцами славянского населения и как бы даже заискивало у албанских главарей. Установление в Турции младо-турецкого режима, с его уравнением в правах всех оттоманов, не могло, конечно, нравиться албанцам. Они стали заявлять, что не желают быть турками и хотят быть хозяевами в своей стране. Новое турецкое правительство потребовало у албанцев выдачи оружия, уплаты налогов, выдачи рекрутов и, наконец, введения арабского шрифта в албанские школы. Отношения обострились, и в апр. 1910 г. до 40 тыс. албанцев-мусульман в Коссовском вилайете подняли восстание против Порты. Целью восстания было вынудить турецкое правительство отказаться от своих требований и дать известную автономию А. Во главе восставших находились вожди, приобретшие изветность разбойничьими подвигами (Исса Болетинац, Рамадан-Зикок, Гассан-Гуссейн и Идрис-Сефер). Вооружение у восставших было новейших образцов, но артиллерии у них не было, что и дало большое преимущество турецким войскам, посланным для усмирения восставших. Военные действия начались на равнине Метохии, которая в соединении с Косовым полем, представляет огромный четырёхугольник, закрытый со всех сторон горами. Проникнуть сюда можно только по некоторым горным проходам, которыми и старались завладеть албанцы. Ближайшими задачами для восставших являлось изолирование турецких гарнизонов и лишение их средств продовольствия, прекращение передвижения войск по ж. д. Ускюб-Салоники и воспрепятствование сосредоточению турецких отрядов. В начале апр. турки для подавления восстания выставили в сев. части Коссовского вилайета до 70 б. пех. с пулеметами и горн. оруд. и неск. эск. кавалерии. Но так как в рядах этого отряда можно было оставить лишь самых надежных людей, то состав батал. не превышал 300 чел., а численность всего отряда составляла всего 25 тыс. Начальником турецких войск был назначен бригадн. командир Шефкет-Торгуд-паша. С первых же шагов он выказал нерешительность: вместо того, чтобы собрать свои рассеянные части и нанести сильный удар албанцам, он занялся изданием воззваний к народу и войскам. Половина отряда была занята экспедициями против отдельных чет мятежников, а остальная половина занимала гарнизоны в более значит. городах: Митровице, Ипеке, Дьякове и Призрене. Вначале действия восставших были успешны. 10—11 апр. ими была устроена засада в Чернолевском ущельи по дороге из Феризовичи в Призрен против полка пех. с артиллерией. Отдельная колонна албанцев направилась к Дьякову, чтобы окружить турецкий гарнизон (6 б.). С 11-го по 13-ое ими б. произведен ряд удачных нападений на ж. д. Было несколько стычек и в дол. верхней Моравы. Наконец, 13 апр. значительный отряд мятежников укрепился сзади Качаникского прохода, чем было прервано сообщение войск Торгуда-паши с Ускюбом. Для освобождения перевала, паша собрал 35 б. с артиллерией и пулеметами. Благодаря присутствию у турок артиллерии и возможности послать из Ускюба колонну в тыл албанцам, последние были принуждены 15-го очистить перевал. После этого мятежники старались захватить перевалы на промежуточных путях Митровица-Ипек, Приштина-Дьяково и Феризовичи-Чернолево-Пизрен, чтобы удержать в своей власти дол. Белого Дрина. В этих видах они собрались в Чернолевских горах и отсюда стали делать набеги на находившиеся в руках турок города Ипек, Дьяково и Призрен. Им удалось овладеть Дьяковым и обезоружить его гарнизон. 25 апр. турки сосредоточили свои войска против Чернолевского прохода и 27-го атаковали позицию албанцев, которые и отсюда принуждены были отступить и заняли затем позицию в горах Дреницы, по дороге в Дьяково; кроме того, ими был занят перевал на пути Тетово-Призрен. В конце апр. для командования войсками, предназначенными для усмирения албанцев, прибыль сам военный министр, Махмуд-Шефкет-паша, который тоже начал свою деятельность с переговоров с населением и с мятежниками. Наступательные действия турок начались вновь только с половины мая; 20-го мая было занято Дьяково. Ни в Дреницких горах, ни в Дьяково не было оказано серьезного сопротивления. Большая часть мятежников разошлась по домам, другие отступили в горный округ Малессию. В Метохии и Косовом поле турки разрушали албанские кулы, сжигали дома предводителей мятежа и требовали у населения выдачи оружия и рекрут. В начале июня военный министр уехал в Константинополь и в командование действующими войсками вступил снова Торгуд-паша. Наступление в Малессию началось в июне и производилось по 3-м путям. 5-го июня произошли небольшие стычки у Морины и Хассии, но серьезного сопротивления и здесь оказано не было. Сопротивление албанцев было сломлено. Поход турецкого отряда закончился занятием Скутари. Не доверяя албанцам, турки намереваются занять города Арнаутлука сильными гарнизонами, разрушить албанские кулы, обеспечить пути сообщения фортами и подвижными постами. (H. Hequard. Histoire Et description de la Haute Albanie. 1864. A. Dozon. Excursions en Albanie, 1875. Vassa Effendi. Etudes sur L’Albanie Et les Albanais, 1880. E. Barbarich. Albania, 1905. A. Galanti. L’Albania (приведена подробная библиография по албанскому вопросу). Бендерев. Военная география и статистика Македонии и соседних с нею областей Балканского полуострова, 1890 г. А. Башмаков. Черезь Черную Гору в страну Гегов (Слав. изв. 1908 г.). С. Т-ки. Арнаутлук при Абдул-Гамиде (Слав. изв. 1909 г.). Н. Маренин. Албания и Албанците, 1902 г. Л. Силяни. Кои са днешните Албанци и техние език, 1910 г.).