ВЭ/ВТ/Армия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Армия
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Аральская флотилия — Афонское сражение. Источник: т. 3: Аральская флотилия — Афонское сражение, с. 48—55 ( скан )ВЭ/ВТ/Армия в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


АРМИЯ. Государство, охраняя индивидуальные блага входящих в состав его элементов, имеет на арене мировой жизни свои особые интересы и задачи, сущность и объем которых определяются как самой природой государства, так и историческими условиями его развития. Для достижения их оно должно заботиться об обеспечении своего политического могущества, без наличия которого само его существование стояло бы в зависимости от случая и подвергалось бы опасности насильственного посягательства со стороны других. Если поставленные себе государством задачи не могут быть достигнуты мирными способами, то крайним средством их осуществления всегда было и будет непосредственное применение государством его физической силы, т. е. вооруженная борьба, безразлично, будет ли она направлена на внешние или внутри-государственные враждебные силы. Чтобы иметь в своих руках могущественную и способную к быстрому действию силу, необходимо ей дать специальную организацию и приспособить ее к выполнению могущих ей быть поставленными задач. Такой организацией в каждом государстве является армия, войско. Война — главное назначение А., но и во внутренней жизни государства А. всегда имела и будет иметь значение силы, охраняющей право. В этом отношении уже один факт существования А. является могущественным психологическим фактором, придающим авторитетную силу актам государственного властвования и гарантирующим неприкосновенность законного порядка в государстве. "Превращение права сильного, — говорит Драгомиров, — в силу правого, замечаемое в обществах, не устраняет так называемую грубую силу, a только маскирует ее: за судьею стоит полицейский, за полицейским — солдат" (Воен. Сборн. 1908, № 12, стр. 184). Итак, назначение А. — ведение войны и поддержание законного порядка в государстве. Обращаясь к выяснению понятия А., необходимо прежде всего остановиться на тех элементах, которые в своей совокупности образуют это понятие. А. есть прежде всего организация, служащая не для осуществления интересов тех или других правителей, групп и классов населения, a для осуществления задач и интересов государства. Следовательно, А. есть учреждение государственное. Как реальная сила, она составляет необходимую опору и орудие верховной власти; специальный же характер её назначения обусловливает принадлежность её во всём её объеме государству, как единому целому. Как таковое, А. требует совокупности правовых норм, определяющих её устройство, её внутреннюю жизнь, и посему А. есть организация правовая. Затем, в силу своих специальных задач А. есть организация вооруженная. Однако, признак вооружения хотя и является весьма существенным для понятия А., но, тем не менее, он не исключает принадлежности к составу А. и людей невооруженных. А. для выполнения поставленных ей задач нуждается в разного рода вспомогательных службах, не имеющих непосредственно боевого назначения, a потому и не требующих непременного вооружения лиц, исполняющих эту службу: сюда относятся различного рода команды и части вспомогательного назначения, как-то: команды госпитальные, команды служителей при заведениях интендантского ведомства и т. под. Итак, А. можно определить, как государственно-правовую организацию вооруженных людей, предназначаемую для ведения войны и для поддержания законного порядка в государстве. В первые эпохи истории человечества — у охотничьих и пастушеских племен — народ и войско являлись понятиями тождественными. У этих народов все свободные лица мужского пола, способные носить оружие, — воины; они занимаются охотою и скотоводством. Собрание воинов есть вместе с тем и собрание политическое; военный вождь делается главою государства; тот, кто не воин, не имеет места в общественном устройстве. Наступает, однако, время, когда с распространением земледелия и с возникновением промышленности появляется обособление военной деятельности от экономической; занятия специализируются, военное сословие отделяется от других классов и войско превращается в отдельную часть целого, — военное устройство становится лишь одной из сторон устройства государственного. Специализация занятий, сопровождавшая переход народов к оседлому состоянию, особый характер развития культуры и основные черты политического устройства возникавших государств оказывали неотразимое влияние на военную организацию народов. Действие этих причин получило наиболее яркое выражение в военном устройстве Индии и Египта. Кастовый быт этих государств обусловливает собою выделение военного сословия в особые наследственные касты, занявшие в сословном порядке государства второе место. Такой же кастовый характер носило и военное устройство Спарты, но здесь военную касту составила не часть народа, завоевавшего страну, как это было в Индии и Египте, а весь народ в полном его составе (дорийцы). В Спарте право оружия принадлежало одним лишь дорийцам; остальное свободное население (периэки) и рабы (илоты) могли лишь быть призываемы к оружию. Окаменелость форм кастового устройства упомянутых трех государств лишило их, однако, силы дальнейшего внутреннего развития, и они сделались сравнительно легкой добычей завоевателей. В Аттике и в других греческих республиках вооруженные силы государства составлялись из свободных граждан. Иностранцы и рабы, интересы которых не были органически связаны с интересами республик, не допускались к участию в защите государства, как элемент ненадежный. Т. к. граждане призывались к оружию лишь в случае войны, то вооруженные силы этих республик имели характер гражданских милиций. Постоянные войска в этих государствах имелись в самом незначительном количестве и предназначались в мирное время преимущественно для охранной службы, которая вместе с тем служила подготовительной военной школой для юношей. Однако, с увеличением продолжительности войн и с упадком воинственного духа среди народа, гражданское ополчение греческих республик постепенно заменилось наемниками, которые сделались главным материалом для комплектования армии. Если упадок греческого военного быта был причиной появления в Элладе наемничества, то совершенно другие причины вызвали появление его в Карфагене. Наемничество явилось здесь необходимым следствием незначительной численности природных граждан, сосредоточивших все свои интересы на обширной торговле; скопление громадных капиталов давало возможность этой республике покупать военные силы не только Африки, но и большей части Европы. В Риме право ношения оружия принадлежало всем гражданам, как патрициям, так и плебеям; в случае войны А. образовывали или очередная триба или весь народ, во всей его совокупности. Когда впоследствии вместо деления народа на трибы было принято, по предложению Сервия Туллия, деление его на классы по цензу, т. е. по количеству дохода, то беднейшие граждане были освобождены от обязанности нести военную службу и призывались к оружию лишь в случае крайней необходимости, при чём за время нахождения под знаменами получали определенное вознаграждение от правительства. Древний Рим постоянных войск не знал; граждане его становились под оружие лишь в случае войны и распускались по заключении мира. Войско древних римлян носило, таким образом, характер народного ополчения. Беспрерывные войны, которые вел Рим, скоро видоизменили военное устройство Сервия. Коренному преобразованию оно подверглось при Марии, победы которого в Югуртинскую войну создали ему чрезвычайно популярное положение в государстве. Производившееся им комплектование армии охотниками и притом преимущественно из беднейших классов населения — пролетариев — не только резко отделило военное устройство государства от гражданского, но и способствовало образованию специального военного сословия, для которого война сделалась профессией. — Закрепление вступавших в ряды войска граждан на всё время войны на-ряду с продолжавшимися около 20 лет междоусобными войнами привело под знамена громадное число людей, которые, свыкшись с боевой жизнью, представляли уже готовый материал для образования постоянной А. Однако, римские войска этой эпохи были скорее орудием честолюбцев, чем защитниками отечества. "Это не были больше солдаты республики, — говорит Монтескье, — но солдаты Суллы, Мария, Помпея или Цезаря". Появление постоянных войск в римск. государстве совпадает с началом императорского периода римской истории. При императорах войска не созываются уже больше для одного похода, а остаются на службе и в мирное время; они комплектуются пролетариями, и уплата жалованья, бывшая ранее временным воспомоществованием, делается обычным правилом. Из этих войск часть легионов была размещена на границах империи в укрепленных лагерях, а другая часть оставалась в Италии и получила название императорской гвардии (преторианские когорты), имевшей назначением поддержание и охрану императорского режима. Все эти легионы составляли войсковые части с правильно организованным управлением и хозяйством, при чём комплектование их производилось регулярно, частью принятием на службу охотников, частью призывом на службу военно-обязанных. Численность римской А. этого времени по отношению к народонаселению была очень незначительна, но и эта А. постепенно теряла свой национально-римский характер. Старый римский принцип, в силу которого в ряды А. могли вступать лишь римские граждане, подвергся со временем значительному искажению. Еще Август строго разграничивал легионы из граждан от воспомогательных войск из иноземцев. Но со времени имп. Веспасиана италики фактически были освобождены от военной службы, и легионы начали получать свои укомплектования из провинций, вследствие чего различие между ними и вспомогательными когортами всё более сглаживалось. Несмотря на существование принципа всеобщей воинской повинности, комплектование А. основывалось фактически на добровольном вступлении на службу и на вербовке. Эта А., составленная из смеси национальностей, связывалась с государственным организмом лишь в лице императора; она даже имела свои особые, отличные от гражданского культа, обычаи; она была силой сама по себе, и эта сила, при отсутствии в законе правил о наследовании престола, возводила на трон императоров. Целые толпы варварских, германских народов стали вступать в ряды А. и при императоре Валентиниане наемные германские дружины составляли уже половину всех войск римской империи. А. начала оказывать неблагоприятное влияние и на самую империю, которая быстро стала разлагаться. У германцев, разрушивших зап. Римскую империю и основавших на её развалинах новые государства, войско носило характер народного ополчения (Heerbann). И здесь, как у всех первобытных народов, понятие войска и народа совпадало. Военное устройство древних германцев было основано на родовой связи. Но на-ряду с этим организационным фактором возникает и фактор господства, влияние которого прежде всего проявляется в постановке во главе граждан во время войны герцога. Это начало властвования получает затем дальнейшее развитие в дружинном быте (comitatus), в котором известный вождь становится во главе отборного военного отряда, связанного с его личностью особыми отношениями верности. С превращением незначительных политических соединений в большие племенные союзы, с началом воинственного переселения народов и с завоевательным движением племен через римские границы, начинает у германцев крепнуть королевская власть. Стремясь к усилению своей власти и к увеличению в это беспокойное время своих вооруженных сил, короли в раздаче земельных участков видели единственное средство к привлечению подданных к себе на службу. Дарование земельного участка было связано с обязанностью владельца участка являться с оружием в руках всякий раз, когда этого потребует король. Так. обр., верховная власть государства закрепила за собою право на военную службу подданных дарованием им ленов, и они из свободных людей становились вассалами короны. Коронные вассалы обязаны были являться на службу к королю не только лично, но и приводить с собою отряды войск, численность которых находилась в зависимости от величины их лена. Необходимым следствием такого порядка вещей было то, что сеньоры, получившие в лен королевские имения, начали передавать участки их другим лицам на тех же условиях, на которых они сами получали их от короля, при чём последние, в свою очередь, становились в вассальные отношения к своим сюзеренам. Это соединение вассалитета с бенифициатом придало вооруженной силе феодальной Европы совершенно особый характер; она получила значение временных земских ополчений, обязанных являться на службу по первому требованию суверена. При Конраде II окончательно устанавливается наследственность военных ленов, что оказывало впоследствии громадное влияние на политическую и военную жизнь феодальных государств. В военном отношении феодальная система прежде всего повлекла за собой вытеснение народного ополчения, состоявшего, главн. обр., из пехоты, тяжело вооруженной конницей, которая достигает военных успехов не в тактических организациях, предназначенных для атаки массами, а в одиночном бою, в зависимости от личного искусства и храбрости. Народное ополчение отступает на задний план и теряет свое прежнее военное значение, а пехота сохраняется в городах, где цехи постепенно начинают получать военную организацию. Военное призвание отделяется от промышленного. Рыцарское сословие противополагается крестьянскому и занимает господствующее положение в государстве. На-ряду с увеличением богатств вассалов шло также усиление их могущества. Признавая юридически свою обязанность являться на службу к своему суверену, фактически они не исполняли этой обязанности и, даже более того, вступали в борьбу с королем. Ослабленная могуществом вассалов королевская власть находилась в критическом положении; для создания более или менее надежной вооруженной силы ей приходилось по необходимости обратиться к наемным войскам. С XIV—xv ст. государи уже повсюду стремятся получить от своих вассалов и прочих подданных взамен военной службы натурою денежные средства и использовать эти последние на наем и снаряжение более надежной вооруженной силы. К этому же времени в государствах Зап. Европы появляются странствующие военные дружины, предлагавшие свои услуги тем, от которых они ожидали более выгод; если не было войны, они содержали себя разбоями и грабежами. Наемничество ранее всего возникает во Франции. Уже начиная с XI ст. там стали появляться в значительном количестве наемные дружины из брабансонов, швейцарцев, шотландцев и т. д., которые сперва употреблялись в виде дополнения к феодальному войску, а затем получили самостоятельное значение. Но мере того как феодализм приходил в упадок, потребность в наемной силе всё более увеличивалась и на-ряду с чужеземными наемными войсками, к концу XIII ст. начинают появляться и местные военные дружины, так называемые compagnies franches — вольные роты, банды (см. Банда). Первым королем, принявшим энергичные меры к уничтожению вольных рот, был Карл VII. Установив специальный налог для покрытия расходов на содержание войска, он получил возможность принять крутые меры и резко изменить прежнее положение вещей. Прежде всего целым рядом изданных королем ордонансов у частных лиц было отнято право составления вооруженных отрядов, и это право было отнесено исключительно к прерогативам короны. Лицо, желавшее посвятить себя военному ремеслу, должно было испросить у правительства патент (ordonance) на образование роты, величина которой определялась вместе с выдачей патента; капитаны, получившие патент, становились ответственными перед верховною властью за все бесчинства и нарушения закона их ротами. Эти роты получили название ордонансовых (compagnies d’ordonance). Образованием ордонансовых рот в Зап. Европе начинается эпоха милитаризма. С точки зрения военного искусства они представляются еще феодальным войском, армией из рыцарей с второстепенными бойцами, организованной по обычаю по копьям; но с точки зрения политического устройства они являются первой постоянной армией в Европе, организованной на началах военного верховенства короля. На-ряду с ордонансовыми ротами, представлявшими собою кавалерию, Карл VII пытался также организовать и пешую земскую милицию, но эти попытки оказались неудачными; при существовавших тогда земельных отношениях давать оружие в руки крестьянам представлялось делом опасным, а потому Людовик XI уничтожил крестьянскую милицию и начал комплектовать пехоту швейцарскими наемниками путем вербовки. Наемничество в Германии организовалось в целую систему и завершилось в конце XV ст. учреждением ландскнехтских полков, тщательно обученных военному ремеслу и получавших постоянное жалованье. Ландскнехты в первый период своего существования были своеобразными дворянско-рыцарскими военными учреждениями; они имели особую организацию со своим внутренним самоуправлением, своим судопроизводством, со своими общинными обычаями. Право формирования ландскнехтских отрядов было право почетное; им могли пользоваться лишь лица, посвященные в рыцари и приобретшие боевую известность. После смерти императора Максимилиана ландскнехты изменились в своем составе, пополняясь, главн. образ., сильными ремесленными подмастерьями, и скоро превратились в обыкновенные наемные отряды, которые, подобно швейцарцам, стали поступать на службу почти всех европейских государств, руководствуясь исключительно соображениями выгоды. Наиболее благоприятную почву для своего развития наемничество нашло в Италии, где оно вылилось в особую форму — кондотьерство. В средние века в Италии каждый город составлял отдельное государство. Бесконечные распри и постоянная борьба между городами, нуждавшимися в наемной вооруженной силе, привели к образованию вольных военных отрядов, начальники которых (кондотьери) или поступали со своими дружинами на службу городов или отдельных владетельных князей, или же вели войну, как, например, знаменитые кондотьери Висконти и Сфорца, в своих личных интересах, завоевывая целые земли и города. Кондотьерство наиболее сильного развития достигло в Италии в XV ст. С постоянным возрастанием могущества итальянских государств и с возвышением небольших городских республик постепенно исчезали и условия, благоприятствовавшие процветанию кондотьерства; оно начало исчезать с конце XVI ст. и постепенно заменялось народными милициями. Наемные войска, которыми, гл. обр., велись войны в XVI и XVII ст., образуют переход к постоянным национальным А. Но они не были еще государственными учреждениями. Когда же возгорелось соперничество между Францией и Габсбургами за первенство в Европе, надолго лишившее ее мира, возникли и развились постоянные национальные А. Опираясь на них, правительства Франции, Пруссии, Австрии и Испании вступают в борьбу с партикуляризмом провинций и с сословными притязаниямя для создания самодержавно объединенного государства. В войсках в это же время совершается постепенный переход от системы кондотьери к монархической военной дисциплине. Полководец перестает теперь быть частным военным предпринимателем, — он делается слугою государства; монарх назначает сам офицеров; он сам становится держателем высшей военно-командной власти. Устанавливается иерархический порядок служебных степеней, завершаемых самим монархом. В А. начинает всё осязательнее и глубже осуществляться новая государственная идея. Первые шаги к созданию постоянных национальных А. были сделаны во Франции кардиналом Ришелье. В 1636 г. он внес проект об организации постоянного национального резерва, который должен был простираться до 60 тыс. человек. Однако, этот проект осуществления не получил, и создателем первой французской национальной А., пополнявшейся путем рекрутских наборов, был воен. мин-р Людовика XIV — Лувуа. В Австрии ко времени царствования Карла VI А. состояла почти исключительно из постоянных войск; хотя она и комплектовалась путем вербовки, но со стороны правительства были приняты все меры к тому, чтобы в войска принимались наиболее надежные элементы. Первая попытка создать в Австрии постоянную национальную А. была сделана Марией-Терезией. Указом 1756 г. о производстве рекрутских наборов к службе в А.·были привлечены все австрийские подданные в возрасте от 17 до 40 л., при чём для производства этих наборов всё государство было разделено на особые территориальные единицы — верб-бецирки. Эти постановления на практике не вполне, однако, достигли своей цели, т. к. население, сжившееся с системой вербовки, еще долго продолжало уклоняться от военной службы, и почти в продолжение всего XVIII ст. в Австрии сохранилась смешанная система комплектования, при чём вербовка, главн. обр., применялась для комплектования А. в военное время. В Пруссии созданию постоянной национальной армии положено было начало вел. курфюрстом бранденбургским Фридрихом-Вильгельмом. Им был образован постоянный кадр обученных военному делу людей, при чём вербовка рекрут производилась по территориальному принципу. В мирное время люди увольнялись в свои округа по домам; в военное они должны были становиться под ружье по первому призыву. В 1733 г. в Пруссии была введена регулярная конскрипция — способ комплектования, впервые появившийся в Европе. Сущность системы заключалась в том, что вся территория государства была разделена на участки, кантоны, по которым были распределены подъемные дворы, поставлявшие от себя определенное число рекрут в распределенные по участкам полки. Прохождение службы в войсках было основано на началах отпускной системы. Хотя срок службы первоначально и был установлен пожизненный, но в действительности военно-обязанные большую часть времени находились в т. наз. "королевском отпуску", а для несения военной службы призывались лишь на летние месяцы через каждые 2—3 года. Система конскрипции, введенная королем Фридрихом-Вильгельмом, просуществовала в Пруссии недолго; массовое уклонение населения от военной службы заставило Фридриха II прибегнуть к вербовке наемников, и национальный элемент в войсках к концу его царствования почти совершенно исчез. Пополнение постоянных А. Зап. Европы XVII и XVIII ст. нижними чинами покоилось, главн. образ., на принципе добровольной вербовки; однако, на-ряду с уроженцами страны мы видим в этих войсках и чужеземный элемент, как, напр., во Франции и Пруссии. Но когда добровольный набор для пополнения А. оказался недостаточным, в Пруссии и Австрии обратились к насильственной вербовке; неудовольствие, вызванное такой системой, и массовые побеги молодых людей за границу заставили правительство отказаться от неё. Однако, старая милиционная идея не вполне еще исчезает в государствах Зап. Европы XVII и XVIII ст. Повсюду в это время замечаются попытки к созданию милиций, при чём организация их связывается с сословным устройством государства. Такие сословные милиции существовали в XVII ст. в Пруссии и Ганновере. Во Франции в царствование Людовика XIV милиция сделалась чисто королевскою; она преимущественно предназначалась для защиты страны, но ею пользовались также для пополнения постоянной А. и во внешних войнах. В Пруссии во время войны за испанское наследство также делаются попытки к созданию милиции, но в состав милиционных отрядов здесь входят лишь крестьяне королевских удельных имений. Наиболее широкое применение идея милиционной организации войск получает лишь в Англии, где вооруженные силы государства, в силу особенностей географического положения страны, развивались при иных условиях, нежели на континенте. Прусская кантональная система покоилась до известной степени на сплетении вербовочной А. и милиции, опираясь, с одной стороны, на монархическую дисциплину постоянной А., а с другой — на сословное расчленение населения. В этой системе дворянство образует офицерский корпус и принимает на себя нравственное обязательство военной службы, крестьянское же население служит для пополнения комплекта нижних чинов. Традиционные начала власти и подчинения, существовавшие между дворянином и крестьянином, привычка одного повелевать, а другого повиноваться образуют ту крепкую основу для развития военной дисциплины, которой Пруссия превосходила все остальные государства. Кантональную систему справедливо считают предшественницей всеобщей воинск. повинности. Но дух кантональной системы был другим, нежели дух всеобщей воинской повинности. Кантональная система покоилась на принципе сословного общественного строя, на различии привилегированных и непривилегированных классов; всеобщая же воинская повинность основывается на идее равноправия граждан. Движущим моментом к осуществлению в жизни идеи всеобщей воинской повинности и к реорганизации А. на новых основаниях была французская революция. В революционных войнах Франция сплотилась, как единая нация с единым государственным сознанием; французская революционная А. сделалась чем-то иным, чем были А. ancien régime; здесь снова выступает вооруженный народ, исполненный национального энтузиазма. Отличные полководцы этого времени сумели организовать войска, годные для победоносной войны, а военный гений Наполеона создал с этим новым материалом, на основании изменившегося государственного и общественного строя, новую тактику и стратегию. Но всё же Франции не удалось вполне осуществить идею всеобщей воинской повинности со всеми её последствиями. Это было сделано Пруссией, и её военное устройство впоследствии послужило образцом для военного устройства других государств. Иенский погром 1806 г. ясно обнаружил, что прусская военная система пережила себя, и потому сейчас же по заключении Тильзитского мира было приступлено к реорганизации А. на новых началах. В основу реорганизационной деятельности был положен тот принцип, что всякий, на кого выпадет жребий несения военной службы, должен отбывать воинскую повинность лично. Этот принцип и лег в основу королевского указа 1813 г., установившего порядок комплектования прусской А. на началах всеобщей воинской повинности и отменившего вместе с тем все существовавшие до того времени изъятия в несении военной службы привилегированными классами населения. В том же году, как дальнейшее развитие реформы, была введена в Пруссии в целях увеличения А. ландверная система, сущность которой заключалась в том, что военно-обязанные, прослужившие известные сроки в рядах постоянной А., зачислялись затем в ту часть вооруженных сил, которая формировалась лишь в военное время (ландвер). Все отдельные постановления, касавшиеся реорганизации А. были затем объединены законом 1814 г., согласно которому вооруженные силы Пруссии получили следующую организацию: 1) постоянные войска; в мирное время содержались лишь кадры этих войск; в военное время они разворачивались до установленных штатов путем призыва под знамена лиц, числящихся в резерве; 2) ландверные войска, формировавшиеся лишь в военное время, и 3) ландштурм — народное ополчение, в состав которого входило всё непризванное в постоянные войска и ландвер мужское население страны, способное носить оружие, в возрасте от 17 до 49 л.; из него формировались милиционные ополчения для обороны страны при вторжении в её пределы неприятеля. Комплектование войск производилось по территориальной системе. С образованием в 1871 г. Германской империи прусские постановления о комплектовании армии законом 1874 г. были распространены на все союзные государства империи. В Австрии до 1852 г. господствующей системы комплектования войск не было, и рекруты поставлялись в войска на основании местных узаконений. В 1852 г. привилегии различных областей в отношении отбывания военной службы были отменены, и тогда же воинская повинность была сделана общеобязательной, но не личной, так как каждый военно-обязанный имел право поставить вместо себя заместителя. После войны 1866 г., обнаружившей полную несостоятельность военной системы Австро-Венгрии, там была введена всеобщая воинская повинность на принципах личной и общеобязательной службы. Военная система Австро-Венгрии была построена на началах прусской, но с некоторыми существенными отступлениями, вызванными дуалистическим политическим строем этого государства. Соответственно такому устройству австро-венгерской монархии вооруженные её силы получили своеобразную организацию, покоящуюся на дуалистических началах. Они делятся на: 1) общеимперскую А., подчиненную обще-имперскому министру, и 2) на две А. второй линии — австрийский ландвер и венгерский гонвед. Сверх обязанности службы в действующей А. и в ландвере (гонведе) всё способное носить оружие мужское население страны обязано службою в возрасте 19—42 г. в ландштурме. Во Франции, как было сказано раньше, система военного устройства подверглась коренному изменению в эпоху великой революции. В самом же начале революции была уничтожена прежде существовавшая А. и взамен её была создана по мысли Лафайета национальная гвардия; когда же разгорелась война с соседями, то законом Журдана о конскрипции (1798 г.) во Франции была введена общеобязательная и личная воинская повинность. От принципа личного отбывания повинности было, однако, вскоре (1800) сделано серьезное отступление в том смысле, что для лиц, слабых здоровьем, и для лиц, могущих принести государству большую пользу на гражданской службе или своими учеными трудами, было допущено заместительство. Закон Журдана о конскрипции с некоторыми видоизменениями сохранил свою силу и в эпоху империи. В 1818 г. конскрипция была отменена, и производство рекрутских наборов было допущено при недоборе охотников, при чём в этих случаях военно-обязанным предоставлялось в самых широких размерах право заместительства и обмена номеров жребия. В 1855 г. право заместительства во Франции было отменено и заменено выкупом; лица, желавшие освободиться от личного отбывания воинской повинности, вносили определенную денежную сумму в особую дотационную кассу, на средства которой уже само правительство нанимало заместителей из старых солдат, желавших остаться на вторичную службу. Война 1866 г., наглядно доказавшая преимущество прусской военной организации, заставила французское прав-ство издать новый закон о комплектовании А. (закон маршала Ниеля 1868 г.), которым было отменено право выкупа и восстановлено право заместительства. Закон 1868 г. не успел еще оказать существенного влияния на организацию вооруженных сил Франции, как вспыхнула воина с Пруссией. Вопрос о преобразовании военной системы был предложен на обсуждение национального собрания сейчас же после войны, и в 1872 г. палатой почти единогласно был принят новый закон о комплектовании А., основанный на принципе общеобязательного и личного отбывания воинской повинности и не допускающий ни выкупа, ни заместительства. Блестящие успехи немецкого оружия сделали введение всеобщей воинской повинности во всех больших государствах политическою необходимостью. Австро-Венгрия вводит ее в 1868 г., Италия в 1871 г. Франция и Япония в 1872 г., Россия в 1874 г. Вслед за этими государствами всеобщая воинская повинность вводится и другими государствами, за исключением Англии, которая до настоящего времени, в силу особых условий её географического положения и политической жизни, продолжает комплектовать свои войска путем вербовки. В настоящее время принципы общеобязательности и личного отбывания воинской повинности наиболее последовательно проведены во Франции законом 1905 г. Введение всеобщей воинской повинности, сокращение сроков действительной службы под знаменами и создание второлинейных армий придают вооруженным силам современных государств совершенно особый характер. Они являются вооруженным народом, вмещающим в себе всё мужское население страны, физически годное к военной службе. Часть этих вооруженных сил (постоянная А.) содержится в мирное время; укомплектовываясь во время войны до штатов военного времени людьми, ранее прошедшими через её ряды и зачисленными затем в запас, ландвер или резерв, — эта А. получает значение А. первой линии и предназначается для ведения главных военных операций. А. второй линии, появившаяся впервые, как это мы видели, в Пруссии, имеет назначением усиление А. первой линии и ведение различного рода второстепенных и вспомогательных операций (оборона и блокада крепостей, обеспечение сообщений действующей А., поддержание порядка в занятых войсками неприятельских землях и т. п.). Эта А. носит название в Германии и Австрии — ландвера, в Венгрии — гонведа, во Франции — территориальной А. и т. д. В состав этих войск преимущественно входят лица, прошедшие через ряды постоянной А. и её резерва. Наконец, в случае крайнего напряжения военных сил, в современных государствах формируется народное ополчение (ландштурм), в состав которого до известного возраста входит всё способное носить оружие мужское население страны, не вошедшее в состав постоянной А. и А. второй линии. Очень долгое время постоянные А. содержались одной и той же численности как в мирное, так и в военное время. В современных государствах постоянная А. в целях использования для военного дела всего мужского населения страны, способного носить оружие, является, в сущности, лишь кадрами для тех А., которые формируются в военное время путем призыва под знамена резервистов (запасных). Поэтому сроки службы в действующей А. повсюду сокращаются, а состояние в резерве увеличивается. Хотя в настоящее время государства и несут громадные экономические жертвы для содержания постоянных А., но, тем не менее, ни одно государство, желающее сохранить свою независимость, иметь значение среди других государств и обеспечить себе мир, не может отказаться от этой формы вооруженной силы и ограничиться одними лишь милиционными войсками. Боевые преимущества постоянных А. и вечная опасность вооруженного столкновения — вот основные мотивы, побуждающие большинство современных государств содержать постоянные А. Россия, Германия, Франция, Италия, Испания, Япония и др. не только не уменьшают численности своих постоянных А. но с каждым годом их увеличивают, увеличивая и военный бюджет. Даже те государства (Англия, Сев.-Ам. Соед. Штаты), которые до настоящего времени, в сиду своего географического положения, имели сравнительно небольшие постоянные А., рассчитывая, в случае войны на милицию и флот, — после опыта последних войн начинают их значительно усиливать. (Развитие русской вооруженной силы — см. Русская Армия[ВТ 1]). (Редигер, Устройство и комплектование вооруженной силы. Спб., 1900; Л. Штейн, Учение о военном быте, как часть науки о государстве. Спб., 1875; Еллинек, Общее учение о государстве. Спб., 1908; Иенс, Военное дело и народная жизнь. Варш., 1898; Пузыревский, Переход к регулярной армии. Спб., 1889; Ф.-д.-Гольц, Вооруженный народ. Спб., 1886; Hintze, Staatsverfassung und Heeresverfassung. Dresd., 1906; Ratzenhofer, Die Staatswehrf. Stut., 1881; Hueber, Du rôle de l’armée Dans l’Etat et des principes de l’institution militaire. Paris, 1872; Laband, Das Staatsrecht. B. IV, Tub., 1901; Meynert, H. Geschichte des Kriegswesens und der Heerverfassungen in Europa. Wien, 1868).

В отношении стратегическом, А. означает соединение значительной. массы вооруженных сил на одном театре войны, под нач. одного лица, для достижения определенной цели. Сообразно с этим, А. называется действующею, осадною, наблюдательною, оккупационною и т. п. Кроме сего, А. может получить название по театру, на котором действует; так, в, 1877—78 гг. у нас были А.: Дунайская и Кавказская. При сосредоточении на одном театре войны весьма значительных сил, непосредственное руководство всеми ими становится невозможным для одного лица, а потому, при достижении численности войск известного предела или разброске отдельных групп на большие расстояния, становится необходимым в отношении непосредственного руководства действиями значительных масс на поле сражения, — разделить их на частные А., т. е. А., действиями каждой из коих мог бы на поле сражения непосредственно руководить один человек, командующий А. Миллионные массы будущего, вероятно, будут разделяться на несколько частных А., а в дальнейшем развитии вооруженных сил — даже на группы частных А. Впервые частные А. на одном театре войны появились в России в 1812 г., у Наполеона — в 1813 г. и, наконец, у немцев — в войнах 1866 и 1870—71 гг. Последняя из этих войн дала много примеров организации частных А., как перед войной, так и во время хода операций, из которых можно сделать выводы, касающиеся силы частных А. и их состава. — Численность А. определяется способностями человека управлять войсковыми массами; средних способностей командующий А. может руководить массой от 120 до 150 тыс. чел. Это будет А. из 4—5 корпусов. А. должна придерживаться известной ширины фронта при наступлении, дабы в данное время успеть сосредоточиться. Желательно, чтобы А. на марше могла в 1 сутки сосредоточиться к угрожаемому пункту, а для этого наиболее удаленному корпусу не должно делать более одного перехода в 25 вер. Это соображение определяет ширину фронта в среднем в 50 вер. В средней Европе на таком фронте можно встретить приблизительно пять параллельных дорог; в сутки пехота может пройти глубину корпусной колонны из 30.000 чел.; поэтому на пяти дорогах может двигаться А. в 5 корпусов, около 150.000 чел. А. должна занимать такую площадь при расположении на ночлеге, которая могла бы дать ей суточное продовольствие на месте. Из опыта известно, что при средней густоте населения в Европе войска могут найти на сутки продовольствие там, где на 1 версту стратегического фронта А. приходится не более 3 или 3½ тыс. чел. След., и эта норма определяет численность А. в 150—165 тыс. чел., т. е. в 5 корпусов. Однако, в настоящее время, при развитии техники и возможности использовать ее как для управления войсками, так и для подвоза боевых и продовольственных припасов, а равно для сосредоточения всех сил к угрожаемому пункту, — можно считать, что при благоприятных условиях частная А. в 5 пех. корпусов (2-х или 3-х дивизионного состава), силою в 200—250 тыс. чел., представит вполне удобоуправляемую массу. — Состав А. должен, давать ей полную самостоятельность в действиях, т. е. она должна состоять из всех родов войск со всеми вспомогательными учреждениями и заведениями. В 1812 г; у русских было три частных А.: 1-я — Барклая-де-Толли, 120 тыс., 2-я — Багратиона, 40 тыс., и 3-я — Тормасова, 40 тыс. чел., между тем Наполеон свои 485 тыс. чел. не разделял на частные А. В 1866 г. прусские силы были сведены в две А.: 1-ю, 140.000 чел. и 2-ю, 115.000 чел. В 1870 г. к 6 авг. в немецких А. было: в 1-й — 96.000 чел., во 2-й — 228.000 чел. и в 3-й — 167.000 чел. При развертывании в 1870 г. французской А. на границе группировки корпусов не было никакой, и только после боя под Вейсенбургом 4 авг. решено было образовать: у Страсбурга, под нач. Мак-Магона, группу из 1-го, 5-го, и 7-го корпусов; затем у Меца, под нач. Базена, группу из 2-го, 3-го и 4-го корпусов. Гвардия оставлена под командою императора. 6-й корп. в Шалоне и резервы составляли тоже отдельные части. Результат этой организационной неурядицы был, как известно, самый плачевный. В русско-японскую войну 1904—05 гг. вооруж. силы России на театре войны в марте 1904 г. составляли одну Маньчжурскую А. в 215.000 чел. С подходом подкреплений из России и развитием операций выяснилась невозможность руководить действиями всех вооруженных сил одному командующему А., а потому, еще до разделения на частные А., приходилось формировать в составе Маньчжурской армии группы, из нескольких корпусов каждая, представлявшие собой по существу частные А. Так, в сентябрьск. наступлении на р. Шахэ имелись две таких группы: Зап. отряд ген. бар. Бильдерлинга, в составе 17-го и почти всего 10-го арм. корпусов и Вост. отряд ген. бар. Штакельберга, в составе 1-го, половины 2-го, 3-го, частей 4-го и 5-го Сиб. корпусов и дивизии ген. Самсонова; общий резерв армии тоже представлял маленькую частную А. в составе 1-го арм., почти всего 4-го и 6-го Сиб. корпусов. Наконец, к началу 1905 г. Маньчжурская А., достигшая боевой численности 310.000 чел. при 1.350 оруд., была разделена на три частных А., силою каждая, в среднем, около 100.000 чел. при 400 оруд. У японцев вооруженные силы в Маньчжурии, достигшие на главном театре в это время 300.000 чел. при 1.000 орудиях, были разделены на 5 частных А. и армейский резерв, силою: 1-я, 2-я и 4-я А. — около 60.000 чел. каждая, 3-я — около 50.000 чел., 5-я и арм. рез. — по 30—35 тыс. чел. — Все частные А. управляются главноком-щим только путем ориентирования командующих армиями относительно общей идеи операции и общего положения дел на театре военных действий. Задачи на каждый день, в большинстве случаев, командующие частными А. должны ставить уже сами. — Органами командующего А. по управлению А. и районом, в котором она оперирует, являются: полевое управление А. и окружное управление пограничного военного округа. Права и обязанности всех их чинов и командующего А. определены у нас в "Положении о полевом управлении войск в военное время" (приказ по воен. вед. 1890 г., № 62). — Составными частями частной А., непосредственно подчиненными командующему ею, являются в большинстве государств корпуса, представияющие собой соединение всех родов войск (у японцев дивизии, организованные на тех же началах, как корпуса). Корпусам, а также и отрядам, составляемым из нескольких дивизий, кои назначаются к действию в особом районе или отделяются во время войны от А. для выполнения особых предприятий, может быть присвоено название отдельного корпуса. Права командира отд. корпуса и его обязанности приравниваются к таковым же командующего частною А.

Примечания редакторов Викитеки

  1. Указанной статьи нет в данном издании.